$ 76.41
 91.36
£ 102.08
¥ 73.21
 84.23
GOLD 1785.85
РТС 1281.97
DJIA 29638.64
NASDAQ 12198.74
финансы

Сценарий плохой и еще хуже

Фото: Коммерсант/Легион-медиа Фото: Коммерсант/Легион-медиа

Счетная палата представила собственную оценку развития экономики России до 2023 года на фоне пандемии COVID-19. Это первый прогноз основных показателей социально-экономического развития страны в истории СП. Что он сулит экономике и почему ведомство Алексея Кудрина впервые взялось за подобный анализ, разбирался журнал «Компания».

«Мы подготовили прогноз, чтобы иметь собственный бенчмарк, и тем самым повысить доказательность выводов и системных рекомендаций Счетной палаты как о качестве, так и о достоверности прогноза, разрабатываемого Минэкономразвития России», — цитирует пресс-служба слова аудитора Дмитрия Зайцева.

В надзорном ведомстве РБК рассказали, что не преследовали цели «покритиковать правительство», а способствовали всестороннему обсуждению проблем в экономике страны. В составлении прогноза участвовали эксперты Института экономической политики им. Е.Т. Гайдара.

Аудиторы считают, что потрясения в первом полугодии текущего года превосходят случаи предыдущих кризисов в 2008–2009 и 2014–2015 годов. Основными негативными шоками СП назвала падение цен на нефть, ограничение деловой активности и введение режима нерабочих дней, а также сокращение объемов экспорта из-за спада мировой экономики. Ограничения бизнеса аудиторы сочли «уникальным фактором, примеров которому в современной экономической истории трудно найти».

Потери экономики России в первом квартале 2020 года, по оценкам Счетной палаты, составили 0,49% годового ВВП, во втором квартале — 7,53 % ожидаемого годового ВВП. При этом характер восстановления экономики по мере снятия ограничений говорит о том, что по итогам года масштабы падения экономики будут значительно меньше.

Все самое страшное уже позади

Надзорное ведомство составило два сценария — нейтральный (базовый) и рисковый. Согласно первому варианту, основной удар по экономической активности пришелся на второй квартал текущего года, власти больше не будут вводить строгие ограничения, применяя альтернативные меры — отслеживание контактов и тестирование населения. При таком сценарии в 2022–2023 годах темп роста мировой экономики вернется к средним значениям 2010–2019 годов, то есть около 3,5% в год.

Также, по базовому прогнозу, сделка ОПЕК+ сохранится в полном объеме до конца первого квартала 2022 года. После ее окончания объемы предложения нефти на мировом рынке вернутся на прошлогодний уровень. Среднегодовая цена российской нефти сорта Urals заложена на стоимость 42 доллара за баррель, что почти на уровне базовой цены 2020 года (42,4 доллара за баррель). В 2021 году ожидается рост стоимости Urals до $50 за баррель, а уже в 2022– 2023 годах аудиторы прогнозируют стабилизацию нефтяных цен на уровне около 55 долларов за баррель, несмотря на прекращение ограничений на поставку, принятых ОПЕК+. СП считает маловероятными более высокие цены на нефть (60 долларов за баррель), поскольку на глобальное потребление нефти к середине 2020-х годов будут заметно влиять деуглеродизация мировой экономики и развитие «зеленых» технологий в энергетике и транспорте.

Аудиторы полагают, что российский ВВП в 2020 году сократится на 4,2 % (правительство прогнозирует спад на 3,9 %). В следующем году темп роста ВВП составит всего 2,2 %. Более высокий рост за счет «эффекта базы» в текущем году не произойдет в отличие от показателей большинства других стран. В 2022–2023 годах базовый сценарий СП предполагает повышение темпов роста ВВП до 2,5–2,7 % в год. Экономика РФ вернется на уровень 2019 года только в 2022 году, прогнозируют в надзорном органе.

