Top.Mail.Ru
$ 58.08
£ 63.20
¥ 40.40
 58.91
 8.14
Нефть WTI 79.89
GOLD 1645.80
РТС 1066.90
DJIA 29539.05
NASDAQ 10900.78
BTC/USD 19149.80
мнения

«В этом году мы сфокусированы на Ближнем Востоке и Латинской Америке»

Фото: пресс-служба  GenerationS Фото: пресс-служба GenerationS

Новая геополитическая реальность сильно повлияла на российские стартапы: привычные партнерства оказались недоступны, а источники финансирования потеряны. Как сейчас стартапы могут ускорить импортозамещение, найти для себя новые рынки и помочь крупному бизнесу справиться с кризисом — в интервью с директором платформы по развитию корпоративных инноваций GenerationS Екатериной Петровой

Расскажите, пожалуйста, о Global Partners Program.

— Global Partners Program — это программа, которую мы проводим вместе с Московским экспортным центром уже второй год подряд. Ключевая цель — вывод московских инновационных компаний на зарубежные рынки. Если в прошлом году география зарубежных рынков была значительно шире, в этом году мы сфокусировались на рынках дружественных стран, которые заинтересованы в российских технологиях.

Фокус направлений проектов мы выбираем по двум критериям. Первый — какие сделки и экспортные проекты у нас выводились на зарубежные рынки в прошлом году, к чему есть интерес. И второе — мы анализировали, какие отрасли в России наиболее приоритетны, какие развиваются и где есть хорошие качественные зрелые проекты, готовые к выходу на международные рынки и поиску инвесторов и партнеров.

В этом году направления такие же, как и в прошлом году — «Умный» город»; «Экология и энергетика»; «Пищевая промышленность и сельское хозяйство»; «Промышленные технологии»; «Транспорт, мобильность и логистика». У стартапов из данных отраслей есть зрелые технологии, и им интересно искать потенциальных клиентов, масштабироваться и развиваться не только в России, но и за рубежом, привлекать экспертов, которые помогут вывести технологии на новый уровень. Мы понимаем, что в России корпорации достаточно активны с точки зрения инновационной деятельности, и мы можем в рамках этого направления создавать неплохие модели кооперации и сотрудничества — как на уровне российских и международных корпораций, так и на уровне тех же фондов, которые помогают проектам быстрее расти.

Как будете отбирать проекты для участия?

— В первую очередь мы будем рассматривать зрелые проекты, которые четко понимают фокус своего развития в экспортной программе, готовы выделить время и ресурсы — как и любая акселерационная программа Global Partners Program требует определённого вовлечения со стороны участников.

По опыту прошлого года мы понимаем, что компаниям придется очень много общаться с потенциальными клиентами и экспертами — слушать и воспринимать обратную связь, чтобы адаптировать свой продукт под рынок, с которым предстоит работать дальше. И нам важно, чтобы команда внутри этих проектов обладала всеми необходимыми компетенциями. Наших иностранных партнеров интересуют продукты, с которыми они могут быстро развивать свой бизнес. В конце июля мы завершили прием заявок и отобрали в акселератор 15 московских стартапов, которые получат всестороннюю экспертную поддержку и возможность вывести свой продукт на рынки Азии, Латинской Америки, Ближнего Востока и Африки.

Много компаний заявляется в этом году?

— Кампания по сбору длилась около трех недель. Мы сформулировали очень четкое целевое предложение для проектов, чтобы они понимали, что это не просто программа ради программы.

В середине августа были подведены промежуточные итоги программы. В поток этого года получили 115 заявок от компаний, с 50 провели экспертные интервью, на отборочную комиссию МЭЦ прошло 39 компаний МЭЦ и 15 компаний стали участниками Global Partners Program.

Насколько рынки выбранных вами стран заинтересованы в российских стартапах?

— Интерес есть. Мы заранее провели анализ, чтобы понять, кто из наших партнеров потенциально готов продолжать сотрудничество, и выявили для себя несколько тенденций. Во-первых, Россию видят очень сильным игроком, особенно с точки зрения технологической повестки. У нас много интересных и сильных проектов в сфере IT, которые сейчас активно работают на импортозамещение.

