$ 74.08
 89.45
£ 100.26
¥ 71.31
 82.98
GOLD 1833.22
РТС 1464.42
DJIA 30814.26
NASDAQ 12998.50
мнения

Трамп открыл пустыню раздора

Фото: ТАСС Фото: ТАСС
Дмитрий Жантиев — востоковед

Дональд Трамп напоследок раздул очаг конфликта в Африке. Признание уходящей администрацией марокканского суверенитета над Западной Сахарой открывает американским корпорациям доступ к фосфатам, драгоценным камням и прочим природным богатствам этой спорной территории, которая на протяжении уже нескольких десятилетий является местом тупикового противостояния.

Протянувшийся вдоль северо-западного побережья Африки обширный пустынный и крайне малонаселенный регион, известный ныне как Западная Сахара, вплоть до 1975 года принадлежал Испании, которая, однако, не стремилась сохранить за собой это колониальное владение любой ценой на фоне растущих претензий и решимости соседнего Марокко. Для энергичного марокканского короля Хасана II и его окружения присоединение Западной Сахары как «исторической марокканской территории» в результате деколонизации и ухода испанцев не просто было давней мечтой, но и сулило огромные экономические выгоды.

С 1968 года в регионе началась промышленная добыча фосфатов, причем стало известно, что речь идет примерно о четверти мировых запасов этого природного богатства.

Сочетание огромных объемов запасов, высокое содержание полезного вещества в руде и возможность добычи фосфатов открытым способом вблизи побережья Атлантического океана сделало разработку чрезвычайно выгодной. Кроме того, недра пустынного пространства оказались богатыми железом, редкоземельными металлами и драгоценными камнями, а протяженные прибрежные воды чрезвычайно выгодны для вылова рыбы и морепродуктов.

Помимо Марокко, на территорию Западной Сахары претендовала также Мавритания, которая, впрочем, не могла составить, в силу своей военной слабости, серьезной конкуренции королевству. Угасание и смерть испанского диктатора Франко на фоне ввода марокканских войск в северные районы Западной Сахары ускорили процесс ухода испанцев, Марокко торжественно объявило о восстановлении своего национального единства и территориальной целостности (имея в виду присоединение территории), и большая часть Западной Сахары была быстро занята марокканскими войсками. Но уже в 1976 году военный вызов марокканцам бросили местные сахарские патриоты из «Фронта ПОЛИСАРИО», боровшиеся ранее против испанского колониального господства. Соседний Алжир в пику Марокко не только не признал аннексии Западной Сахары, но и стал оказывать сахарским партизанам из местных арабских и берберских племен активную военную помощь, предоставив базы на своей территории. Провозглашенная «Фронтом ПОЛИСАРИО» Сахарская Арабская Демократическая Республика (САДР) получила признание со стороны нескольких десятков государств мира (в основном стран Африки и Латинской Америки). Однако ООН до сих пор расценивает Западную Сахару как спорную территорию, окончательный статус которой должен быть определен на основе взаимоприемлемого решения путем референдума. Важно также и то обстоятельство, что «Фронт ПОЛИСАРИО» признается ООН с 1979 года в качестве законного представителя народа Западной Сахары, против чего, разумеется, категорически возражает Марокко, власти которого уже переселили на присоединенную территорию сотни тысяч своих граждан.

Неоднозначность и неопределенность статуса Западной Сахары на фоне то активизировавшейся, то затухавшей партизанской борьбы сахарских партизан против марокканских войск привела к тому, что большинство государств мира были вынуждены делать самостоятельный выбор: к примеру, заключать ли договоры с правительством Марокко либо с «ПОЛИСАРИО» по таким важным вопросам, как морская экономическая зона.

Примечательно, что ни одно из государств — членов ЕС не признает марокканского суверенитета над Западной Сахарой, но при этом признают распространение марокканской зоны вдоль ее побережья. Лицензии на разведку и разработку месторождений нефти и газа на прибрежном шельфе раздают и Марокко, и власти частично признанной САДР, действующие с территории Алжира.

Ситуация складывается противоречивая: с одной стороны, марокканские войска уверенно контролируют примерно 80 % территории Западной Сахары, отгородив ее системой приграничных укреплений от пустынной зоны вдоль границы с Мавританией, где в нескольких оазисах действует администрация САДР. Но при этом «Фронт ПОЛИСАРИО» с помощью адвокатов и других лоббистов при поддержке властей Алжира делает на международном уровне все возможное для того, чтобы правовым путем препятствовать разведке и эксплуатации природных ресурсов Западной Сахары и их коммерциализации со стороны Марокко.

Наиболее громкий экономический скандал в этой связи разыгрался в начале миллениума, когда две транснациональные нефтяные корпорации, французская Total и американская Kerr-McGee, приобрели у правительства Марокко лицензии на разведку нефти и газа у побережья Западной Сахары. Последовавшие за этим резкие протесты со стороны «ПОЛИСАРИО» поставили в затруднительное положение Совет безопасности ООН, который запросил мнение юрисконсульта Организации. Тот, в свою очередь, не признал геологоразведку полностью незаконной, но четко рекомендовал прекратить ее, поскольку в противном случае компании «будут нарушать принципы международного права, применимые к деятельности, связанной с минеральными ресурсами неавтономных территорий». Опасаясь дальнейших исков, репутационных издержек и падения котировок своих акций, Total и Kerr-McGee в итоге прекратили работы, что стало большой неприятностью для Марокко и маленьким триумфом для властей САДР, резиденция которых находится в пустынном лагере беженцев на территории Алжира.

И вот теперь Вашингтон разворачивает ситуацию практически на 180 градусов: в обмен на согласие Марокко установить полноценные дипломатические отношения с Израилем (чего упорно и последовательно добивалась администрация Трампа) президент США официально признал «марокканский суверенитет над всей территорией Западной Сахары». Большего подарка для Марокко и худшей новости для сахарских патриотов трудно даже придумать. Данный шаг администрации США уже вызвал критику со стороны МИД РФ как выходящий за рамки международного права и угрожающий региональной стабильности.

Признание марокканского суверенитета над спорным регионом вряд ли найдет поддержку и со стороны ЕС. Но для американских корпораций и инвесторов отныне открыта прямая дорога к природным сокровищам Западной Сахары — чего они так давно желали.