GOLD 1582.40
РТС 1008.85
DJIA 21181.48
NASDAQ 7201.80
расследования

«Проклятие капуцинов» настигло Георгия Беджамова

Иллюстрация: «Ko», фото: РИА Новости, Людовико Моска Иллюстрация: «Ko», фото: РИА Новости, Людовико Моска

Тверской районный суд Москвы до 24 марта наложил арест на одну из красивейших исторических вилл в итальянском Сорренто. Еще в 2019 году Высокий суд Англии установил ее связь с гражданской женой экс-владельца «Внешпромбанка» Георгия Беджамова, наложив арест на имущество Беджамова во всем мире. Это уже третий актив живущего в Лондоне банкира, арестованный российским судом и уже второй — по требованию правоохранителей.

Как стало известно журналу «Компания», в феврале Тверской суд Москвы наложил арест до 24 марта на Villa Nicolini, расположенную по адресам: 4, 6 и 10 на улице Капуччини в Сант-Аньелло, Италия. Компании «Базел Пропертиз Лимитед», которой принадлежит имение на полуострове Сорренто, запрещено им распоряжаться, а также заключать договоры купли-продажи, залога и иных сделок, предметом которых является отчуждение или обременение виллы.

Арест на виллу наложен в рамках уголовного дела по ст. 159 ч. 4 УК РФ о хищении денежных средств из «Внешпромбанка» в особо крупном размере. Банк России лишил ВПБ лицензии в 2016 году. По версии следствия, экс-владелец банка Георгий Беджамов вместе со своей сестрой, главой банка Ларисой Маркус, выдавал невозвратные кредиты аффилированным фиктивным компаниям и без ведома клиентов списывал деньги с их счетов. За растрату 113 млрд рублей Маркус приговорили к девяти годам колонии. Беджамов живет в Лондоне, его гражданская жена Алина Золотова с двумя их общими детьми — в Монако.

Согласно решению суда акции компании «Базел Пропертиз Лимитед», на которую записана Villa Nicolini, принадлежат Алине Золотовой. До 2012 года они принадлежали Беджамову, а потом, до заочного ареста банкира в 2016 году, — подконтрольным ему компаниям. Следствие полагает, что Беджамов переоформил акции на Золотову, чтобы скрыть имущество от ареста.

Как уже сообщал журнал «Компания», розыском активов Георгия Беджамова занимается инвесткомпания А1 (входит в «Альфа-Групп»). По контракту с АСВ она несет все расходы по розыску, а выручку от продажи найденной собственности разделит с кредиторами «Внешпромбанка».

Партнер и управляющий директор А1 Кирилл Бабаев подтвердил, что причастность Беджамова и Золотовой к Villa Nicolini установили АСВ и А1. «Виллу нашли среди банковских документов «Внешпромбанка», проверили и увидели документальное подтверждение, — сообщил он журналу «Компания». — «Базел Пропертиз Лимитед» зарегистрирована в Англии. В истории акционеров видно, что Георгий Беджамов был акционером, а когда против него возбудили уголовное дело, и он уехал из России, оформил акции на Алину».

Проклятие капуцинов

Сама Villa Nicolini, построенная на утесе с видом на Везувий и Неаполитанский залив, достойна отдельного описания как образец недвижимости, за которой охотились в первой половине нулевых русские миллиардеры в Сорренто. Это памятник архитектуры, одна из визитных карточек полуострова. Дом в стилистике Римской империи построил для скульптора Джованни Никколини в 20-х годах один из самых интересных архитекторов того времени Алессандро Лимонгелли. «Внутри холмистого мыса, на котором стоит здание, находятся древние морские пещеры, пруд с рыбами римской эпохи, к которому ведет лестница, высеченная в скалах и соединенная с морем», — пишет коллекционер старины Людовико Моска. В доме 54 комнаты разных форм с загадочными символами на стенах.

Вилла Николини до реставрации

В середине ХХ века семья Николини продала виллу, и «дом с привидениями» 60 лет приходил в упадок. Георгий Беджамов, судя по сообщениям местных СМИ, купил Villa Nicolini в 2006 году. Портал Sorrento & Dintorini писал, что если первому хозяину дом обошелся в 36 тысяч лир, то русский миллиардер заплатил 5,4 млн евро лишь за то, чтобы вырвать его из рук другой охотницы за виллами — загадочной 23-летней москвички Камиллы Джанашия. Судя по сведениям из открытых источников в Италии, сегодняшняя цена виллы может превышать 15 млн евро.

Шестилетняя реставрация здания руками итальянских, немецких и французских мастеров наверняка обошлась еще дороже. Краткий отчет о работах есть на сайте Sorrento Architectural Engineering Company. В 2013 году The New Times писал, что теперь на вилле целая армия охранников, спа-салон и лифт к морю. Двигать мистическую статую Святого Франциска в саду, из-за которой, по легенде, умерла предыдущая хозяйка дома, Беджамов не решился. Но, как отмечала в 2016 году Positano News, «проклятие капуцинов», когда-то обитавших на этом мысе, все равно настигло банкира — в форме уголовного дела на родине.

Вилла Николини после реставрации

Это уже третий дом банкира, арестованный российскими судьями при помощи А1. Осенью 2020 года Бабаев сообщил журналу «Компания», что они смогли арестовать особняк в Большом Златоустинском переулке в Москве кадастровой стоимостью 464 млн рублей. А1 удалось доказать в суде, что особняк через цепочку структур принадлежит Беджамову. А в феврале 2021 года Тверской районный суд Москвы арестовал дом банкира на 17 Belgrave Square и 17 Belgrave Mews West в Лондоне. «Уверен, что это не последний зарубежный актив Беджамова, мы будем продолжать поиски», — говорит Кирилл Бабаев.

Высокий суд Англии по иску «Внешпромбанка» заморозил активы Беджамова на $1,75 млрд в апреле 2019 года. Однако тот же суд разрешил ему продавать свою недвижимость — при условии, что выплаты поступят не в адрес его компаний.