$ 77.02
 89.79
£ 97.95
¥ 73.03
 83.34
GOLD 1859.58
РТС 1195.77
DJIA 26818.40
NASDAQ 10680.34
политика

Шатдауны как метод политической борьбы

Фото: Photoxpress Фото: Photoxpress

Доступ в интернет и к определенным веб-сайтам не являются частью прав человека. Так топ-менеджмент американской компании Sandvine оправдывает применение своего оборудования для фильтрации трафика во время протестов в Белоруссии. Шатдауны поставили европейскую страну в ряд к авторитарным африканским режимам, которые давно используют этот прием. Чем шатдаун опасен для государства и общества рассказал «Компании» технический директор «Роскомсвободы» Станислав Шакиров.

Станислав, насколько выросло количество отключений интернета в последнее время?

— Мониторингом шатдаунов по всему миру занимается организация по защите цифровых свобод Access Now. Она ежегодно публикует отчеты по отключениям интернета. В 2016 году эксперты Access Now насчитали 75 отключений, в 2017 — 106, в 2018 — 196, а в 2019 году — более 213 блокировок, причем 121 из них пришлась на Индию. 2019 год защитники цифровых свобод назвали «годом растущего ущерба в правах человека».

Преимущественно отключения интернета используют азиатские или африканские страны. Вне зависимости от региона мира, к подобным приемам прибегают авторитарные режимы: шатдауны применяют для подавления протестов.

Где случались самые «громкие» отключения в этом году? Существуют ли эффективные меры воздействия на любителей опустить рубильник со стороны международного сообщества?

— Наиболее резонансные отключения пришлись на Индию и Белоруссию. Оказалось, что даже в центре Европы правительство может отключить интернет. Меры внешнего воздействия на такое государство — не понятны, механизмы не проработаны.

Внутри страны, в которой идет «борьба» с интернетом, не работает бизнес, принимающий платежи через интернет, отключаются банковские терминалы в точках продаж, банкоматы. Выходит, что государства наказывают бизнес и своих налогоплательщиков — и, в какой-то мере, сами себя. Так, айтишники в Белоруссии перестают воспринимать Лукашенко как человека, способного обеспечить им комфортные условия работы, а именно — стабильный доступ в интернет.

Чего-то конкретного те, кто отключали интернет, в итоге добились?

— Результативность отключений зависит от контекста, в котором происходит шатдаун. Если рассматривать Индию, то местные власти хотят добиться ухудшения экономических связей двух штатов — Джамму и Кашмира, ранее имевших автономию, — с Пакистаном, который претендует на часть их территорий.

Станислав Шакиров Станислав Шакиров

В случае Беларуси, а также Ингушетии преследовалась цель — ухудшить коммуникации между протестующими. Логика государства — разрушить коммуникации и погасить протест — довольно спорная, эффективность подобных решений вызывает вопросы. Во-первых, отключение интернета злит местное население, потому что нельзя отключать сеть частично. Власти хотят, например, заблокировать Telegram, Twitter и т.д. Но так это не работает. Страдают пользователи других сервисов: кто-то не может перевести деньги родным, кто-то — оплатить проезд в такси и т.д.

Во-вторых, отключи население от всемирной сети — и люди выйдут на улицы, так как дома им покажется скучнее, чем на митинге.

Мы каждый день просыпаясь, собираясь на работу, передвигаясь по городу, используем интернет — посмотреть прогноз погоды, вызвать такси, посмотреть расписание транспорта. Вся «бытовуха» у младшего поколения уже завязана на интернете. Немногие готовы смириться с отсутствием интернета по указке свыше.

Территориальные споры как подоплека шатдаунов

Индия с Пакистаном делят территории

5 августа 2019 года правительство Индии своим решением лишило штаты Джамму и Кашмир (преобладает мусульманское население) особого статуса, поделив его на две союзные территории — Джамму и Кашмир и Ладакх. Предварительно в правительстве Индии решили ввести дополнительные войска на эту территорию, комендантский час, отключить интернет и мобильную связь. Также были арестованы местные политические лидеры. Это, по логике властей, позволило бы предупредить акции протеста, снизить накал.

