$ 76.60
 91.00
£ 100.80
¥ 73.40
 84.83
GOLD 1930.86
РТС 1148.66
DJIA 28404.02
NASDAQ 11570.22
рынки

Сами с сетями

Фото: Коммерсант/Легион-медиа Фото: Коммерсант/Легион-медиа

С 1 декабря отечественные компании, работающие с технологией интернета вещей, должны использовать оборудование, сделанное в России. Импортозамещение в области беспроводной связи оказалось не всем по плечу. Ассоциация участников рынка интернета вещей (АИВ) просит у правительства отсрочку на год, мотивируя это тем, что не все производители успели подтвердить свою «отечественность». Компании, которые готовились жить по новым правилам — инвестировали в разработку и документальное оформление базовых станций, — считают это несправедливым: конкуренты получают еще год на реализацию иностранной техники на бурно растущем российском рынке.

Игра в декларации

В декабре 2018 года Госкомиссия приняла решение использовать для работы на частотах, где задействована IoT-техника (864–865 МГц, 866–868 МГц и 868,7–869,2 МГц), телекоммуникационное оборудование российского происхождения (ТОРП). Срок для перехода на отечественные базовые станции был установлен 1 декабря 2020 года.

С этого времени компаниям нельзя устанавливать базовые станции, не получившие статус ТОРП; вводится запрет на участие в торгах компаний с госучастием на приобретение оборудования без статуса отечественности.

В середине сентября этого года Ассоциация участников рынка интернета вещей обратилась в правительство с просьбой перенести вступление в силу новых правил на декабрь 2021 года.

«У производителей было всего два неполных года на разработку, тестирование, организацию выпуска, оформление документов на получение ТОРП и саму процедуру включения в реестр», — говорится в письме АИВ в адрес министра цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Максута Шадаева.

Отчасти авторы перекладывают вину на правительство, которое прописало порядок получения статуса телеком-оборудования российского происхождения только в июле 2019 года, и пандемию, замедлившую деловую жизнь в стране.

Впрочем, ряду игроков рынка всё же удалось эти проблемы решить. В ответ они получили обвинения в попытке монополизировать рынок.

ООО «Современные радио технологии» (СРТ) выполнило требования, предписанные Минпромторгом, и получило подтверждение, что базовая станция СРТ — отечественный продукт, в сентябре 2019 года. В компании подчеркивают, что изначально были нацелены на работу в рамках программы импортозамещения и с 2014 года инвестировали в развитие российских решений до 1 млрд руб. В то время как многие игроки рынка перепродавали созданное за границей, не вкладываясь в отечественные разработки.

Это переводило конкуренцию из технологической сферы в борьбу капиталов. Устоять перед американским финансовым прессом российскому венчуру сложно, именно поэтому отрасли нужна господдержка.

По мнению руководителя центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений Василия Колташова, предложение АИВ отложить до 2021 года переход на отечественные базовые станции связи — ярчайший пример того, что некоторым компаниям курс государства на импортозамещение кажется чем-то вроде игры в декларации.

«Они представляют дело так, будто бы изменения в требованиях закона нужны лишь как геополитические жесты. А следовательно, можно и подвинуть требования государства: выдавать продукцию отверточной сборки за 100 % отечественную и переносить хоть бесконечно назначенные сроки замены иностранного оборудования на российское, — считает Василий Колташов. — Причем ведь эти переносы постоянно лоббируются, а недовольным защитникам идеи развития национальной экономики дают понять, что якобы невозможно укладываться в эти правительственные сроки, выполнять все требования и, вообще-то, спешить с ипортозамещением в любой сфере совершенно излишне».

Как подчеркивает Василий Колташов, тот факт, что, например, компания СРТ смогла получить соответствующий статус, говорит о том, что бизнес мог эффективно использовать отведенные два года, без скидок на коронавирус, бюрократизм внешний и внутренний, наличие старых контрактов и многое иное.

Под видом российского

Кейс с ТОРП — еще один частный случай большой дискуссии об импортозамещении.