Высоким экспортным потенциалом обладают технологии в области пищевого сектора и аграрного комплекса Для стран Азии, Ближнего Востока и Латинской Америки такие проекты представляют интерес, потому что у них есть незаполненные ниши. А то, что производится или создается внутри их стран, является не очень конкурентным продуктом относительно других, более развитых стран. Поэтому эти регионы заинтересованы вместе с Россией развивать, в частности, продуктовые проекты. К тому же мы являемся здесь более доступными в ценовом сегменте, чем та же Европа и США.

Можете привести примеры?

— Хорошим примером может служить наш выпускник, компания «ЭКО ПРОДУКТ», которая делает протеин из подсолнечника, растительный белок. В то же время сам по себе растительный белок сейчас завоевывает популярность, и, к примеру, в странах Ближнего Востока подсолнечный протеин вполне может найти свою нишу. Ведь в этом регионе есть давняя традиция потребления нута, который тоже является источником растительного белка.

На арабском рынке есть определенные продукты, которые они готовы потреблять. К примеру, им не хватает каких-то новых сортов чая, макарон. Во всем мире идет тренд на здоровое и экологичное питание. В России стартапов с по данному направлению очень много. И страны данного регионы делают ставки именно на наши стартапы, потому что их продукция ближе по менталитету потребления. Поэтому арабские страны покупают и тестируют наши продукты, а затем предлагают российским производителям под локальным брендом выводить продукцию на местный рынок.

Также есть технологичные проекты — все, что связано с дронами и с авиацией. В Эмиратах, к примеру, исторически сложилась научная школа в данном направлении, а у России есть сильные технологии, поэтому нам интересно работать в коллаборации. В Дубае есть свои специфические задачи. Например, чтобы установить систему орошения, нужна специальная система наблюдения сверху за массивами и ландшафтами. И такое технологичное решение может предложить российские стартапы.

Насколько сложно вам как организатору переориентироваться на новые рынки?

— Для GenerationS это нетривиальная задача. На самом деле мы всегда стремились быть проектом с широкой географией партнеров, не ограничиваясь только странами Европы и Азии. В нашем пуле свыше 550 корпоративных и экосистемных партнеров из более чем 30 стран. Поэтому у нас уже были опорные точки, просто сейчас мы сфокусировались на задачах более конкретно, и понимаем, что можем для себя «расширить» тот или иной регион с точки зрения возможностей сотрудничества.

Если раньше мы, например, работали только по скаутингу проектов, то сейчас расширяем свой продуктовый портфель, работая и на поиск российских технологий на зарубежные рынки, и на обмен опытом/трансфер инновационных технологий между корпорациями в целом. Российские корпорации сейчас стали более осознанно смотреть на зарубежных коллег, поскольку понимают, что этот опыт им самим будет важен в России. Ну, а нам целевые задачи помогают быстрее двигаться в регион, куда мы приходим с конкретными партнерами и предлагаем формат сотрудничества.

Если же у кого-то вызывает опасения перспектива сотрудничества с новыми регионами, то напомню, что там есть очень технологически и индустриально развитые страны, которые лидируют не только в своем географическом регионе, но и в мире. Так, лидер среди стран Ближнего Востока – это ОАЭ, и сегодня там существуют достаточно комфортные условия для открытия бизнеса. Например, установлены нулевые ставки ряда налогов, в том числе НДС, если товары продаются в страны, не входящие в регион Персидского залива. Курсы валют стабильны, а сертификат налогового резидента можно получить уже через полгода. Или один из лидеров Азиатского региона Сингапур, который нередко называют воротами в Азию, создает все условия для выращивания технологичных стартапов, здесь они достаточно быстро могут найти источник инвестиций. В Африке можно обратить внимание на ЮАР, одного из лидеров товарооборота между Россией и Африкой сегодня. Там очень емкий рынок, поэтому партнеров из России также ждут.

Осознанные инновации

Расскажите о поддержке инноваций. Что с ними происходит сегодня, многие ли готовы уделять этому время в изменившейся реальности.

— Для нас не стало большим удивление, когда на фоне сложившихся обстоятельств некоторые корпорации «заморозили» работу с инновациями. Фокус со слова «инновации» у таких компаний сместился на модный термин «импортозамещение» — хотя многие толком не понимали, с чего же это импортозамещение начать.

