$ 73.75
 86.94
£ 96.21
¥ 69.60
 80.79
GOLD 2035.12
РТС 1271.43
DJIA 27433.48
NASDAQ 11010.98
мнения

Москва готовится к скачку e-commerce

Иван Кургузов. Фото: РИА Новости Иван Кургузов. Фото: РИА Новости

Из-за введенных по всей стране ограничений большинство непродовольственных ретейлеров временно закрывали точки продажи. Спасением стал онлайн. Тем более что e-commerce вписывается в смену потребительских настроений. Ярче всего это было заметно в Москве, считает Иван Кургузов, председатель бизнес-кластера «Электронная коммерция» РАЭК. О том, какие действия властей могут содействовать дальнейшему расцвету отрасли, он рассказал в интервью «Компании».

Как российский бизнес переживал эпидемию?

— Из-за ограничительных мер были закрыты торговые центры. Не всегда предприниматели могли решить насущные вопросы: снизить платежи за аренду и/или организовать на территории закрытых торговых центров пункты самовывоза товаров, приобретенных в интернете.
В условиях ограничений только FMCG-сегмент продолжил работать офлайн. Непродуктовый ретейл разными способами пытался подогнать ассортимент под товары первой необходимости, что позволило бы продолжить стандартную торговлю. При этом от региона к региону перечень товаров первой необходимости разнился, что в условиях карантина не способствовало выработке единого стандарта торговли.

Многие ли компании наладили продажи онлайн? Как быстро перестроились?

— В целом немногие смогли перестроиться на онлайн-каналы сбыта. И это даже в Москве, где доля e-commerce близка к европейским показателям и самая высокая в России. Примечательно, что электронная торговля начала расти через две-три недели с момента ввода ограничительных мер. Если во второй половине марта онлайн-торговля просела, то уже в первой половине апреля онлайн вышел на показатели начала марта и даже превысил их.

Как на федеральном уровне было организовано взаимодействие с онлайн-бизнесом?

— Перед введением ограничительных мер ассоциации онлайн-торговли в стране выступили единым фронтом, координировали действия. Их совместная работа продолжается, и это — положительный опыт. Очень помог и Минпромторг, который снял барьеры и перегибы на местах. Главы регионов принимали разные инициативы и ограничения. Постепенно их удалось синхронизировать почти по всей стране, а также убрать нелепые запреты вроде проезда фуры транзитом через другую область. 


Во время режима ограничений мэр Собянин создал Оперативный штаб по экономике во главе с вице-мэром Владимиром Ефимовым. За два месяца штаб разработал четыре пакета антикризисных мер поддержки, на реализацию которых мэрия выделила более 85 млрд руб. Московским бизнесменам предложили различные инструменты: снижение стоимости коммерческой аренды не менее чем на 50 %, отмену оплаты аренды городской недвижимости, послабления по уплате налога на имущество и земельному налогу, отсрочки уплаты торгового сбора, другие субсидии, льготные кредиты, гранты.

Отдельную поддержку власти предложили и компаниям, наладившим онлайн-торговлю в период ограничений. В Москве впервые были введены субсидии на продвижение товаров и услуг на торговых интернет-площадках и оплату услуг онлайн-сервисов по доставке еды. Выплаты эти может получить малый и средний бизнес — до 700 тыс. руб. или до 50 % комиссии.


Насколько эффективной оказалась помощь онлайн-платформ, которые пообещали льготные условия для ретейлеров? Помогли ли действия властей по софинансированию расходов на онлайн-продвижение?

— Онлайн-платформа платформе рознь. Игроки рынка вели себя по-разному. Масштабы помощи разнились. Где-то резко упал спрос, поэтому помогли, например, «Сбермаркет» и Wildberries.
E-commerce не нужна многомиллиардная поддержка, нужно просто снять барьеры с сохранением определенных мер профилактики коронавируса, дать налоговые каникулы, компенсировать нехватку фискальных поступлений из ФНБ.

Кто смог воспользоваться теми мерами поддержки, которые предложила власть?

