$ 73.75
 86.96
£ 96.21
¥ 69.60
 80.79
GOLD 2035.12
РТС 1008.85
DJIA 21181.48
NASDAQ 7201.80
мнения

Ставку 15 % НДФЛ заплатит средний класс

Владимир Милов. Фото: ТАСС Владимир Милов. Фото: ТАСС

Существующая в России модель налогообложения физических лиц является практически идеальной, считает экономист и политик Владимир Милов. Введение ставки 15 % значительно ее усложнит, а повышенная ставка со временем будет распространена с работников, которые получают более 5 млн руб. в год, на тех, кто зарабатывает гораздо меньшие суммы, рассказал эксперт в интервью журналу «Компания».

Насколько сложно будет администрировать прогрессивный налог на доход физических лиц (НДФЛ)?

— Конечно, его будет очень сложно администрировать. Ведь в России его платит работодатель как налоговый агент. При плоской шкале одинаковая ставка НДФЛ начисляется на каждый выплаченный работнику рубль. При прогрессивной появляется промежуточное звено в виде бухгалтерии, которая должна будет подсчитывать общую сумму выплаченных работнику средств для определения ставки НДФЛ — 13 % начислять или 15. Она этим, за редким исключением, не занималась почти 20 лет.
Поэтому сейчас я даже не могу оценить масштаб этих сложностей. Нагрузка на бухгалтерии предприятий ощутимо вырастет. Они будут должны ежемесячно следить за тем, кто сколько в сумме заработал в текущем году. Проблема в том, что мы вводим западную прогрессивную систему налогообложения, но оставляем российский вариант, когда человек не отчитывается перед налоговой, а вся нагрузка возлагается на работодателя.

Речь идет о суммах, превышающих годовой доход в 5 млн руб. Декларированные 60 млрд руб. — это всего лишь 0,24 % от всех налоговых доходов, стоят ли эти усилия такого результата?

— Сумма действительно микроскопическая. Вводить этот налог в таком виде, как его предложил Владимир Путин, означает, что это только начало процесса. Я присутствовал на всех дискуссиях в правительстве, которые были посвящены введению прогрессивной шкалы НДФЛ в 2002 году (Владимир Милов занимал должность заместителя министра энергетики России — прим. «Ко»). Основной аргумент против прогрессивной шкалы, который тогда звучал, в том числе из Минфина, — что ради относительно небольших сумм со стороны очень обеспеченных людей нет смысла вводить такой налог: возни много, а денег мало. Но еще в 2002 году экономисты Минфина говорили: чтобы прогрессивный НДФЛ был эффективным, если облагать им широкий круг работников, средний класс. И вот мы видим все признаки того, что почти через 20 лет после этих баталий все так и будет.
За две недели до того, как Путин выступил с заявлением об НДФЛ, прошли «сливы» в прессу, в которых речь шла о том, что обсуждается совсем другой годовой доход, с которого будет взиматься 15 %. Предполагалось облагать им тех, кто получает от 2 млн руб. в год, то есть 167 тыс. руб. в месяц. Скорее всего, те, кто продвигает идею прогрессивной шкалы, считают, что планка должна быть еще ниже — 100 тыс. руб. в месяц или 1,2 млн руб. в год. То есть людей с относительно небольшой зарплатой по международным меркам, хотя многие жители провинции назовут ее сумасшедшими деньгами. Это большая трагедия, что 100 тыс. руб. в месяц в России считается заоблачным доходом.
Скорее всего, в обсуждение вмешался Путин, он перед референдумом по Конституции не захотел портить настроение нескольким миллионам людей, которые получают по 100 тыс. руб. в месяц, и решил преподать все так, будто этот налог только для сверхбогатых, по российским меркам, работников.

Могли бы вы оценить, сколько в России людей, которые получают эти «многомиллионные» доходы?

— Зарплату, превышающую 5 млн руб. в год, получают всего несколько десятков тысяч человек по всей стране. Тех, кто получает 1,2 млн руб. в год, думаю, 4–5 млн человек, людей с доходом 2 млн руб. — сотни тысяч. Аналитики «Альфа-Банка» считают, совершенно справедливо, с моей точки зрения, что введением повышенной ставки для тех, кто получает больше 5 млн руб. в год, власти хотят обкатать администрирование этого налога, а затем объявить о расширении действия прогрессивной шкалы.

Когда пишут о сверхбогатых топ-менеджерах, всегда возникают фамилии Греф, Сечин, Миллер. Как вы думаете, они и другие менеджеры госкомпаний платят НДФЛ и заметят ли они рост налога на 2 %?

— Конечно, платят. Но когда мы говорим о таких людях, нужно понимать, что они ведут совсем другую жизнь, чем простые смертные. Они не смотрят в зарплатную ведомость. А значительная часть их дохода состоит в том, что они бесплатно пользуются корпоративными благами — медициной, транспортом, отдыхом. Вот им-то абсолютно наплевать на те 2 % НДФЛ, о которых мы говорим.

