$ 75.75
 82.23
£ 93.23
¥ 69.64
 77.92
Нефть WTI 33.51
GOLD 1582.40
РТС 1008.85
DJIA 21181.48
NASDAQ 7201.80
мнения

РАМТ несет большие убытки из-за вируса

Софья Апфельбаум. Фото: предоставлено пресслужбой РАМТ Софья Апфельбаум. Фото: предоставлено пресслужбой РАМТ

Приостановка спектаклей почти на три недели в разгар сезона в связи с эпидемией может нанести серьезный экономический урон российским театрам. Директор РАМТа Софья Апфельбаум рассказала «Компании» о планах на период карантина и предстоящий 100-й сезон.

Как РАМТ планирует решить грядущие экономические проблемы?
— Проблемы уже возникли, РАМТ несет большие убытки. Если бы спектакли продолжались до 10 апреля, мы могли бы заработать 34 миллиона, а теперь мы их не получим. Для нас эта ситуация осложняется еще и тем, что у театра не очень большие бюджетные средства, основная часть зарплаты наших сотрудников поступает именно из средств от продажи билетов. Пока руководство театра приняло решение, что в марте зарплаты будут выплачены в полном объеме, каких-то запасов хватит на апрель. Оставшиеся госсредства, в том числе и на новые постановки, будем переориентировать на заработную плату. А дальше посмотрим. В отношении артистов пока не очень волнуемся, так как есть целевой президентский грант, который рассчитан именно на оплату труда творческих работников.
А что делать с остальными сотрудниками театра, чья зарплата напрямую зависит от заработков театра?
— С этим проблема, поэтому мы очень просим наших зрителей билеты не сдавать и переносим все спектакли на осень — и, естественно, всех примем, потому что для нас эти деньги принципиально важны, они помогут театру выжить. Если ситуация не нормализуется, то рассчитываем на помощь правительства, надеемся, что нам компенсируют часть средств, все-таки РАМТ — федеральный театр.
Каков совокупный бюджет вашего театра?
— С учетом президентского гранта и других надбавок нам федеральный бюджет выделяет порядка 250 млн руб. в год. И примерно столько же мы зарабатываем сами
Средняя зарплата по театру порядка 82 тыс., в прошлом году мы вышли на этот уровень, выполнив задачу, которую поставило перед нами Министерство культуры.
Кто еще получает, кроме РАМТа, президентский грант?
— Всего сто федеральных и региональных организаций, Консерватория, ГИТИС, Школа-студия МХАТ, довольно большой список из образовательных учреждений, концертных организаций и все ведущие театры тоже.
В числе первых, кому дали гранты в 2002 году, были Большой театр, Мариинка и Консерватория, потом список постепенно расширился. Эти средства целевые, они предназначаются для зарплат творческого персонала, и в сложившейся ситуации артистам обеспечен минимальный уровень.
Какие театры пострадают от карантина больше всего?
— Те, у которых небольшое бюджетное финансирование и которые больше других зависят от продажи билетов. Где госфинансирование значительное, его можно перенаправить, урезать бюджеты на новые постановки, оптимизировать затраты, не закупать новое оборудование, тем самым обеспечить определенный уровень оплаты своим сотрудникам.
Это совершенно новая ситуация и пока оптимального решения нет. Положение усугубляется еще и тем, что театральный сезон фактически заканчивается в апреле, так как в мае билеты хуже продаются, даже чем в июне: все уезжают сажать картошку.
И те недели, которые попали под карантин, — самые прибыльные, особенно для нашего театра, так как — каникулы. По сути, этот период — последний шанс перед летом, когда театры могут заработать.
РАМТ Фото: РИА Новости
Чем заняты артисты московских театров во время карантина?
— Кто-то распустил труппу, а где-то актеры продолжают ходить в театр. РАМТ репетирует. Буквально вчера был прогон нового спектакля «Лысая певица» в постановке Екатерины Половцевой. В помещении было, естественно, меньше 50 человек. Совершенно потрясающий спектакль, очень жаль, что отложена премьера.
