$ 76.08
 91.02
£ 101.00
¥ 72.88
 83.85
GOLD 1787.67
РТС 1302.43
DJIA 29910.37
NASDAQ 12205.85
бизнес

Новый год вне закона

Фото: РИА Новости Фото: РИА Новости

В связи с распространением коронавируса в Москве приостановлены до 15 января культурные, выставочные, просветительские, досуговые и развлекательные мероприятия. Уже сейчас очевидно, что многих игроков индустрии развлечений и HoReCa этот Новый год разорит: праздничный сезон всегда приносил предпринимателям от 20 до 50 % годового дохода. И если у государственных музеев или театров есть хоть какая надежда на господдержку и компенсацию, то владельцам частных бизнесов придется совсем туго. «Компания» поговорила с рестораторами, владельцами арт-галерей и организаторами мероприятий о том, как они планируют пережить очередной локдаун и что пожелают себе под бой курантов.

Искусство не для народа

До 15 января в музеях будут открыты только постоянные экспозиции (UPD: уже после публикации этой статьи власти решили закрыть все музеи в столице до середины января). Временные выставки, на которых делается основная касса, — под запретом. Услышав о новом локдауне, любители искусства устроили столпотворение, пытаясь в последние свободные дни попасть на «ВХУТЕМАС» в Музей Москвы или в Московский музей современного искусства на Гоголевском, чтобы увидеть работы Елены Елагиной и Игоря Макаревича.

Продюсер Александр Начкебия, организатор выставок-блокбастеров, который потратил на свой новый проект «Я, Энди Уорхол», экспонирующейся в здании Новой Третьяковки, больше 2 млн долларов, уверен, что данные меры не решают ни одной проблемы — они создают новые: 

«Я бы понял, если бы нас закрыли на месяц по-жесткому, чтобы разорвать цепочку передачи вируса, но сейчас проблема из текущей превращается в вечную. И меня удивляет, что у нас вирус свой, особенный, русский: спит днем до 23:00, а ночью набрасывается на людей в ресторанах. В музеях он ведет себя по-особенному: постоянные экспозиции не трогает, но, как только видит временные выставки, даже в том же помещении, начинает сразу выкашивать посетителей»,

— Александр Начкебия

Наталья Литвинская, основатель Центра фотографии им. братьев Люмьер, обращает внимание на то, что музеи и выставочные залы намного безопаснее, чем общественный транспорт или аэропорты. На онлайн и технологии надежды Литвинская не питает, так как не существует таких решений, которые позволяют продумать и показать полностью выставочное пространство: ни 3D, ни VR не дают возможности посмотреть выставку хотя бы так, как концерт. 

«Это сильный удар еще и потому, что новые проекты музеев и галерей открылись как раз в сентябре — и вот, когда мы только начали работать, нас опять закрывают, — говорит Наталья Литвинская. — Мы рассчитываем, что хотя бы наш магазин останется работать, но кто в него придет, если выставочные пространства закрыты?»

По мнению Литвинской, Центр фотографии им. братьев Люмьер, другие галереи и выставочные залы понесут убытки, но в каком объеме, пока непонятно: «Праздничные пред- и постновогодние дни приносят частным галереям не меньше 30 % годового оборота. Кроме того, большинство частных музеев и галерей сидят в арендованных площадях. А аренду никто не отменял. А что делать с людьми? У нас в штате 20 человек, они обслуживают выставки, продают билеты, ведут экскурсии, делают аудиогиды. Что нам предлагает государство: отправить людей в неоплачиваемый отпуск до 15 января?».

Елки-net и Дед Мороз — нелегал

Многие компании в культурной и развлекательной сфере уже сильно сократили штат и зарплаты. Музыканты, актеры, звуковики, осветители, постановщики, костюмеры вынуждены искать альтернативные источники дохода. Если нет работы зимой — значит, и летние мероприятия под угрозой: на подготовку нужны деньги и время. По мнению экспертов, рассчитывать на то, что летом 2021-го состоятся какие-то крупные события с привлечением зарубежных звезд, не приходится.

Сооснователь агентства «Бедуш & Маренникова»Елена Бедуш занимается продвижением и организацией выставок, фестивалей, концертов, гастролей, театральных премьер. 

«Весной, когда все сели в самоизоляцию, позитивным моментом стало то, что в нашу сферу пришли новые технологии: онлайн-концерты и выставки, стримы, марафоны. Было интересно за этим наблюдать, выяснилось, что возможности этого рынка шире, чем казалось раньше. Но тогда была надежда, что все это конечно, теперь, после указа мэра, индустрия entertainment приуныла. Бизнес нашего агентства имеет ярко выраженную сезонную цикличность: основной доход приходится на летние и новогодние мероприятия. От отмены новогодних мероприятий и елок лично мы потеряем не меньше 40 % годового дохода». 

Но под угрозой и летний сезон, напоминает Бедуш, — а это еще столько же.