— Рассчитывать на помощь государства могло лишь 15–20 % от ее реальных адресатов. Один из важнейших критериев субсидирования — коды ОКВЭД (общероссийский классификатор видов экономической деятельности). ОКВЭДов у одной компании может быть несколько. И если главный код не совпадал с кодом из перечня наиболее пострадавших отраслей, то воспользоваться налоговыми каникулами и отсрочками платежей было невозможно.
На мой взгляд, определять пострадавших надо не по ОКВЭД, а другими способами — например, по резкому снижению дохода. В итоге помощь преимущественно адресовалась крупному бизнесу. Малому и среднему бизнесу многие банки отказывали в займах для выплаты зарплат сотрудникам.
Еще одна болевая точка бизнеса — маркировка некоторых товаров, которую невозможно реализовать в текущих условиях. Это резко возросшая финансовая нагрузка на компании, которую они в текущей ситуации могут не выдержать.
Правительству следовало бы прогнозировать влияние мер поддержки на бизнес и оценивать их эффективность. Ситуация с ОКВЭД — наглядный тому пример.

Несмотря на все трудности, какие отрасли показывают положительную динамику? Как сейчас обстоит ситуация с онлайн-торговлей в Москве и других мегаполисах?

— До ограничительных мер по России онлайн-продажи в непродуктовом ретейле оценивались примерно в 10 %, в продовольственном — меньше 1 %. После введения карантина FMCG-сегмент прирастал до 5 %. Однако в этом сегменте ожидается «откат», но всё равно цифры будут выше докарантинных.
Из-за карантина бизнес нарастил продажи через агрегаторы (Delivery Club, «Яндекс.Еда», «Сбермаркет») и маркетплейсы (Good.ru, «Беру» и т.д.). Рост продолжается, но, скорее всего, замедлится и вернется ближе к докарантинным показателям. Все дело в открытии ресторанов и магазинов с непродовольственными товарами.
В Москве в середине мая отмечен огромный скачок e-commerce, на 30 % выше докризисных показателей. Главный фактор роста — закрытие офлайн-магазинов. Также среди причин можно выделить изменение потребительских привычек: покупки онлайн становятся обыденными. Эксперты подсчитали, даже в радиусе 1 км в центре Москвы выбор в офлайн-точках намного скромнее, чем в Интернете. Также на руку отрасли играет постоянно растущее качество логистики. Доказано, что снижение интервалов доставки стимулирует развитие онлайн-торговли.

Кроме продуктового ретейла какие сегменты показывают высокие темпы прироста?

— Кроме FMCG другие сегменты почти не выросли. Коронакризис в первую очередь ударил по товарам длительного пользования и эластичного спроса. В какой-то момент люди на карантине вернулись к покупке одежды и крупной бытовой техники, но сейчас эти отрасли снова сдают позиции.
Также в этот период решающим стал фактор цены: увеличивался спрос на недорогие товары в разных сегментах и стремительно сокращалась продажа товаров верхнего и среднего ценовых сегментов.

Сейчас многие офлайн-ретейлеры будут тратить дополнительные средства на санитарную обработку помещений, примерочных, торговых залов. Не спасет ли ситуацию создание одного шоурума в мегаполисе в расчете на 0,5-1 млн человек?

— Мировой опыт показывает: даже в компактных мегаполисах с налаженной логистикой доля e-commerce в структуре розничной торговли не превышает 25 %. Офлайн постепенно будет перетекать в онлайн благодаря развитию омниканальности в FMCG и непродуктовом ретейле. Но не исчезнет — прогноз по офлайн-бизнесу оптимистичный. Он продолжит существовать и через десять лет. Есть естественные ограничители: перед покупкой техники или одежды покупатель хочет пощупать, потрогать товар, примерить. Но некоторые продукты в магазинах у дома люди начнут покупать онлайн благодаря развитию агрегаторов.

Каковы ваши прогнозы по развитию e-commerce в России?

— В России все подготовлено к скачку e-commerce. Ситуация в стране схожа с другими развивающимися странами, которые также стремительно нарастили онлайн-продажи, — Китаем и Бразилией. Интернет-торговля будет прирастать год от года, если вновь не возникнет чрезвычайная ситуация. В Москве, по нашим подсчетам, рост по итогам 2020 года ожидается на 30 % к докризисным показателям.