Как организовано администрирование за рубежом? Приведите, пожалуйста, наиболее интересные примеры.

— В развитых странах вся система государственных институтов основана на доверии и верховенстве закона. Там граждане сами сдают свои налоговые декларации, отвечают за их достоверность и несут ответственность за сокрытие доходов. В России наемный работник в большей части случаев освобожден от уплаты налога и заполнения деклараций. У нас всего 4 % делают это самостоятельно, я отношусь к их числу. Соответственно, чтобы вводить серьезную прогрессивную шкалу, надо менять все принципы отношений граждан с налоговой службой и проводить кардинальную реформу, а не устанавливать 15 % НДФЛ вместо 13 % для каких-то небольших категорий.
На Западе тоже есть варианты, когда работодатель, как налоговый агент, платит individual income tax (англ. «индивидуальный подоходный налог»). Но это не универсальная система, как в России, и в любом случае конечная ответственность лежит на самом налогоплательщике. Он в любом случае должен сам сдать налоговую декларацию и все в ней указать.
Но я считаю, что наша нынешняя система взимания НДФЛ с плоской шкалой является лучшей в мире, и Россия была пионером, введя ее в 2001 году. На Западе прогрессивный налог сложился исторически, и он не очень эффективен. Это видно по США, где есть прогрессивный налог, о чем все любят говорить, но социальное неравенство даже выше, чем в России. И сверхбогатые американцы платят меньше налога в виде процента от дохода, чем средний класс. Меня удивляет, когда про НДФЛ с прогрессивной шкалой говорят, что это регулятор, приближающий бедных к богатым. В США трудовые доходы богатых людей — небольшая часть их заработка. Большую их часть они получают от доходов от имущества, капитала, пользования корпоративными благами.
Существующая в России система с плоским НДФЛ и работодателем, который выступает налоговым агентом, — один из немногих примеров в нашей экономической политике, в которых мы опередили весь мир. Я знаю многих иностранных экономистов, которые говорят, что завидуют, что мы смогли это сделать. В Европе идут дискуссии по поводу чрезмерно высокого налогообложения, в том числе налога на труд. Достоинство нынешней российской системы взимания НДФЛ — простота и универсальность. Чем сложнее налоговая система, тем она хуже.

Так, может, нужно просто увеличить НДФЛ до 15 % для всех и не взимать с наименее обеспеченных? Например, тех, чей доход составляет 10 тыс. руб. в месяц и менее.

— Любая дифференциация налога — это плохо. Она сразу усложняет налоговое администрирование. Она либо есть, либо нет. То есть, вводя любые разделения или обнуления, вы теряете все достоинства плоской шкалы налогообложения.
Что касается этих минимальных 10 тыс. руб. в месяц, не должно быть в России таких зарплат. Нужно ввести нормальный МРОТ, который равен реальному прожиточному минимуму, это не менее 25 тыс. руб. И брать НДФЛ со всех по плоской шкале. Но я думаю, что вполне возможен вариант, когда обнулят НДФЛ для совсем малоимущих, а для «богачей» сделают 15 % налога. Властям надо «продать» населению идею необходимости повышения НДФЛ. Это можно сделать путем наращивания социальной розни между бедными и так называемыми богатыми.
Средняя зарплата в США — где-то 5,3 тыс. $ в месяц. Объявленные в России «сверхбогачи», которые получают 5 млн руб. в год, в пересчете зарабатывают примерно 6 тыс. $ в месяц. То есть, если проводить аналогии, у нас вводят налог на реальный средний класс, а не каких-то богачей. Можно вспомнить историю с пилотами российской гражданской авиации, которые улетали работать капитанами воздушных судов (КВС) в Китай, поскольку там им платили втрое больше, чем дома. В ответ «Аэрофлот» поднял зарплату КВС до 650 тыс. руб. в месяц, при том что этот доход все равно оказался меньше, чем в азиатских авиакомпаниях. Но теперь КВС, как получается, не соколы российской авиации, а богачи, которые получают больше 5 млн руб. в год. В России все делается не для того, чтобы люди получали достойную зарплату, а чтобы их посильнее обложить всякими поборами.
Очень важный момент: Россия — одна из худших стран мира по величине налогов на труд, что следует из обзора PricewaterhouseCoopers «Paying Taxes 2020». По нему, более трети валовой прибыли средняя модельная компания отдает в виде налогов на труд — страховых взносов плюс НДФЛ и налога на добавленную стоимость (НДС). Почему-то считается, что, поскольку работник добавил эту стоимость, с его дохода она тоже должна взиматься. Это сдерживает рост зарплат, создание новых рабочих мест. Нужно вообще их снижать, а не повышать, что происходит год за годом. При ставке 15 % НДФЛ общая сумма налогов на труд составит 35 %. Это очень много.