$ 71.11
 80.25
£ 89.19
¥ 66.30
 75.70
GOLD 1773.57
РТС 1235.18
DJIA 25827.36
NASDAQ 10207.63
мнения

Саудовской Аравии придется экономить

Фото: ТАСС Фото: ТАСС
Евгений Миронюк — аналитик «Фридом Финанс»

Саудовская Аравия, одна из самых богатых стран в мире, объявила о повышении налогов, а также о сокращении некоторых льгот для государственных служащих. Цена на нефть относительно 2019-го и начала текущего года значительно упала. В то же время после начала пандемии Саудовская Аравия была вынуждена закрыть свои основные религиозные объекты. Это снизило практически до нуля доход от второго по надежности источника доходов государства — индустрии туризма. Затем последовало закрытие тысяч организаций, ставшее следствием распространения нового вируса.

Повышение налогов застало многих врасплох. Это действительно необычно ввиду того, что саудовцы практически отменили все налоги в 1970-х годах после большого нефтяного бума. Последний раз правительство Саудовской Аравии вводило новые налоги в 2018 году. Появился НДС со ставкой 5 %. При том что, как правило, автократические страны проявляют осторожность в отношении повышения налогов, их фискальная политика менее гибкая.

Одним из обоснований введения правительством НДС стало то, что это дает возможность людям, которые делают таким образом взносы в государственный бюджет, говорить, как их налоги должны быть потрачены, вести диалог с государством о вариантах расходования бюджетных средств. В Саудовской Аравии традиционно за управление отвечала королевская семья, общественность мало влияла на то, как расходуются государственные деньги.

Наследный принц Мухаммед бен Салман настойчиво добивался диверсифицированной экономики Саудовской Аравии, чтобы не зависеть от нефти. В своем плане «Видение 2030 года» он объявил о планах расширения туристического сектора королевства, в том числе в целях диверсификации экономики.

Другим шагом стало инвестирование в различные компании. В марте и апреле около 40 млрд $ США были переведены в Саудовский государственный фонд благосостояния для инвестирования за рубежом, когда цены на акции упали. Государственный инвестиционный фонд, который курирует принц Мухаммед, инвестировал 7,7 млрд $ в европейские и американские акции в первые три месяца 2020 года. Согласно отчетам, он приобрел акции Citigroup, Marriott, Facebook, Bank of America, Walt Disney, Pfizer, Starbucks и др.

Кратное падение цен на нефть заставило правительство Саудовской Аравии задуматься о том, как оно может компенсировать потерю доходов. Согласно данным Jadwa Investment, доход от нефти в 2020 году принесет Саудовской Аравии всего 133 млрд $, что на 34 % меньше, чем в прошлом году, и на 58 % меньше, чем в 2013 году.

Уже после «сделки» стран-экспортеров стало понятно, что предпринятых мер ограничения глобального производства нефти недостаточно, чтобы вернуть цену на комфортные для бюджета Саудовской Аравии уровни. 11 мая было объявлено об увеличении НДС до 15 % с июля. Также отменены выплаты прожиточного минимума госслужащим, введенные ранее, в 2018 году, в качестве компенсации за новый налог — НДС. На самом важном для будущего государства пункте также пришлось экономить, сокращаются расходы на государственные программы, в том числе входящие в план реформ принца Мухаммада, на общую сумму 26,6 млрд $.

Но даже с этими новыми налогами государство хорошо заботится о саудитах. Здравоохранение бесплатное, как и образование, и существует программа правительства по поддержке бедных. Новые налоги являются достаточно эффективными, на самом деле их давно пора было ввести по аналогии с другими развитыми странами.

Надежды жителей страны возлагались на наследного принца Мухаммеда бен Салмана как прогрессивного лидера следующего поколения, при котором проявятся позитивные структурные изменения в экономике Саудовской Аравии. Новости широко освещали его приверженность реформам, рекламируя, к примеру, его решение позволить женщинам водить машину. Но эти реформы оказали меньшее влияние на жизнь в стране, чем рекламировало местное телевидение, и не оправдали ожиданий.

Впечатляющая программа «Видение 2030», предназначенная для диверсификации экономики и развития здравоохранения, образования, инфраструктуры и туризма, а также для уменьшения зависимости от нефти, в настоящее время становится жертвой падения нефтяных котировок, частично из-за неэффективного расходования средств Саудовской Аравией.

Официальные лица страны признают, что от многих из этих амбициозных целей придется отказаться, потому что даже Саудовская Аравия не имеет финансовой защиты от последствий глобальной пандемии. Но заявленные цели наследного принца были подорваны как его безрассудной внутренней кампанией против реальных и предполагаемых врагов, так и его внешней политикой.