«Конечно, будут тайные празднования Нового года, мелкие корпоративы под заказ, но тайно собрать "Олимпийский" под концерт невозможно. Богатые компании могут устроить корпоративы на выезде, например в Турции, а те, кто победнее, организуют пьянку в офисе»,

— говорит Елена Бедуш

Детские елки, этот непременный атрибут новогодних праздников, в этом году будет проходить максимум в дворовом формате. В районных группах — предложения объединиться и на комплекс домов пригласить Деда Мороза на дворовую новогоднюю вечеринку.

Сергей Шкляев, коммерческий директор и сооснователь фестиваля науки WOW! HOW?: «Мы делаем мероприятия на стыке образования и развлечения, стараемся, чтобы помимо чувства праздника у детей осталось восхищение и понимание, что наука — это интересно. Мегапопулярный проект WOW! HOW? — «Научная елка», в прошлом году его посетило почти 60 тыс. человек, а оборот составил около 90 млн руб. В этом году мероприятие проводиться не будет. Если не считать упущенную прибыль, то прямые издержки составили 5 млн руб., вложенные на текущий момент деньги мы сможем отработать только во время следующих новогодних праздников».

Сергей Шкляев считает, что после нынешнего локдауна общий уровень развлечений упадет до формата капустника, так как компании, которые давали основные деньги, урезали бюджеты и сохранить привычный уровень качества — невозможно. 

«Все организаторы начнут оптимизировать и упрощать проекты, и я не ручаюсь, что на рынке останется только самый качественный продукт»,

— резюмирует Сергей Шкляев

В ресторанах завернут с собой

По официальным данным Мосстата, прошлой зимой, за декабрь и январь, городской общепит заработал чуть меньше 40 млрд руб., на самом деле больше. Приказ мэра об ограничении работы кафе, ресторанов и клубов сильнее всего ударит по заведениям, которые находятся в центре города. Впервые за много лет в декабре, традиционном месяце банкетов, гости забирают депозиты, отменяют брони, а про корпоративы вообще никто даже не заикается.

Никита Татаев, совладелец ресторанов «Ткемали» и караоке «Кадриль» уверен, что потери не удастся компенсировать за счет кейтеринга:

«Указ сильно ударит по бизнесу, так как выручка декабря сравнима с выручкой трех обычных месяцев. Выручка ресторана "Ткемали" на Новой площади при 140 посадочных местах и среднем чеке в новогоднюю ночь 8 тыс. руб. составляла около 1–1,2 млн, "Ткемали" на Пушечной, где мест меньше, — 600–700 тыс., а караоке "Кадриль" с пятью залами и средним чеком 12 тыс. — около 2 млн рублей. Итого мы можем недосчитаться в эту новогоднюю ночь почти 4 млн руб. с трех проектов».

Хенрик Винтер, сооснователь ресторанного холдинга Tigrus, считает, что бизнес постепенно адаптируется к новым реалиям:

«Главный удар возьмут на себя центральные локации с ночной тематикой — например, такие как Bar BQ Cafe на Пятницкой. У этого ресторана на данный момент уже снизилась выручка на 50 % от прошлого года из-за того, что он находится в зоне активной ночной жизнь города. Другие рестораны — Osteria Mario и "Швили" — имеют более семейную концепцию и находятся в довольно спокойных городских локациях, поэтому процент их выручки не так сильно зависит от корпоративов и новогодней ночи. Думаю, сейчас сформируется новый тренд: все предстоящие мероприятия будут адаптироваться под новые реалии, корпоративы буду начинаться раньше для того, чтобы была возможность закончить согласно указу».

Игорь Шурупов, владелец ресторана Accenti, успокаивает себя и коллег тем, что на фоне европейских мер столичные ограничения — просто детский лепет:

«Конечно, ресторанам гораздо проще перенести ограничения по времени, нежели ночным заведениям, которые понесут огромные убытки. Даже мы потеряем 50–60 % выручки, но, с другой стороны, если таким образом получится избежать распространения эпидемии и избежать закрытия, в следующем году наверстаем. Мы активно прорабатываем тему новогодних гастрономических подарков как некую альтернативу корпоративам и надеемся на активный спрос среди наших гостей».

Впрочем, пока работающие заведения пытаются адаптироваться к новой реальности, на рынок продолжают выходить новые игроки. Мария Тюменёва, партнер коммуникационного агентства «Аппетитный Маркетинг», отмечает, что открываются только те, кто начал подготовку проекта до пандемии:

«Таких оказалось много. И много появляется совершенно новых проектов, от начинающих рестораторов. Например, в гастрохолле Tishinka порядка 50 % арендаторов — это стартапы. Меня часто спрашивают: "Что открывать?" Думаю, ответ на этот вопрос не знает толком никто. Лучше ничего не открывать и переждать, если есть такая возможность. Cложно предугадать, какие форматы будут востребованы, как изменится потребительская модель и какие еще ограничительные меры будут предложены для борьбы с пандемией».