Top.Mail.Ru
$ 58.08
£ 63.20
¥ 40.40
 58.91
 8.14
Нефть WTI 79.89
GOLD 1645.80
РТС 1066.90
DJIA 29539.05
NASDAQ 10900.78
BTC/USD 19149.80
рынки

Ставка на красное

Фото: пресс-служба «Удоканская медь» Фото: пресс-служба «Удоканская медь»

То, каким станет наше будущее, напрямую зависит от меди. Энергетический переход, о котором как-то вдруг резко забыли, невозможен без нее, а недопроизводство меди может остановить крупные проекты «зеленой» экономики. Меди нужно все больше и больше — это все хорошо понимают. Вопрос — где ее взять и сколько она будет стоить. 

Удвоить добычу

Потребление меди со стороны производителей электромобилей, оборудования для ветряных и солнечных электростанций, аккумуляторов, кабелей, транзисторов стремительно растет. По прогнозу S&P Global, к 2035 году показатели удвоятся — спрос достигнет 50 млн тонн в год. По словам вице-председателя аналитической компании, экономиста Дэниела Ергина, сегодня энергетический переход гораздо сильнее зависит от поставок меди, чем от собственно энергоресурсов, поэтому если что и называть «новой нефтью», то это медь. Неслучайно по биржевым котировкам меди оценивают индикатор промышленного роста и в целом здоровье экономики.

Разрыв между предложением и спросом, по прогнозам S&P Global, спровоцирует ценовые шоки и рискует остановить энергопереход. Не исключены заморозки крупных проектов в первую очередь в Европе, а также дефолты застройщиков и автопроизводителей.

Аналитики видят два сценария развития ситуации. Пессимистичный вариант предусматривает сохранение производства в текущих объемах и годовой дефицит предложения на уровне 10 млн тонн в 2035 году. В более оптимистичном сценарии рынок будет остро чувствовать нехватку важнейшего сырья на протяжении всех 2030‑х годов. Но при любом развитии событий к 2050 году этот дефицит станет очень ощутимым.

В ожидании глобального экономического спада и все еще звучащего эха пандемии в Китае цены на сырьевые товары падают. В июле котировки меди показали худшие с ноября 2020 года результаты, что стало финальным минорным аккордом для очень сложного II квартала 2020 года. Это был худший квартал для меди более чем за десятилетие. С нарастанием дефицита меди цены пойдут вверх. Стоимостный ориентир, сформированный на базе консенсус-прогнозов аналитиков ведущих банков, $10–11 тыс. за тонну в среднесрочной перспективе и до $15 тыс. за тонну — в долгосрочной.

За счет расширения действующих мощностей добычи производители меди могут только частично восполнить дефицит, но не нарастить добычу вдвое. Особенно если учесть, что крупнейшие в мире медные рудники, например Эскондида в Чили, достигли пика добычи.

Вся надежда на запуск новых месторождений, но это небыстро и непросто. Разработка масштабного проекта, по оценке Международного энергетического агентства, занимает в среднем 16 лет. И год от года период от старта разработки до открытия удлиняется, так как растут затраты на современное оснащение и сертификацию рудников. Но самое важное — новых месторождений в мире открывается все меньше. Период с 2009 по 2019 год даже вошел в сленг аналитиков как «мрачное десятилетие». За это время открыли всего 16 месторождений. Для сравнения: за предыдущие 20 лет — 208 участков недр, содержащих «красный» металл. 

Ключевыми потребителями меди, по статистике консалтингового агентства Technavio, будут выступать страны Азиатско-Тихоокеанского региона — Китай, Южная Корея и Япония. На их долю придется 79 % роста медного рынка: за счет активного развития электротехники и электроники они обгонят Европу, Ближний Восток, Африку и Южную Америку.

Медь для Китая

В России крупнейшее неразработанное медное месторождение находится на плато Удокан в Забайкалье. По оценкам геологов, запасы там составляют около 27 млн тонн. Это третий показатель в мире в соответствии с международной классификацией JORC. Но в отличие от лидеров этого рейтинга, аризонского месторождения Resolution и Pebble на Аляске, Удокан уже находится в стадии освоения.

Месторождение было открыто в 1949 году, но к его разработке подошли только после 2008 года — большая отдаленность, сложные сейсмические, геологические и климатические условия, отсутствие технологий не позволяли приступить к освоению. Старт производства стал возможным только после того, как в проект пришли большие деньги, а с ними и сильные технологии — инвестором стал холдинг USM Алишера Усманова. Основные производственные мощности — обогатительную фабрику и гидрометаллургический завод — планируют запустить в 2023 году. Их совокупная мощность — 135 тыс. тонн медного эквивалента в год.

Приоритетным рынком для продукции изначально считался Китай, для этого компания самостоятельно построила транспортные подъезды к БАМу, который находится в 30 км от месторождения. Однако с учетом резко возросшего общего транспортного потока по Байкало-амурской магистрали производители меди выступают за ускоренное расширение пропускной способности железной дороги.

По информации РЖД, в 2021 году провозная способность Восточного полигона достигла 144 млн тонн, а к 2024 году Транссиб и БАМ должны увеличить показатель в полтора раза — до 180 млн тонн в год. В июне в РЖД сообщали о завершении разработки проектной документаци, передаче ее на госэкспертизу и старте строительно-монтажных работ на первоочередных объектах.

Не как в Чили

«Удоканская медь» уже сейчас настроена на будущее расширение производства. Строительство второй очереди было согласовано с Минвостокразвития в сентябре 2021 года, сейчас, по словам председателя совета директоров компании Еркожи Акылбека, заканчивается разработка технико-экономического обоснования, которое ведется совместно с ведущими консалтинговыми агентствами. Запуск второй очереди позволит производить до 340 тыс. тонн чистой меди в год, а совокупная мощность комбината в этом случае может достигать 470 тыс. тонн.

На таких же условиях строится и первая очередь. На сегодня в рамках работающего на Дальнем Востоке режима ТОР компания инвестировала в проект более 100 млрд рублей.

Срок окупаемости вложений, по словам Е. Акылбека, более десяти лет. Такие сроки объясняются в том числе высокой стоимостью оборудования, к которому предъявляются строгие требования по производительности и экологической безопасности. Гидрометаллургическое производство предполагает самые низкие для отрасли показатели воздействия на атмосферный воздух.

Это позволит в будущем избежать тех проблем, с которыми сегодня сталкиваются рудники в Перу и Чили — производственные мощности мирового лидера по добыче меди компании Codelco закрывают по причине слишком «грязной» добычи.

Экономист Евгений Коган обращает внимание на то, что недоинвестирование медного производства сегодня скажется на невозможности удовлетворить возросший спрос через пару лет и ситуация будут аналогична той, что существует на рынке нефти и нефтепродуктов сейчас. В том, что спрос на медь будет расти, он не сомневается: все рецессии имеют свойство заканчиваться, и локомотив выхода из нее на сей раз с высокой вероятностью станет «зеленая» энергетика, а медь и цветные металлы станут главным товаром новой экономики.