$ 76.64
 90.57
£ 100.26
¥ 73.14
 84.48
GOLD 1896.11
РТС 1146.98
DJIA 28115.25
NASDAQ 11416.75
политика

«Происходящее в Киргизии — результат внутренней клановой политики»

Фото: ТАСС Фото: ТАСС

В воскресенье, 4 октября, в Киргизии прошли выборы в парламент. Из 16 партий, которые были зарегистрированы, прошли всего четыре, две провластные партии получили почти 50 % голосов. Оппозиционные партии, не преодолевшие электоральный порог в 7 %, не признали результаты выборов и призвали людей выходить на улицы и площади Бишкека, столицы Киргизии. Прошлой ночью протестующие захватили здание парламента и освободили из СИЗО бывшего президента Киргизии Алмазбека Атамбаева и его сторонников. Действующий президент Киргизии Сооронбай Жээнбеков назвал акции протеста попыткой захвата власти в стране, но затем ЦИК республики объявил недействительными результаты парламентских выборов. «Компания» взяла комментарии у политологов, которые следят за развитием ситуации в Киргизии.

После начала массовых выступлений в Бишкеке депутат Государственной думы от «Единой России» Михаил Шеремет заявил РИА «Новости», что протесты являются попыткой внешних сил провести в Киргизии «цветную революцию». Парламентские выборы в Киргизии были прозрачными, заявил депутат, выступавший в качестве международного наблюдателя на выборах. По его словам, основания для массовых протестов в стране отсутствуют. 

Политолог Дмитрий Орешкин согласен с тем, что нарушений на выборах в киргизский парламент было относительно немного. «Выборы на самом деле прошли довольно прилично, — рассказал он "Компании". — ОБСЕ в целом признала их легитимными. Были нарушения в виде скупки голосов и перевозки зависимых от властей избирателей с одного участка на другой, но масштабной фальсификации результатов голосования не было отмечено».

Аркадий Дубнин, специалист по странам СНГ, придерживается противоположной точки зрения. Он уверен, что фальсификации сильно повлияли на итоги голосования. «В Киргизии произошло глубочайшее государственное недоразумение. Действующая власть несет ответственность за то, что допустила несправедливость при подготовке к выборам, допустив к ним партию "Мекеним Кыргызстан" ("Моя родина — Кыргызстан"), возглавляемую известным коррупционером Микраимовым (имеется в виду бывший замглавы таможни Раимбек Матраимов, по прозвищу Райым-миллион. — Прим. "Ко"), позволила ему скупить огромное количество голосов и сделала в итоге бенефициаром выборов. Власть не оценила естественного недовольства людей тем, что провластная партия "Биримдик" ("Единство"), возглавляемая младшим братом президента (Асылбек Жээнбеков занимал с 2011 по 2016 год пост спикера парламента Киргизии и входит в список кандидатов от партии. — "Ко"), также могла пользоваться административным ресурсом. Эти партии набрали наибольшее количество голосов».

Никто из опрошенных «Ко» политологов не считает, что события в Киргизии готовились извне.

«Никакого иностранного влияния в Киргизии нет. Все протесты и революции в этой стране происходят по совершенно понятным внутренним причинам. В стране было всего два случая легитимной передачи власти без государственного переворота».

— Дмитрий Орешкин

Он напомнил, что первого президента страны Аскара Акаева сместили в 2005 году в результате таких же протестов. Его место занял Курманбек Бакиев, который был смещен в результате госпереворота 2010 года. Третий, временный президент Киргизии Роза Отунбаева занимала свой пост один год и в 2011 году передала его избранному президенту Алмазбеку Атамбаеву. И он также легитимно ушел, оставив в качестве преемника действующего президента Сооронбая Жээнбекова, который был избран в 2017 году. 

