$ 76.08
 91.02
£ 101.00
¥ 72.88
 83.85
GOLD 1787.67
РТС 1302.43
DJIA 29910.37
NASDAQ 12205.85
мнения

Мусор переполняет полигоны

Фото: РИА Новости Фото: РИА Новости

В прошлом году в России, по официальным данным, было произведено 65 млн тонн твердых отходов, из них 12 млн тонн пришлось на Москву и Подмосковье. По мнению ревизоров Счетной палаты, ситуация с мусором ухудшается — к 2024 году как минимум в трети субъектов РФ заполнятся полигоны. При этом заводы по переработке мусора стоят полупустые, 90 % твердых отходов по старинке направляется на свалки. «Компания» поговорила с руководителем экологического движения «ЭКА» Татьяной Честиной о том, почему Москва задыхается из-за нелегального сжигания мусора, что с этим можно сделать и какие экологические тренды представляют интерес для частного бизнеса.

Глава госкомпании «Мосэкомониторинг», контролирующей все антропогенные выбросы, Полина Захарова заявила, что за последние десять лет воздух в столице стал чище на треть по многим параметрам. Но москвичи этого не заметили. Теперь они задыхаются не только в Капотне, но и в таких ранее экологически благополучных районах, как Юго-Запад и Запад. Причина — нелегальные точки по сжиганию мусора, которые ночами «утилизируют» в том числе и токсичные отходы в непосредственной близости от жилых домов.

— Официальная статистика в экологической сфере — довольно сомнительная вещь. Нелегально, чтобы не платить за утилизацию отходов, жгут ночами частники. Но с этим можно и нужно бороться жителям близлежащих домов, обращаясь в прокуратуру и надзорные органы (территориальные органы Росприроднадзора, Роспотребнадзора). Если в таких историях нет какой-то коррупционной составляющей, то надзорные органы обычно нормально реагируют. Но нелегальное сжигание мусора — верхушка айсберга. Даже по официальным данным, на Москву и Подмосковье приходится почти 20 % всего мусора страны, 12 млн тонн в год. В столице есть несколько официальных мусоросжигательных заводов, но они работают с нарушениями: то у одного завода из трубы фиолетовый дым пойдет (признак горения токсичных отходов), то на другой надзорные органы подадут в суд из-за рассеивания токсичной золы в подмосковных карьерах. После того, как Подмосковье взбунтовалось против строительства новых полигонов, власти стали искать возможность отправлять мусор в соседние регионы. В Калужской области построили полигон, но некоторые регионы оказали сопротивление: Ярославскую область активисты отбили, в Архангельской области, чтобы помешать строительству полигона на станции Шиес, местные жители разбили лагерь и объявили бессрочный протест, который прогремел на всю страну.

Татьяна ЧестинаТатьяна Честина
Как остановить превращение Москвы в мусорную свалку?

— Путь один — сокращать количество отходов и предотвращать их образование. В городе уже есть раздельный сбор мусора, но в контейнерах часто оказывается то, что переработать невозможно, — пластиковые трубочки для коктейлей, упаковки с маркировкой 3 и 7, некоторые виды пластиковых пакетов, ушные палочки, бахилы и т.д. Я считаю, что выход в официальном запрете использования неперерабатываемого одноразового пластика в Москве и в России в целом. Например, в Евросоюзе с 2021 года вводится полный запрет на использование одноразовой пластиковой посуды, пакетов, ватных палочек и другого одноразового пластика. Кроме того, если бизнес организовал доставку, то он же и должен отвечать за сбор и переработку упаковки. А пока заводы по переработке в стране простаивают, им просто не хватает сырья.

Но мусор — это не единственная опасность для экологического благополучия жителей столицы. Остро стоит проблема загрязнения воздуха.

— Да, это причина повышенной заболеваемости и смертности, особенно от респираторных заболеваний и даже от COVID-19, что доказали ученые Гарвардской школы общественного здравоохранения и Онкологического института Даны-Фабер в Бостоне. Результаты исследований опубликованы в журнале Science Advances. В Москве до 90 % выбросов, загрязняющих воздух, приходится на выхлопные газы автомобилей. Несмотря на то, что старанием мэрии центр удалось немного очистить от автомобилей, другие угрозы остались. Ведется застройка особо охраняемых природных территорий (ООПТ), которые играют особую роль в экологическом благополучии москвичей, продолжается уничтожение и зеленого пояса вокруг города. На ООПТ не только нельзя строить жилье, но необходимо избегать создания инфраструктуры, даже обычная асфальтовая дорога через лес может нарушить хрупкий природный баланс.

Столичная программа «Миллион деревьев» проблему системно не решает, так как отдельно стоящее дерево не замена устойчивой экосистеме зеленой территории.

Москвичи давно проиграли битву с чиновниками и застройщиками, на их протесты власти не обращают внимания.