Но есть и другие корпорации, которые, напротив, к инновациям стали относиться более серьезно и осознанно. Они начали формировать направления работы с инновациями в операционном бизнесе. Сюда входит и оптимизация внутренних процессов, и понимание того, как закрыть конкретную «боль» бизнес-подразделения, открывшуюся в момент кризиса. Появился интерес к «командным» инновациям — когда стали искать не просто людей на места (чтобы закрыть ставку), а универсальные кадры, которые понимают эффект и необходимость внедрения инноваций, особенно в текущих условиях.

То есть изменились цели внедрения инноваций?

— Верно. В последнее время очень много корпораций, которые не были с инновациями на «ты», стали обучать своих сотрудников корпоративным инновациям, отправлять их на курсы. В 2020 году мы запустили образовательную программу «Погружение в корпоративные инновации», которая по-прежнему пользуется спросом. В ближайшее время мы планируем запускать программу, которая поможет построить работу с инновациями в компаниях в условии неопределенности. В частности, фокусом первой образовательной программы станет антикризисное управление в инновациях. Инновациями по-прежнему занимаются, просто немного сместились приоритеты – компании ищут конкретные технологии, которые помогут решить локальные задачи быстро и эффективно.

Также выпустили серию антикризисных гайдов для стартапов и корпораций, в которых собрали актуальные мероприятия, акселераторы, программы по инновациям, списки экспертов, готовых оказать бесплатную поддержку, практические шаги по сохранению инновационной активности в условиях кризиса.

Можете назвать наиболее удачные кейсы в части поддержки технологий правительством?

— В этом году запустился к реализации федеральный проект по развитию технологического предпринимательства в университетах. Мы понимаем, что за этот год у нас произошел очень большой отток специалистов за рубеж — не только IT, но и других специальностей. Разумеется, эту проблему нужно решать.

В российских университетах есть сильные технологии, но они не всегда знают, как выйти не ту или иную компанию, как сделать так, чтобы об их разработке/технологии узнали в рынке. При этом у сотрудников университетов не всегда хватает необходимых компетенций в части взращивания бизнес-проектов.

Как эту проблему решает федеральный проект?

— Проект решает важную задачу объединения на одной площадке бизнеса, науки, технологий, государства для генерации и продвижения новых сильных идей. Проект включает в себя три основных инициативы, поэтапное развитие которых на базе университета, позволит выстроить системную работу со студенческим предпринимательством.

Первая – проведение тренингов, которые дают возможность протестировать студентов на наличие бизнес-компетенций, раскрыть способности у молодежи к предпринимательству. Вторая – создание акселерационных программ во всех регионах России (не только в Москве и Санкт-Петербурге). Акселерационные программы служат для дальнейшей “упаковки” и поддержки студенческих бизнес-идей и роста компетенций проектных команд по запуску стартапа на базе университета.

Лучшим проектам по итогам акселератора нужен дополнительный импульс и ресурсы для развития нужной и качественной технологии, поэтому в качестве третьей инициативы проекта выступают стартап-студии. Внутри такой студии университет, привлеченные партнеры-корпорации, частные и государственные фонды инвестируют в новые студенческие разработки и стартапы не менее 90% от суммы выплаченного гранта. Таким образом, все инициативы покрывают весь цикл университетского предпринимательства, начиная от бизнес-идей и заканчивая реальной финансовой поддержкой лучших технологических стартапов, востребованных рынком.

Эта программа запланирована на три года с постоянным расширением охвата участвующих университетов по всей России. По итогам ожидается приток новых команд по разным отраслям, которые помогут нашей стране решить проблемы, возникшие из-за ухода иностранных компаний.

Эти люди заменят уехавших IT-специалистов и ушедшие компании?

— Можно сказать, что мы выращиваем новое поколение специалистов, которых у нас, возможно, даже еще не было. Тем самым мы решаем не только вопрос оттока кадров, но и создания новых ниш и направлений для бизнеса. На этапе задумки проекта главной задачей было поднять научный и технологический потенциал страны. Но сегодня мы видим, что в процессе реализации у нас возникают очень интересные идеи, которые хорошо встраиваются в бизнес и решают локальную задачу крупных компаний.

Задачи получается решать уже в моменте?

— Когда уходит кто-то из крупных игроков, и возникает необходимость импортозамещения — очевидно, что студент эту задачу в один момент не решит. Но если раньше у корпорации не было возможности вкладываться, например, в студенческие разработки, т.к. это долгий цикл, то сейчас они не быстро, но все же приходят к пониманию того, что вкладываться необходимо, чтобы на выходе получить нужный им продукт.