Очевидно, что рынок (а его объем в течение десятилетия может достичь 100 млрд руб.) не должен оставаться зависимым от иностранных решений. А если и дальше откладывать переход на отечественное оборудование и стандарты, то его просто поглотят глобальные игроки.

В большинстве своем участники рынка признают справедливость требований по преференциям для российского оборудования — как в предоставлении частотного ресурса, так и в государственных закупках. «Вопрос в том, как организован процесс подтверждения статуса российского происхождения продукции, — подчеркивает исполнительный директор Ассоциации разработчиков и производителей электроники Иван Покровский. — Процедура включения в Единый реестр стала узким горлышком доступа к рынку. Отраслевые ассоциации и консорциумы вместе с Минпромторгом сейчас вырабатывают единые правила ведения Единого реестра. Это должно снять бюрократические барьеры подтверждения происхождения продукции, при этом за счет прозрачности повысить ответственность за поставки импорта под видом российского».

Однако — в отличие от всех остальных видов электронного оборудования — на телеком пока не распространяются общие принципы и правила. По словам Ивана Покровского, действует обособленная процедура — подтверждение российского происхождения телеком-оборудования проводит на добровольных началах экспертный совет, который состоит из участников рынка.

«Естественно, это приводит к конфликту интересов со всеми вытекающими последствиями для компаний, которые не вошли в экспертный совет и не имеют отношений с его членами», — замечает директор Ассоциации разработчиков и производителей электроники.

У Василия Колташова есть ответ всем скептикам, которые спрашивают: зачем вообще нужно это импортозамещение и зачем в частных случаях следует добиваться продвижения российского оборудования и технологий работы, тем более если они лучше «привычных»?

«Для экономического роста и развития страна нуждается в сохранении и приумножении двух параметров: прибыли и рабочих мест. И первое, и второе приводит к увеличению спроса и инвестициям, которые также увеличивают потребление и порождают рабочие места. Но если все это отдавать другим, блокируя собственные технологические решения и тормозя программу замещения импорта, то эффект может быть и обратным. Поэтому правильно поощрять своих разработчиков и производителей, помогать им и ни в коем случае не тормозить их развитие, раз уж они готовы замещать импорт», — полагает экономист.

Ради безопасности

Уровень российских разработчиков уже достаточно высокий, а некоторые из отечественных технологий для интернета вещей по ряду параметров даже превосходят зарубежные аналоги. Как замечает заместитель генерального директора компании WAVIoT Андрей Бакуменко, в стране есть производители базовых станций даже для зарубежных технологий интернета вещей. «Думаю, что им удастся получить статус оборудования российского происхождения в ближайшие месяцы», — говорит Андрей Бакуменко.

Для присвоения статуса ТОРП уровень локализации производства должен составлять не менее 70 %.

В конфликт с бизнес-интересами вступает национальная безопасность. Смысл политики импортозамещения критических технологий сводится к тому, чтобы доступ к телеметрии дальнего радиуса действия не получили третьи лица. Это грозит неприятными последствиями — от передачи данных на «чужие» серверы до управления взрывными устройствами на сетях IoT и перехвата управления устройствами по обеспечению газом, электричеством, водой, теплом.

Поддерживать технологическую прозрачность, в которой нет риска использования информации через специально оставленные уязвимости в коде, если оборудование сделано не в России или поставлено не российскими юрлицами, сложно.

«Работа на сертифицированном оборудовании — обязанность любого оператора. Статус ТОРП, который правительство планирует установить как обязательное требование, нами получен также исключительно из соображений готовности к новым регуляторным требованиям. Любой участник рынка мог бы при желании проделать тот же путь. Торпедировать упомянутое решение правительства в угоду тем, кто не хочет подчиняться регуляторным правилам игры на рынке, мы считаем опасной практикой, ведущей к анархии в отрасли», — заявляют в ООО «СРТ».

В Министерстве цифрового развития, связи и массовых коммуникаций сообщили, что вопрос о возможном переносе сроков будет рассмотрен госкомиссией по радиочастотам до конца 2020 года.