$ 75.74
 89.66
£ 97.84
¥ 72.44
 83.11
GOLD 1950.52
РТС 1228.64
DJIA 27657.42
NASDAQ 10793.28
мнения

В очередь за программистами

Фото: ТАСС Фото: ТАСС

В России наблюдается дефицит IT-кадров. Сейчас в отрасли информационных технологий работает 1,8 млн человек. Это 2,4 % от экономически активного населения. В других странах показатель значительно выше: в целом по Европе — 3,9 %, а в Финляндии — 7 %.

В России необходимо подготавливать 222 тыс. высококвалифицированных и 76 тыс. IT-специалистов средней квалификации ежегодно. Такие оценки приводит Ассоциация предприятий компьютерных и информационных технологий.

К 2024 году из-за государственных и частных инициатив в сфере цифровизации экономики и развития технологий интернета вещей и искусственного интеллекта потребуется готовить уже 290–300 тыс. высококвалифицированных кадров. «Ко» узнала у IT-компаний, ощущают ли они дефицит кадров.

Юрий Латин, генеральный директор Bell Integrator:

— Очень не хватает тестировщиков производительности (нагрузочное тестирование), а также разработчиков. Текущая потребность компании оценивается в 200 IT-специалистов. Хорошие сотрудники на вес золота, а вакансии закрываются долго и сложно. По нашему опыту, одному разработчику может приходить до 200–250 предложений от рекрутеров за очень короткий срок. Часто бывает — делаешь оффер, кандидату все нравится, но тут он получает контроффер на текущем месте работы. Поэтому приходится постоянно решать, как сделать оффер интереснее. Думаю, что в ближайшие несколько лет мы еще долго будем неустанно конкурировать с коллегами по цеху и наблюдать дефицит кадров.

Столкнувшись в очередной раз с нехваткой специалистов по Java и JavaScript, в 2017 году мы решили растить необходимые кадры в собственной Школе программистов. Средний срок обучения на позицию junior-разработчик — 4-5 недель. Набор ведется, как правило, три раза в год. Идея прижилась.

Алена Лунькова, директор департамента управления персоналом УК «Криптонит» (входит в «ИКС Холдинг»):

— Мы испытываем дефицит специалистов высокой квалификации. Сейчас очень нужны Scala-разработчики. Также весьма востребованы тимлиды, продакт-менеджеры, специалисты в data science, AI с соответствующим стеком технологий. Для решения задач по поиску сотрудников используем как стандартные инструменты рекрутмента, так и точечный поиск, хантинг. Помогают нетворкинг в профессиональной среде и сотрудничество с вузами.

Надежда Шалашилина, директор по персоналу группы компаний «ЛАНИТ»:

— Настоящая война за таланты разворачивается в трендовых, инновационных сферах — большие данные, искусственный интеллект, разработка мобильных приложений, интернет вещей, информационная безопасность.

Из-за дефицита рынка труда в Москве мы уже давно используем модель развития удаленных подразделений — региональных ресурсных центров. Современный уровень технологий позволяет дистанционно наладить эффективный рабочий процесс.

Наталья Бухтина, директор по персоналу компании «АйДи — Технологии управления»: 

— Дефицит в сфере IT-консалтинга и разработки софта в России носит не количественный, а качественный характер. Привлечь в штат профессионалов, запросы которых по зарплате находятся на адекватном уровне относительно их компетенций и опыта работы, — сложная задача. Дефицит опытных профессионалов будет на рынке всегда, до тех пор пока экономика развивается в цифровом ключе. К сожалению, вузы не поспевают за развитием технологий. Кроме того, в отрасли есть иллюзия: закончишь IT-курсы за 3–6 месяцев — и можно требовать зарплату выше рынка. Такой подход соискателей создает серьезные проблемы HR-службам.

Андрей Солодилов, старший партнер группы компаний «Лига цифровой экономики»:

— По всем направлениям у нас есть вакансии — на данный момент их более 300. В основном мы набираем сотрудников средней квалификации либо выпускников вузов. Ключевых специалистов стараемся вырастить сами — благо, что активная проектная деятельность «Лиги» и сам уровень решаемых задач позволяют людям профессионально развиться очень быстро. У нас открыта внутренняя Академия «Лиги цифровой экономики», в рамках которой мы активно работаем с московскими и региональными вузами. Сотрудничество ведется в разных формах. После стажировок многие приходят на постоянную работу.

Генрих Юстус, заместитель директора департамента по работе с персоналом компании «Техносерв»:

— В нашей компании нет острого кадрового голода, так как все вакансии, над которыми мы работаем, закрываются в плановые сроки. В других IT-компаниях недостаток кадров может быть вызван высоким уровнем финансовой конкуренции за ценных специалистов (нередко они переходят из одной организации в другую в поисках более высокой зарплаты), масштабом компании (сначала соискатели предлагают рассмотреть резюме крупным организациям), низким уровнем планирования кадровых ресурсов внутри предприятия, негативным влиянием трендов отрасли (нередко популярные технологические стеки автоматически увеличивают востребованность соискателей и ужесточают борьбу за них).

Вера Соломатина, директор по персоналу SAP CIS:

— К сожалению, вузы пока не справляются с резко возросшей кадровой потребностью. В такой ситуации компании сами начинают инвестировать в обучение студентов. У нас есть программа по работе с крупнейшими университетами. Кроме того, в Москве у компании есть Учебный центр SAP. В рамках глобальной инициативы компании — Университетского альянса — с 2016 года открыто 15 центров инноваций SAP Next-Gen Labs в России и СНГ. В программах приняли участие более 50 тыс. студентов, поэтому проблема нехватки кадров для SAP CIS не актуальна.

Екатерина Зялюкова, HR-директор компании «Эвотор»:

— Исторически в дефиците специалисты по «модным» языкам программирования (Java, Python, Scala), они нужны всем. У нас особенно остро ощущается нехватка разработчиков, которые занимаются прошивками физических устройств, с опытом работы в крупных проектах open source. Мы производим полностью российские устройства: сами разрабатываем и аппаратную часть, и софт. В России очень мало специалистов по промышленному программированию, потому что мало высокотехнологичных производств в стране.

Проблему дефицита кадров частично удается решать программами реферального рекрутинга. В 2019 году по рекомендациям сотрудников мы приняли в «Эвотор» 46 человек — это 24 % от всех новых сотрудников. Сотрудники «заработали» на рекомендациях 840 000 руб. в 2019 году. Реферальная программа позволяет не только привлекать подходящих по духу сотрудников, но и экономить бюджет на рекрутинг.

Иван Кузьмин, генеральный директор по исследованиям и разработкам Intel в России:

— Если говорить о специфике конкретно Intel, то все наши направления в России дефицитны. Более того, некоторые направления, такие как human factor engineering — модели и методы взаимодействия цифровых систем с человеком, — практически полностью отсутствуют на российском рынке труда, и мы занимаемся обучением самостоятельно.

У Intel в России более 20 лет системно работает академическая программа. Мы активно сотрудничаем с региональными вузами: по результатам 2019 года в образовательных мероприятиях Intel приняло участие более 2000 студентов из 27 городов России. Среди проектов — 2-месячная оплачиваемая стажировка «Летняя школа». Всего в 2019 году в Intel прошли стажировку более 100 человек; конверсия из стажеров в инженеры в России (стажер в 2018-м — инженер в 2019-м) — порядка 50 %.