Внутренняя кампания началась с ареста инвестора-миллиардера принца аль-Валида бин Талала, а также других членов королевской семьи, министров и руководителей, что стало самой крупной кампанией такого рода в истории Саудовской Аравии. Обозначенная для внешнего мира как борьба с коррупцией, она продолжается и по сей день, недавно был арестован младший брат короля принц Ахмед бин Абдель Азиз, что рассматривается мировым сообществом как последний шаг к консолидации контроля над страной в руках отдельных членов королевской семьи.

Помимо этого, несмотря на широкую критику, Саудовская Аравия начала военную интервенцию в Йемене, что привело к гибели свыше 100 000 человек. Дальнейшая эскалация была предотвращена только потому, что COVID-19 дал саудитам повод по гуманитарным соображениям наконец покинуть Йемен. В этой политической игре была и саудовская блокада против Катара. Блокада обернулась упреком со стороны США, которые считали, что она препятствует борьбе с терроризмом, и привела к тому, что Катар оказался в лучшем политическом положении, чем был раньше. Самым известным безрассудным действием со стороны Эр-Рияда было убийство саудовского диссидента и держателя грин-карты США Джамаля Хашогги в 2018 году в консульстве Саудовской Аравии в Стамбуле. Авантюрная внешняя политика привела к осторожному отношению международных партнеров к инвестициям в страну. Отчасти это сказалось на отсутствии крупных иностранных инвесторов при IPO Saudi Aramco.

Продолжением инвестиционной стратегии саудитов стала покупка акций стоимостью около 1 млрд $ в четырех европейских крупных нефтяных компаниях: Shell, Total, Eni и Equinor, они сделали это, пользуясь преимуществами падения цен на нефть, которое кратно снизило стоимость акций нефтегазовых компаний. При этом на саму страну краткосрочное воздействие низких котировок «черного золота» будет смягчено, страна имеет внушительный резерв в 700 млрд $ в иностранных активах, но авантюрная внешняя политика стоит реальных денег.

Страна нуждается в структурных реформах. Вот почему мы видим, что налог на добавленную стоимость вырос в три раза, а зарплаты государственных служащих сократились. В прошлом году на вооружение было потрачено 62 млрд $, страна занимает пятое место в мире по военным расходам. Это около 8 % ВВП Саудовской Аравии, даже больше, чем в США (3,2 %) и в Китае (1,5–1,9 %). Это также может нести дополнительные риски, учитывая долю владения иностранными активами. Привязка курса валюты Саудовской Аравии, реала, к доллару США фактически восходит к договоренностям 1945 года. Для защиты этой привязки в текущих условиях потребуется до 300 млрд $. По собственным данным саудовцев, иностранные резервы королевства в марте сократились примерно на 27 млрд $. Это эквивалентно снижению на 5 % по сравнению с предыдущим месяцем, а общая сумма резервов в настоящее время составляет всего 450 млрд $, что является самым низким уровнем с 2011 года. Если подтвердится дополнительное сокращение резервов на 5 % в мае и июне, валютные резервы сократятся до менее чем 418 млрд $. И это без учета расходов на поддержание курса национальной валюты, реала. В этом году саудиты уже дважды выходили на долговой рынок и заняли в общей сложности 19 млрд $ у местных и международных инвесторов.

Но все-таки общий долг страны остается относительно низким. Это позволяет королю Салману выделять 2,4 млрд $ на субсидирование выплаты зарплат саудовцам в частном секторе. Суммарный объем дополнительных стимулов для экономики оценивается в 32 млрд $. По оценкам Jadwa Investment, во время пандемии до 75 % всех саудовцев, работающих в частном секторе, будут получать зарплату, включающую государственные субсидии.

Для нас очевидно, что Саудовская Аравия нуждается в высоких ценах на нефть, свыше 80 $ за баррель, чтобы сбалансировать свой бюджет. Это уровень, который навряд ли будет достигнут в обозримой перспективе. ВВП Саудовской Аравии может сократиться более чем на 3 % в этом году, а дефицит бюджета может достигнуть 15 % ВВП. Кроме того, занятость двух третей граждан страны обеспечивает правительство, а на выплату регулярной заработной платы приходится около 40 % государственных расходов.

Цены на нефть выросли, поскольку новое соглашение стран-экспортеров «убрало» с рынка свыше 9,7 млн баррелей в сутки, а сланцевая добыча в США потенциально сократится на 3 млн баррелей в сутки. Но будет ли этого достаточно? Все зависит от перспектив спроса на нефть. Чем дольше цены на «черное золото» остаются низкими, тем больше давление экономических факторов на Саудовскую Аравию. Излишне говорить, что это может иметь далеко идущие последствия. Между тем королевство старается активно развиваться благодаря своему государственному инвестиционному фонду, инвестирующему в акции ведущих транснациональных компаний. Частично удалось диверсифицировать источники доходов, но этого явно недостаточно.