$ 69.21
 77.02
£ 86.50
¥ 64.33
 71.97
Нефть WTI 12.96
GOLD 1739.69
РТС 1247.61
DJIA 25441.77
NASDAQ 9547.03
мнения

«Надо вкладывать деньги в население, и оно принесет их в бизнес»

Банковская система пока чувствует себя нормально, что удобно для правительства при реализации антикризисных мер. Фото: РИА Новости Банковская система пока чувствует себя нормально, что удобно для правительства при реализации антикризисных мер. Фото: РИА Новости

Свои предложения по подготовке общенационального плана спасения экономики, который 1 июня должно представить российское правительство, сделали известные ученые. Во время онлайн-сессии Московского академического экономического форума они выступили за значительное увеличение объемов финансирования антикризисной программы, за новые налоги и более активные траты Центробанка. Журнал «Компания» представляет палитру мнений.

  • Абел Аганбегян, заведующий кафедрой экономической теории и политики РАНХиГС, академик РАН, д. э. н.:

— Из кризиса 2009 года мы вышли за полтора года — восстановили максимальный уровень 2008 года по потреблению, розничному товарообороту. Тогда была разработана очень серьезная антикризисная программа. На нее было потрачено 10,9 % ВВП, в переводе на сегодняшние деньги — это 12 трлн рублей. Было израсходовано 211 млрд долларов из золотовалютных резервов, в том числе на поддержание курса рубля.

Сейчас ничего близкого в мерах правительства нет. Финансирование намеченных мероприятий немного превышает 2 трлн рублей, но и из них фактически израсходовано менее 1 трлн. По-видимому, будут дополнительные меры, но вряд ли при нынешнем курсе мы потратим больше 4 % ВВП.

Объем же необходимых средств измеряется 10–15 трлн рублей в год. Из них безвозвратных денег, которые упадут на бюджет, — максимум 6 трлн рублей в год. Основная масса будет затрачена в виде низкопроцентных или беспроцентных кредитов, с возмещением банкам кредитной ставки.

Крайне важно сделать Центробанк банком социально-экономического развития. Банковские активы — это основной денежный мешок. В нем 96 трлн рублей, что в 2,5 раза больше всех государственных денег — консолидированного бюджета вместе с внебюджетными государственными фондами. Эти гигантские средства не очень эффективно пока используются.

Для того чтобы перейти к росту, надо перейти к форсированному увеличению двух главных драйверов — инвестиций в основной капитал и вложений в экономику знаний, то есть в человеческий капитал. Они должны ежегодно увеличиваться на 10–15 %. Тогда с 2023 года мы можем перейти на 3-процентный рост, а с 2030 — и на 5-процентный.

  • Александр Некипелов, вице-президент Вольного экономического общества (далее — ВЭО) России, директор Московской школы экономики МГУ им. М. В. Ломоносова, академик РАН:

— Возможностей балансировать бюджет немного: можно использовать государственные резервы в валюте, которые накоплены, — это вполне разумная мера, что совсем не означает, что сама политика накопления резервов была оправданной. Нужна продуманная программа, нацеленная на государственный импорт потребительских благ, в том числе лекарств, и товаров производственного назначения. Теоретически возможно увеличение внешнего долга, но в этом я особого смысла не вижу, так как у страны есть достаточно серьезные валютные резервы.

Остается вопрос об увеличении внутренних заимствований государства. Если они не будут сопровождаться другими мерами, это может оказывать давление вверх на процентную ставку и содействовать вытеснению частных инвестиций.

Чтобы этого не допустить, нужен очень внятный ответ со стороны денежно-кредитной политики, в том числе требуется резко — до 2-3 % — снизить ключевую ставку, снизить до нуля проценты по депозитам коммерческих банков в ЦБ, чтобы средства пошли в экономику. Кроме того, разумным выглядит выкуп Центробанком своих облигаций у коммерческих банков.

Низкая процентная ставка приведет к резкому сокращению средств на счетах предприятий реального сектора экономики. Но рост денежного предложения будет содействовать и увеличению степени загрузки производственных мощностей, даст толчок экономическому росту и некоторому повышению инфляции.

Хотя никому не нравится принимать крупные решения во время кризиса, надо активизировать крупные инфраструктурные проекты на основе государственно-частного сотрудничества (например, Второй Транссиб).