«Поначалу он был менее властным, чем Атамбаев, если проводить аналогии — то был больше похож на Дмитрия Медведева в качестве президента России. Атамбаев и Жээнбеков были друзьями, предыдущий президент стал премьер-министром при действующем президенте. Но буквально через год Жээнбеков вполне предсказуемо начал обвинять Атамбаева в экономическом кризисе, который накрыл Киргизию. Для его ареста была проведена практически войсковая операция со штурмом поместья Атамбаева и перестрелкой», — рассказал Дмитрий Орешкин.

Итоги выборов были только поводом для акций протеста, считают эксперты.

«Происходящее в Киргизии — результат внутренней клановой политики. "Южный клан" (его представляет Жээнбеков. — Прим. "Ко") захватил слишком много власти, и произошедшее — это восстание против него "северного клана" (в него входит Атамбаев. —  Прим. "Ко"). Вся киргизская политика сводится к борьбе кланов. Если их раскрасить в разные цвета, можно говорить об очередной "цветной революции". То один цвет побеждает, то другой».

— Георгий Бовт

Такой же точки зрения придерживается и Аркадий Дубнин; по его мнению, одним из факторов оказалось слабое пониманием властей страны сложившегося кланового баланса сил между югом и севером Киргизии.

Дмитрий Орешкин назвал происходящее очередным «ханским переворотом». «В Средней Азии сложилась многовековая практика — кого поддерживают нукеры, тот и хан. А они поддерживают того, кто больше платит. Действующий президент, по-видимому, потерял поддержку силовиков, только этим можно объяснить столь быстрый захват протестующими здания парламента, тюрьмы Государственного комитета национальной безопасности Киргизии и освобождение Алмазбека Атамбаева. Ничего европейского в этом перевороте нет, это не "цветная революция" в привычном понимании этого выражения Происходящее в Киргизии скорее напоминает события в Северной Африке и принципиально отличается от того, что происходит в Белоруссии. Там нет раскола элит, а в Киргизии он постоянно присутствует. Выборы в такой политической культуре — это лишь формальное подтверждение легитимности власти той или иной группировки», — уверен политолог.

По его мнению, призыв Жээнбекова к ЦИК страны аннулировать итоги парламентских выборов, что было незамедлительно сделано, говорит о фундаментальной слабости действующего президента Киргизии, и, скорее всего, его политическая карьера клонится к закату. «Позиция России будет следующей: Кремль подождет, кто возьмет верх, и будет договариваться с ним. Ему необходимо сохранить свое геополитическое влияние в регионе вне зависимости от того, кто будет президентом страны», — считает Дмитрий Орешкин.

Россия может только наблюдать за происходящим, считает политолог Георгий Бовт:

«Все подобные ситуации для Кремля происходят, как правило, неожиданно. Интересно, поступали ли из российского посольства в Киргизии доклады в наш МИД о возможности беспорядков в Бишкеке, о росте напряженности в стране? Никаких заявлений накануне выборов от внешнеполитического ведомства не было, настороженность Москва не высказывала, призывов о том, чтобы выборы были честными, прозрачными и демократичными, тоже не звучало. Хотя это вообще не фразеология российской власти».

— Георгий Бовт

Как любая малоразвитая страна с набором природных ресурсов, Киргизия представляет интерес для ограниченного числа зарубежных компаний, которые хотели бы туда прийти. В экономическом плане ее ценность не очень велика, предположил Георгий Бовт. Дмитрий Орешкин считает, что в условиях экономической депрессии, отсутствия профессиональных кадров происходит вытеснение квалифицированного русскоязычного населения. «В Чуйской долине 20 лет назад проживали 40 % русскоязычного населения, сейчас 20 %. Поэтому ухудшилось качество управления, ведения бизнеса и образования. Основным источником доходов правящих элит сейчас является наркотрафик — Киргизия стала хабом по транспортировке наркотиков, в том числе из Афганистана, на территорию постепенно разрушающегося СНГ. Наркобизнес в Киргизии связан с российскими структурами, в том числе государственными. Они найдут способ договориться», — уверен он.