— Приходится признать, что в Москве лобби застройщиков пока сильнее воли горожан. Конечно, есть публичные слушания, но они носят рекомендательный характер. Даже если все участники проголосуют против, а инвестор уже вложил деньги, то людей просто поставят перед фактом. Причем это происходит не только в столице, но и в регионах, что приводит к социальной напряженности и конфликтам. Например, в Воронежской области объявили о строительстве горно-обогатительного комбината — компания УГМК получила лицензию на разведку и добычу там никеля. Это очень токсичный процесс производства.

А там уникальные черноземы и заповедник всего в 15 км. Или скандал вокруг Челябинского бора, памятника природы регионального значения, из которого решением местных депутатов исключили 5 га под застройку. Жителям удалось отстоять бор в суде.

Какая практика по предотвращению подобных злоупотреблений существует в мире?

— В прогрессивных странах действует такой механизм, как стратегическая экологическая оценка. До того, как происходят инвестиции в проект, проводится оценка вероятных экологических и социально-экономических последствий реализации сценариев долгосрочного развития территории. Поэтому, если будет принято решение, что в этом месте строить нельзя, не будет конфликта интересов: инвестор еще не успел вложиться. К сожалению, в России пока не работает «зеленая» экономика.

Что такое «зеленая» экономика?

— «Зеленая» экономика — это экономическая модель, при которой благосостояние людей повышается без рисков уничтожения биосферы. В «зеленой» экономике важно понятие «экстерналий» — выгод и издержек, не учитываемых в рыночном механизме ценообразования. Например, когда вырубается городской лес — это влияние на здоровье и хорошее самочувствие людей, на благоприятный микроклимат в городе, это падение цен на квартиры и т.д. Если это экономически обсчитывать, может получиться, что прибыль компании застройщика и те деньги, которые девелоперы вносят в бюджет города, — ничто по сравнению с ценностью места. Или если бы в стоимость пластикового пакета закладывался ущерб природной среде, здоровью людей от свалок, гибели животных, то он стоил бы гораздо дороже.

Какие мировые экологические тренды вы бы отметили? Они дошли до России?

— Существует довольно эффективный способ по безопасной утилизации пищевых отходов, которые составляют примерно 30 % мусора. В США и Европе очень распространены кухонные измельчители, когда пищевые отходы попадают в канализацию, а не на свалки. В Москве на очистных сооружениях пищевые отходы из канализации перерабатываются в энергию — там работают установки по переработке осадка сточных вод в биогаз (однако пока это работает в единицах российских городов). Еще один тренд, помогающий снизить количество пластика в городах, — это оборотная тара на разлив для жидкого мыла, гелей, косметики, напитков и пр. Или reuse (повторное использование), когда вещам дается вторая жизнь. Например, IKEA принимает на переработку вторсырье, перерабатывает собственные отходы, компания запустила программу по приему старой мебели для повторного использования или переработки.

Мы с опозданием, но все же подхватываем некоторые тренды. В июле этого года Центробанк опубликовал рекомендации для инвесторов по ответственному инвестированию (включая учет экологических факторов), которое уже практикуется в западных странах. На практике компании могут отказать в финансировании, если при реализации проекта нарушаются права жителей, не учитываются экологические факторы или идут протесты. Так было с финансированием трассы через Химкинский лес, когда в 2011 году Европейский банк реконструкции и развития и Европейский инвестиционный банк отказались участвовать в финансировании строительства трассы Москва — Петербург через Химкинский лес. Правда, потом в проекты вложились российские инвесторы. Но сам факт, что регулятор принял рекомендации по ответственному инвестированию, дает надежду.

Как-то не верится… Но ответственное отношение к экологии входит в моду, людям становится важно не только что они покупают, но и у кого.

— Над снижением экологического ущерба от производства работают всё больше компаний. Например, компания Splat запустила сбор использованных зубных щеток для переработки. К тому же нашему бизнесу не надо изобретать велосипед: есть современные технологии, которые помогают снизить вред от производства. БСК хотела срыть священную гору лишь потому, что для производства соды нужно жечь известняк, чтобы получить углекислый газ. Но существуют технологии, позволяющие улавливать углекислый газ тех же ТЭЦ. Конечно, чтобы использовать эти технологии, компаниям нужно сначала модернизировать оборудование, а это дополнительные вложения и временное снижение прибыли. И пока российское законодательство устроено таким образом, что компаниям дешевле оплачивать штрафы за те же нефтяные разливы или загрязняющие выбросы, нежели заниматься техническим перевооружением.

Правда, сейчас идет реформа по переходу на НДТ (наилучшие доступные технологии) по аналогии с европейским законодательством, которая подразумевает, с одной стороны, значительное увеличение штрафных санкций для загрязняющих предприятий, а с другой стороны, различные преференции, в том числе и налоговые льготы за модернизацию производства.