«Голод» импортозамещения

Расскажите, какие задачи GenerationS помогает решать бизнесу?

— Мы решаем целый комплекс задач. Продолжаем помогать в подготовке внутренних команд к работе с инновациями - проводим инновационный аудит, разрабатываем инновационную стратегию, осуществляем точечный скаутинг проектов. Основное, с чем к нам сейчас обращаются корпорации — поиск технологий для решения каких-то локальных задач, как операционных, так и продуктовых. В ближайшее время мы планируем запускать третью корпоративную акселерационную программу с ОАО «РЖД», одним из фокусов которой как раз станет импортозамещение. Очень много задач, связанных с решениями по логистике, потому что сейчас усложнились процессы перевозки грузов, доставки. Мы ищем партнеров и зарубежные проекты, которые готовы с нами работать, и российские технологии, которые готовы быстро адаптироваться.

У нас есть стартап, который работает с Росгеологией — они делают IT-системы. Раньше эта задача была локальной для компаний, а сейчас, после первого пилота, мы поняли, что она покрывает вообще весь ландшафт Министерства цифрового развития. Поэтому мы стараемся не только отдельно смотреть на корпорацию, а составлять некую карту сотрудничества, чтобы инновации можно было интегрировать в решение задач, стоящих перед государством.

В каких сферах это дается сложнее?

— В сложно компонентных отраслях промышленности, где некоторые решения могут быть сформированы научно-конструкторскими бюро, инжиниринговыми центрами и пр. Для корпорации слово “стартап” обычно значит, что у кого-то есть новое решение или технология, которая позволит оптимизировать существующие процессы или сформировать новый бизнес. На практике мы работаем со спиноффами, малыми инновационными предприятиями и рядом других структур, которые, опять же, для корпорации являются одним — “стартапом”.

Более того, некоторые задачи могут быть решены только при помощи наукоемких технологий, где цикл разработки или адаптации дольше выделенного срока акселерации проектов. В данном случае речь идёт о постепенном внедрении по смысловым частям, позволяющим поэтапно отслеживать результат работы с технологией.

Промышленность. В силу своей специфики там очень долгий срок принятия решений и изменений внутренней структуры компании, поскольку есть уже утвержденные циклы прохождения любого проекта. То есть никакой речи об ускоренном процессе закупке, например, здесь быть не может

Чуть проще с IT. Для проектов данной сферы есть много программ. К тому же, сейчас действительно наблюдается “голод” импортозамещения: нужны российские аналоги ПО и различной техники. Даже мы сами как акселератор с этим столкнулись: раньше мы, например, проводили переговоры и демо-дни в Zoom, а сейчас эта программа для многих оказалась недоступна. Похожие проблемы встают перед многими корпорациями, поскольку жизнь начинает меняться, и это ежедневная операционная история. Поэтому мы занимались тем, что искали такие аналоги, тестировали их и при благополучном исходе внедряли их в бизнес.

Какие стартапы можете выделить в РФ сегодня? Какие направление наиболее дефицитные, какие – наиболее перспективные? Какая поддержка нужна стартапам?

— Из наиболее перспективных направлений можно выделить те, которые связаны с решением самых актуальных экономических проблем. В их числе проекты, связанные с восстановлением логистических цепочек, IT-проекты, которые призваны заместить продукты ушедших вендоров, фудтех-проекты (это направление не теряет актуальности на протяжении последних нескольких лет).

К сожалению, стартапы, связанные с медициной и здоровьем, вопросами саморазвития и образования на какое-то время ушли на нижние строчки «рейтинга актуальности направлений» так скажем. Сегодня ряд стартапов потеряли источники финансирования, в том числе за счет того, что иностранные компании и фонды сокращают присутствие на российском рынке или уходят с него. Но помощь стартапам нужна не только в поисках новых инвесторов: многим нужно помочь переориентироваться на новые рынки, оценить перспективы своего продукта там, понять, каковы правила игры на новых рынках. И для получения такой поддержки как раз можно прийти в акселератор, для работы в котором привлекаются ведущие мировые эксперты, на которых самостоятельно выйти редко предоставляется возможным.

Еще по теме