Для сравнения, правительство ожидает роста ВВП на 3,3 % в 2021 году и выход экономики на докризисный уровень уже в третьем квартале 2021 года. В 2022–2023 годах темпы роста российской экономики составят 3,4 % и 3 % соответственно.

Безработица в текущем году увеличится на 6,3 % экономически активного населения, отмечают в Счетной платае. Ее пик придется на август–сентябрь, не превышая 6,5 %, следует из прогноза. На докризисный уровень показатель около 4,5 % в 2022 году.

Стрессы, ограничения и снова стрессы

Рисковый прогноз Счетной палаты предполагает сохранение ограничений в течение двух лет (2020 – 2021 годы). В частности, в Европе и крупнейших городах России снова введут ограничения на работу бизнеса, но не в таком масштабе, как весной текущего года. Массовая вакцинация при таком сценарии произойдет не ранее конца весны — лета 2021 года. При таком стресс-прогнозе, падение мировой экономики в 2020 году будет глубже, чем в базовом сценарии, а восстановление в 2021-м будет не полным и частично перенесется на 2022 год.

Общая тенденция к постепенному повышению цен сохранится на протяжении 2021–2023 годов, но они достигнут уровня 55 долларов за баррель только в 2023 году, прогнозируют аудиторы. Среднегодовая стоимость барреля нефти Urals в текущем году составит 40 долларов за баррель, в 2021 году вырастет до 45 долларов, к 2022 году — до 50 долларов, а к 2023 году — до 55 долларов за баррель, отметили в СП.

Согласно рисковому сценарию ВВП России сократится на 4,8% против 4,2 % в базовом. Более значительные различия между сценариями проявляются в 2021 году — 1,3% против в 2,2 %. Эффект восстановления экономики проявится только в 2022 году, когда темп роста ВВП увеличится до 2,4%. Уже в 2023 году он снова снизится до 1,5–2 %. По данным аудиторов, к докризисным показателям экономика вернется только к концу 2023 года. Сюда входит уровень реального ВВП и уровень безработицы.

Счетная палата считает, что для ускорения структурных темпов роста экономики необходимо увеличить расходы в образование, здравоохранение и инфраструктуру.

Кудринские амбиции

Расхождение прогноза правительства и базового сценария Счетной палаты «не носит катастрофического характера», а остается на уровне статистической погрешности, сказал «Ко» президент Центра экономики инфраструктуры Владимир Косой. «Да, есть разница в методике подсчета, но это не принципиальная величина», — отмечает он.

При этом опрошенные «Ко» эксперты расходятся во мнениях, говоря о необходимости составления прогноза Счетной палатой. По словам Косого, к главе СП Алексею Кудрину ранее обращались из экономического и финансового блока для понимания эффективности расходования бюджетных средств. «Речь идет не о нарушениях или злоупотреблениях, а о структуре расходов федерального бюджета», — поясняет он. Косой считает, что причины разработки сценарного прогноза связаны именно с этим.

«Вообще Счетная палата по определению должна заниматься прошлым, а не будущим», — считает бывший экономический советник Центробанка Валентин Катасонов. Он отметил, что бывают случаи, когда премьер или президент просят руководителя Счетной палаты подготовить какую-то справку или аналитический обзор, но это, как правило, личные просьбы, а соответствующие документы не афишируются.

По его мнению, Кудрин продолжает заниматься прогнозами «по привычке» (глава СП возглавлял Минфин с 2000 под 2011 годы). Эксперт не исключил, что руководитель надзорного ведомства «имеет какие-то планы» заместить министра финансов Антона Силуанова, «а может быть и премьер-министра Михаила Мишустина». Катасонов отметил, что с приходом Кудрина полномочия Счетной палаты «существенно расширились».

Катасонов допускает, что глава ведомства хочет «превратить» СП в российский аналог советского Госплана (ведомство, осуществлявшее общегосударственное планирование развития народного хозяйства СССР и контроль за выполнением этих планов, действовавшее в период c 1923 по 1991 год — Прим. ред.)