Регион захватила волна насилия. Местные жители вступили в открытое противостояние с полицией и военными, требуя вернуть территории особый статус.

В январе Верховный суд Индии признал незаконным тотальное отключение интернета. Но все это время интернет работал с большими перебоями и ограничениями. Блокировку начали снимать в августе, но лишь в некоторых районах Кашмира (в Гандербале и Удхампуре) и только на тестовой основе. Сейчас территория бывшего штата фактически поделена между Индией и Пакистаном. Каждая сторона планирует взять полный контроль над регионом.

Жители Ингушетии — за дружбу, но против отчуждений

26 сентября 2018 года глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров и глава Чечни Рамзан Кадыров подписали соглашение о закреплении границы между регионами. По этому документу Ингушетия отчуждала участок Сунженского района в пользу Чечни. Это вызвало недовольство ингушей. Жители республики в октябре провели в Магасе серию протестов. Протесты длились две недели, а потом повторились в конце марта и длились несколько дней. По данным местных СМИ, 2 апреля в регионе отключили мобильный интернет. Подобные шатдауны на фоне протестов случались ранее в марте.

прочитать весь текст
Какие тренды по целенаправленным отключениям интернета правительственными организациями вы можете выделить?

— По данным Access Now, шатдауны по всему миру становятся более длительными и более географически направленными. В России эту направленность подтверждает закон «О суверенном интернете», который предлагает внедрение у провайдеров DPI-оборудования с центром управления в Роскомнадзоре. Подобная схема, если заработает, позволит отключать интернет в конкретном населенном пункте или регионе. Например, в Ингушетии, когда захотели блокировать интернет, то все делалось по звонку. Нужно было звонить трем крупнейшим операторам связи и попросить отключить передачу данных. В регионе — несколько провайдеров фиксированного интернета. Чтобы обзвонить каждого, потребуется некоторое время.

При установке оборудования локально на сети провайдера в регионе и центрального рубильника в Москве, в Роскомнадзоре, отключения будут более таргетированными, локальными. Не придется тратить время на звонки. Такая вот цифровая экономика в действии.

Насколько жизнеспособна задумка Андрея Липова, который курировал разработку законопроекта «О сувенирном интернете», сказать сложно. Сейчас он — глава Роскомнадзора, и на этой должности у него есть все полномочия для реализации этой идеи.

В разное время в разных странах мира государственным деятелям на ум приходят подобные мысли. Даже в западных странах всерьез обсуждаются попытки внедрить что-то подобное. Однако попытки «отбиваются» гражданским обществом, общественными и правозащитными организациями, судами. Не исключаю, что вне стран Запада подобные новые решения могут стать реальностью.

Закон «О суверенном интернете» очень важен на фоне шатдаунов. Он уже может работать?

— Пока ничего не работает: ни реализация единого центра управления, ни попытки установки рабочего DPI, ни учения Минкомсвязи с провайдерами интернета. Если этот закон заработает, то интернет будут отключать в регионах с массовыми волнениями — например, сейчас бы отключили Башкирию и Хабаровский край. Перечень регионов будет меняться в зависимости от ситуации.

Станет ли для российских пользователей доступный спутниковый интернет, который планируют запустить Илон Маск и Amazon, альтернативой?

— Разумеется, если внутри страны по проводам «ничего не ходит», то единственным вариантом выйти в интернет станет спутниковый интернет. Сейчас он по сравнению с фиксированным — крайне дорогой. интернет от Илона Маска и Amazon заработает, но в долгосрочной перспективе. Сначала его нужно протестировать. Первые спутники запускаются для проверки возможностей подключения в США и Канаде. Потом придется создавать наземные станции для приема сигнала с этих спутников или портативные средства приема (предположительно, размером с ноутбук). Скорее всего, в первое время государства будут противостоять использованию такого интернета и не давать лицензии на создание массовых наземных станций. Продажа приемного оборудования неконтролируемого интернета на территории страны будет нелегальной. Но пользователи смогут найти подобное оборудование на сером рынке. Ведь бизнес по продаже серых iPhone, ввезенных, скажем, из Прибалтики или Эмиратов, живет неплохо.