$ 76.08
 91.02
£ 101.00
¥ 72.88
 83.85
GOLD 1787.67
РТС 1302.43
DJIA 29910.37
NASDAQ 12205.85
коронавирус

Раньше по талонам, сейчас — по QR-кодам

Фото: РИА Новости Фото: РИА Новости

Московские власти с 19 октября ввели QR-коды для посетителей ночных клубов и баров. Новшество пока повлияло на работу 1222 заведений. Если мера окажется эффективной, QR-коды введут для клиентов салонов красоты, ресторанов и непродовольственных магазинов. «Компания» узнала, как представители бизнеса и посетители реагируют на массовый чек-ин.

Это гораздо лучше локдауна

«Мы уже заставили гостей надевать маски и перчатки на входе в ресторан, обрабатываем клиентов антисептиком, облучаем лампами, не даем собираться большими компаниями, расставили на безопасное расстояние столы. Я думаю, что QR-коды не самое большое ограничение для потребителя», — говорит Сергей Миронов, вице-президент Федерации рестораторов и отельеров, омбудсмен ресторанного рынка Москвы. Эксперт считает, что ограничение вряд ли серьезно отразится на потоке гостей.

И вряд ли станет существенным барьером для бизнеса. «Если в результате введения этой инициативы не будут в очередной раз страдать рестораторы — на них опять не возложат ответственность за гостя, который что-то не туда отправил или что-то не так сделал, — то бизнесмены это одобрят», — заключает Сергей Миронов.

Впрочем, бизнес, напуганный опытом полного закрытия, сейчас, кажется, готов одобрить любые ограничения. Граждане же инициативу критикуют: во-первых, не все хотят проходить процедуру регистрации — кому-то просто неудобно, кто-то не желает передавать свои персональные данные. Противников можно понять: пандемия уже нарушила все границы приватности, согласиться на новые методы контроля готовы не все. Люди опасаются, что передаваемыми персональными данными могут воспользоваться не только государственные структуры, но и мошенники. Также не все не уверены в технической безупречности системы и напоминают о проблемах с оформлением пропусков, которые возникали весной, когда горожане получали штрафы, хотя проходили процедуру регистрации.

Осторожничают, однако, не все. Молодежь, истосковавшаяся по общению, воспринимает нововведения без драматизма. Москвичка Юлия Калиниченко любит отдыхать с друзьями в ресторанах и ночных клубах. Ее не смущает необходимость передачи персональных данных, которые она не раз передавала и в первую волну ограничений, оформляя пропуска: «У меня это протеста не вызывает, мне скрывать нечего. У меня не публичная работа, и она не связана с запретом на употребление алкоголя». 

Собеседники «Ко», отмечая некоторые неудобства, сходятся во мнении, что любые ограничения лучше, чем полное закрытие. Об этом говорит и основатель сети баров «Винный базар» Евгения Качалова: «Я считаю, что это правильная, удобная мера. Конечно, она приносит определенный дискомфорт гостям, но тем не менее это гораздо лучше локдауна. Мы рады, что вводятся достаточно щадящие, но эффективные меры». 

Кто проконтролирует надомников?

Представители бьюти-индустрии, опрошенные «Ко», в принципе с рестораторами согласны. Но, учитывая особенности своего рынка, значительная доля которого приходится на «серый» сегмент, обращают внимание на специфические проблемы. Основатель и президент сети салонов красоты «Персона» Игорь Стоянов отмечает, что у нововведения есть много подводных камней.

«Кто отвечает за подачу персональных данных клиента — собственник салона или сам клиент, как это будет контролироваться? Это первый вопрос. Второе — органы госвласти лезут в салоны, а проблемы заражения не там, а в работе на дому. Они обяжут всех, кто работает дома, фиксировать своих клиентов? Мне кажется, государственные органы недостаточно четко понимают объем надомной работы, и надеюсь, что цели убить бизнес у них нет, поэтому, мне кажется, введя контроль посещения салонов через коды, надо точно что-то делать с надомной работой и "серым" рынком», — заявляет Стоянов. Особое внимание, по мнению эксперта, нужно обратить на такие агрегаторы, как Profi.ru и YouDo.

В США — геолокация, в Южной Корее — QR-коды

За границей также ограничили посещение ночных клубов и баров. Однако средства контроля везде разные. 

«Я делал бизнес-разбор с салоном в Бруклине в Нью-Йорке. У них салоны и все предприятия закрывают секторами. Они не лезут в персональные данные людей, но закрывают адреса по геолокации. Смотрят, где больше всего заражений, и закрывают отдельные улицы, авеню и районы. Например, на одной улице на противоположных сторонах часть салонов может быть открыта, а другая часть — закрыта. Могу вам сказать абсолютно точно, что эмигранты приезжают работать к клиентам на дом. То есть это не только российская беда. Это значит, что не все правительства объективно смотрят на проблему», — говорит Игорь Стоянов. 

Юлия Калиниченко рассказала «Ко», что ее подруга живет в Южной Корее, где ввели QR-коды еще в начале лета, и «благодаря введению такой системы в ночных клубах в Корее удалось контролировать ситуацию, отслеживать, где человек был и с кем контактировал».