$ 75.75
 82.23
£ 93.23
¥ 69.64
 77.92
Нефть WTI 33.51
GOLD 1582.40
РТС 1008.85
DJIA 21181.48
NASDAQ 7201.80
мнения

Неподъемные доходы

Правительство Мишустина столкнулось с серьезной проблемой: падением доходов населения. Фото: РИА Новости Правительство Мишустина столкнулось с серьезной проблемой: падением доходов населения. Фото: РИА Новости
Константин Корищенко Константин Корищенко, профессор РАНХиГС, бывший зампред российского ЦБ.
Фото: РИА Новости

Главной задачей нового правительства объявлена борьба с бедностью, в которой, по официальным данным, живет более 18 млн россиян. Мишустин с товарищами столкнулся с серьезным вызовом: падение доходов населения — глобальный тренд, и даже в развитых странах не придумали ничего лучше, чем раздать бюджетные деньги нуждающимся.

Начиная с 2008 года мы наблюдаем процесс капитализации государства и декапитализации населения. До кризиса ситуация была иной. Субъективное ощущение, что с 2000 по 2008 год жизнь была жирной и благодатной, подтверждается статистикой: доходы и зарплаты росли двузначными цифрами в процентах.

После кризиса 2008 года ситуация резко изменилась и продолжает выглядеть, мягко говоря, неоптимистично: рост доходов ограничивается максимум 5 %. Впрочем, даже эта цифра справедлива для времен двухлетней давности, когда рост зарплат достигал такого уровня. В последнее время на контрасте со значительным улучшением всех макроэкономических показателей — резервы увеличиваются, бюджет профицитный, Фонд благосостояния больше, чем до кризиса, инфляция низкая, платежный баланс хороший — доходы не растут. Что же происходит?

Начиная с 2014 года все больше людей живут в зависимости от государства — от социальных пособий, скидок, вычетов, индексаций, а не получают доходы от предпринимательской деятельности и собственности.

Статистически заметно, что существует взаимосвязь доходов населения с двумя процессами — ростом самой экономики и степенью вовлеченности граждан в бизнес и владение активами, будь то ценные бумаги, недвижимость или средства производства.

Напрашивается банальный вывод: для поднятия доходов населения необходимо обеспечить более высокие темпы роста экономики. Именно на это нацелены и проведенные недавно реформы правительства, и нацпроекты. И, судя по всему, путь уже выбран. К цели пойдем за счет развития государственной экономики, а не частной инициативы и увеличения доли собственности в руках граждан. Население, кстати, уже давно массово переходит на работу в государственные или окологосударственные компании с гарантированным доходом.

Но проблема более сложная: рост доходов в стране закончился в 2008 году не только из-за кризиса, но и по причине достижения некоторой планки.

Можно считать, что Россия, так же как многие другие развитые страны, столкнулась с кризисом модели капитализма, при которой материальное неравенство между бедными и богатыми только углубляется, несмотря на все усилия правительств. В то время, как у беднейших семей все средства идут на покупку еды и товаров первой необходимости, богатые сберегают и инвестируют.

Разрыв между первыми и вторыми начиная с конца Второй мировой войны все больше увеличивается.

По этой причине новая волна приватизации поможет решить проблему только косвенно. Вопрос — не столько «что», сколько «кем» будут приватизироваться активы. Их сможет приобрести относительно небольшая группа — 3–5 % граждан, и это только углубит материальное расслоение. Однако если мы переведем определенную долю госактивов в частные руки (а частный бизнес показывает более высокую рентабельность), то это увеличит добавленную стоимость, ВВП и доходы всего населения будут выше в силу того, что результаты роста будут распространяться по всей экономике. Но остроту проблемы это не снимет.

Считается также, что на рост доходов может повлиять рост производительности труда, что связывают с цифровизацией. Внедрение роботов, умных устройств и ПО идет по нарастающей. Это приводит к постепенному вымыванию простейших профессий и безработице, так как техника заменяет людей с низким уровнем дохода. В ряде стран, например в Испании, безработица уже измеряется десятками процентов — это миллионы людей, живущие на небольшое госпособие. В США более четверти афро-американского населения в двух-трех поколениях живет только на пособие (welfare). Они никогда не работали и не получали заработную плату.

И в России сейчас нередки случаи, когда людей, способных работать, удовлетворил бы базовый доход. Во время одного телеэфира жительница Ростовской области рассказала, что зарплата на их заводе невысокая, поэтому люди решили пойти к руководителю с требованием, чтобы он обеспечил им достойную оплату.

При этом работники отказываются искать более высокооплачиваемое место, не готовы переезжать и осваивать новую профессию. Этот отказ от мобильности в итоге может привести к тому, что человек оказывается выключен из конкурентной экономики.

В силу технологического развития и изменения бизнес-моделей мы приходим к системе, когда значительная часть населения может начать жить на безусловный базовый доход. Все это усиливает общественное напряжение.

Значит ли это, что надо возвращаться к социалистической модели? Вопрос открытый. Но я очень хорошо помню бессмысленный проект поворота рек на север, перепроизводство никому не нужных товаров и дефицит самого необходимого, пустые полки в магазинах, себя, стоящего в длинной очереди за колбасой,— и возвращаться в это я точно бы не хотел.