Прямо сейчас Юрий Бутусов репетирует спектакль «Сын». Из-за отмены зрительских спектаклей у него появилась возможность начать репетиции на месяц раньше: есть свободная сцена. Мы долго выбирали пьесу, обсуждали «Бурю» Шекспира, но потом режиссер остановился на пьесе драматурга Флориана Зеллера «Сын» — части трилогии «Мама», «Папа» (сейчас идет в «Современнике») и «Сын». Кстати, это будет первая постановка пьесы в России и первое сотрудничество РАМТа с Бутусовым.
Сейчас обсуждаем возобновление репетиций спектакля «Горе от ума», который ставит Алексей Бородин. Для артистов важно репетировать.
Что-то кроме репетиций происходит сейчас в театре?
— Сейчас как раз думаем, что делать. Параллельно выкладываем в интернет записи своих спектаклей и наши лекции из программы «Театр плюс». К сожалению, прав на видеопоказ многих пьес авторов ХХ века, чьи спектакли идут у нас, у театра нет. Мы бы с удовольствием выложили наш замечательный спектакль «Кролик Эдвард», но юристы автора Кейт Дикамилло запретили выкладывать даже 15-минутный ролик. То же самое касается спектакля «Нюрнберг». Но мы перестроимся и что-то придумаем.
Вы полтора года находились под домашним арестом по делу «Седьмой студии». Что можете посоветовать тем, кто боится остаться в изоляции в квартире?
Когда ты оказываешься дома, то возможностей масса: образовательные курсы, книги, до которых не доходят руки, отличные сериалы. Из дома можно работать. Быть со своей семьей, даже не имея возможности выйти, — это не страшно. Правда. Главное, чтобы все, кого любишь, были здоровы.
У вас следующий сезон — 100-й, юбилейный. На его проведение государство успело выделить дополнительные средства?
— 17 марта мы должны были идти в Министерство культуры на комиссию, посвященную нашему столетию, обсуждать все детали. В связи с обстоятельствами все переносится на неопределенное время. Но, как бы ни сложилась ситуация, мы сделаем сотый сезон особенным. Мы запланировали много мероприятий в связи с юбилеем, наш фонд поддержки РАМТа получил другой грант президента на создание выставки по истории театра, будут лекции, встречи, отдельное внимание уделим истории театра и нашего уникального здания.
В 2021 году будет не только 100 лет с момента основания театра, но и 200 лет зданию, которое театр занимает с 1936 года. А это одно из самых знаменитых театральных зданий Москвы. Его построили в 1821 году по проекту Элькинского и Бове для генерал-майора Полторацкого, потом здесь располагался артистический кружок Островского, а в конце XIX века здесь обосновался театр знаменитого режиссера Лентовского. В 1924 году его отдали второму МХАТу, которым руководил Михаил Чехов. А в 1936 году здание перешло Детскому театру, основанному Наталией Сац. В России за первенство детских театров борется Саратовский и Брянцевский ТЮЗ, но в Москве именно РАМТ — старейший детский и юношеский театр.
Сейчас в соцсетях люди, связанные с театром, постят какие-то документы Министерства культуры, по которым рекомендуется отпускать артистов по домам либо без сохранения содержания, либо платить 2/3 оклада.
— Мне кажется, что конкретного приказа нет, к нам ничего подобного не приходило. Может быть, это информация из трудового кодекса. Там есть такой пункт, что если простой случается не по вине работодателя, то людям платят две трети оклада. Но у всех театров понятие оклад — разное. В РАМТе голый оклад всего пять тысяч рублей, и если мы отправим человека домой на голый оклад, то будет катастрофа. У других театров может быть по-другому.

Софья Апфельбаум — директор Российского академического молодежного театра (РАМТ) с 2015 года. Кандидат искусствоведения.
Окончила продюсерский факультет Российской академии театрального искусства.
С 2006 по 2014 год работала в системе Министерства культуры Российской Федерации.
С октября 2017 года Софья Апфельбаум — фигурант по делу «Седьмой студии».