Для минимизации масштабов утечки капитала, в том числе в валюту, а также трансграничных потоков «горячих денег» ввести налог Тобина, причем объявить о праве регулятора изменять его величину без предупреждения в любой момент времени. 

  • Роберт Нигматулин, академик РАН, д. ф-м. н., член Правления ВЭО России:

— Мы считаем, что нужно компенсировать потери консолидированного, а не только федерального бюджета, — это потребует 7 трлн рублей. Компенсации требуют денежные доходы работников из-за «каникул» — это еще 4,5 трлн рублей. В сумме рекомендуемые выплаты составляют 11 % ВВП, или 12 трлн рублей.

По паритету покупательной способности — это 80 тыс. рублей на душу населения. Если такая компенсация будет произведена, то потери ВВП из-за кризиса будут на уровне 7,5 %. Министр финансов планирует выделить 6 трлн рублей, или 40 тыс. рублей на душу населения. В этом случае потери ВВП будут около 13 %.

Чтобы не потерять 2021 год, надо вкладывать деньги в население, и оно принесет их в бизнес. А бизнесмены, в том числе «Роснефть», должны не просить деньги, а брать кредиты.

Еще одно предложение — президент должен призвать богатых хотя бы на четыре месяца добровольно принять прогрессивный налог на доходы по европейской шкале в пользу ФНБ, что позволит добавить в фонд минимум 1 трлн рублей.

В целом нужны кардинальные перемены в нашем экономическом порядке, причем эти перемены должны сопровождаться сменой кадров в экономике. 

  • Андрей Клепач, член Правления ВЭО России, зампред «Внешэкономбанка»:

— Нынешний уровень антикризисных мер меньше, чем в 2008-2009 годах, но свой вклад в поддержание экономики и доходов населения он даст. По нашей оценке, сокращение падения ВВП в этом году уменьшится на 0,6 % и поддержит примерно 1 п. п. реальных доходов населения.

Есть много рисков на выходе из кризиса, потому что многие меры заканчивают свое действие в течение этого года. И это даст откат назад с точки зрения потребления, доходов населения в следующем году.

В рамках бюджетного правила нам придется сократить расходы бюджета по сравнению с тем, что заложено законом на 2021 год. Для реального перехода к новому качеству роста надо модифицировать бюджетное правило.

Реализуемый пакет мер во многом направлен на поддержку доходов населения и малого бизнеса, но для инвестиций его эффект крайне ограничен. Как я понимаю, пока решено не распечатывать ФНБ — за исключением тех средств, которые тратятся по бюджетному правилу на текущие расходы. Если мы хотим план восстановления экономики, надо использовать резерв главного командования, но именно в инвестиционных целях.

Поскольку значительная часть ответственности ложится на регионы, надо менять характер экономических взаимоотношений между федеральным центром и регионами. Сложившаяся модель не позволит уменьшить дифференциацию между субъектами федерации и создать полюса роста не только в столичных агломерациях. 

  • Алексей Ведев, заведующий лабораторией финансовых исследований Института экономической политики им. Е. Т. Гайдара, д. э. н.:

— Падение доходов населения надо компенсировать из общественных фондов, и при этом подсчет надо делать не в терминах, а в номинальных располагаемых доходах. В качестве приоритета использовать ФНБ, денежную эмиссию, внешние займы. К внутренним займам я бы относился аккуратно, потому что в будущем мы можем столкнуться с проблемой обслуживания дорогого внутреннего долга.

Минфин уже не настаивает на профицитном бюджете, а это означает, что министерство готово больше давать экономике, чем забирать, рассматривается вопрос увеличения внутреннего и внешнего долга, введены налоговый льготы — это крайне стимулирующая финансовая политика, которую надо сохранить на ближайшие годы, а не только на время выхода из пандемии.

Денежная политика тоже смягчается. Я считаю, что ставку можно снизить даже до нуля. Очевидно, что в ближайшее время профицит ликвидности сойдет на нет и банки будут рефинансироваться Банком России.

Банковская система пока чувствует себя нормально — доминируют государственные банки, что достаточно удобно для правительства при реализации антикризисных мер. Но, зная лоббистские возможности госбанков, можно ожидать, что они переложат все риски на государство и сохранят достаточно высокий финансовый результат. Эта ситуация комфортна, но опасна с точки зрения будущего банковской системы, которая должна содействовать экономическому росту, а не получать рекордные прибыли.