Top.Mail.Ru
архив

Время нефти прошло

В России наступает новая эпоха. За минувшую неделю произошло два события, которые определят стратегию нашей страны на годы вперед. Первое - это избрание Владимира Путина на пост президента. Но, несмотря на пафос средств массовой информации, преподносивших выборы как судьбоносное событие, оно носило скорее формальный характер. Фактически избрание нового президента состоялось 31 декабря, когда Борис Ельцин передал корону своему наследнику. Второе событие хотя и менее значимо, но тоже существенно повлияет на российскую экономику. После решения, принятого Организацией стран - экспортеров нефти, можно констатировать: время легких нефтедолларов подходит к концу. Последствия этих событий способны кардинально изменить российский экономический ландшафт.

Отмучились. После затяжной, почти трехмесячной избирательной кампании, стартовавшей после отставки Бориса Ельцина, страна наконец-то выбрала себе руководителя. Долгий политический фарс с участием всех заинтересованных (и не очень) сторон закончился.

Выборы прошли на удивление скучно и с нарушением всех правил жанра, созданного Борисом Ельциным. По итогам предвыборной кампании новоизбранный президент ничем никому не обязан. Нет списков регионов, нуждающихся в срочных трансфертах из центра. Нет "системообразующих предприятий с уникальными технологиями оборонки", которым надо срочно продлить льготы. Нет группы особо отличившихся олигархов, требующих за свои подвиги медалей и бюджетных счетов. Есть только Путин -президент, чьи планы и намерения остаются загадкой для губернаторов, чиновников, олигархов, либералов, коммунистов и избирателей. Осознанно или нет, но впервые в истории России новый глава государства приступает к исполнению своих полномочий без всяких обязательств перед элитой. Путин может действовать свободно и раскованно.

Но свобода от обязательств еще не означает свободы выбора. Казалось бы, общая экономическая ситуация позволяет на время расслабиться. Валовой внутренний продукт растет: за первый квартал по сравнению с аналогичным периодом прошлого года рост составит 3 - 4%, а по итогам 1999 года - 8%. Министерство по налогам и сборам и Таможенный комитет перевыполняют план по доходам. Курс доллара снижается, а объемы золотовалютных резервов страны увеличиваются. Снята на время и проблема внешнего долга: Лондонский клуб кредиторов уже согласился с реструктуризацией российского долга, а Парижский клуб сделает это в обозримой перспективе. Стабильно растет экспорт. В любой другой стране такую ситуацию назвали бы экономическим бумом.

Однако все эти факты можно трактовать и по-другому. Статистика показывает, что бурный подъем прошлого года не более чем восстановление экономики после острого кризиса 1998 года. Да и сам рост стал следствием двух основных причин - благоприятной мировой конъюнктуры на сырьевые товары российского экспорта и импортозамещения. Снижение курса доллара не сопровождается уменьшением количества рублей - так называемый рублевый навес достиг уже 70 млрд. А ведь одним из главных признаков экономического подъема считается увеличение спроса на деньги. В России этого не происходит. Огромный сектор российской экономики просто не нуждается в деньгах, заменяя их бартером и суррогатами. Нет и резкого роста инвестиций - ни внутренних, ни внешних.

С точки зрения долгосрочной стратегии положение российской экономики выглядит еще менее привлекательно. Условия соглашения с Лондонским клубом выполнимы только в том случае, если в России начнется экономический рост. При нынешнем же уровне доходов государства после завершения семилетнего периода льготного обслуживания российского долга наступит неизбежный дефолт. А будущее соглашение с Парижским клубом государств-кредиторов, несмотря на пафосно-оптимистические заявления чиновников, будет стопроцентно хуже. Это значит, что уже через пять-шесть лет перед страной снова остро встанет проблема внешнего долга.

Перспективы выглядят еще более туманными после решения Организации стран - экспортеров нефти, которая под прессом США была вынуждена увеличить ежедневную квоту на добычу на 1,7 млн баррелей. При нынешней конъюнктуре это увеличение не выглядит слишком угрожающим. Серьезных изменений цен в ближайшее время все равно не произойдет, поскольку спрос на нефть пока превышает предложение. Однако это решение весьма симптоматично. Нет сомнений, что, поддавшись американскому давлению, экспортеры нефти будут вынуждены и дальше увеличивать квоты на добычу. По сути это означает, что цены на нефть уже достигли своего апогея и теперь будут медленно снижаться. Следовательно, российская казна потеряет значительную часть доходов. Другие же отрасли - индустрия, потребительская сфера, сельское хозяйство - по-прежнему не реструктурированы и являются скорее обузой для экономики. При нынешнем неподъемном грузе социальных расходов государства и низком уровне инвестиционной привлекательности все эти факторы фактически предопределяют глобальное отставание России. Наша страна пока обреченно плетется в хвосте развивающихся рынков.

Такой расклад вынуждает президента действовать. Впрочем, как показывает российский опыт, необходимость в реформах совсем не означает, что реформы эти будут реализованы. В 1993 и 1998 годах власть, несмотря на еще более запущенную ситуацию в экономике, так ничего и не сделала. В 1993-м, когда медленно, но неуклонно нарастали инфляция и количество "пустых" рублей, правительство Черномырдина не захотело принимать жестких решений. Итогом стал "черный вторник". Правительство Сергея Кириенко, напротив, хотело, но не смогло. Политическое противостояние Думы и кабинета министров свело не нет все попытки кабинета реализовать антикризисную программу. Итог - 17 августа.

Сегодня в России сложилась уникальная ситуация, когда у власти есть два-три относительно спокойных года на реформы. Даже сильно подешевевшая нефть позволит в 2001 году не усиливать фискальное давление на иные, кроме ТЭКа, отрасли. В этих условиях (как, впрочем, и всегда) есть два сценария поведения власти. Первый - привычное безделье. Путин может продолжать праздновать свою уверенную победу на существующем ресурсе этак до конца 2001 года. Кормить с рук олигархов и губернаторов (или кормиться) - дело нехитрое. Благо большая часть российская элиты втайне надеется именно на такое развитие событий. Но предел такой политики очевиден. Рано или поздно начнется новый пик внешних платежей, а мировые цены на сырье снова упадут до уровня рентабельности его производства. Что будет дальше, рассказывать не надо: страна это уже проходила.

Второй сценарий - это то, о чем твердят придворные либералы и эксперты консалтинговых агентств. Используя властный ресурс, который как никогда велик, президент формирует "кабинет реформ". Новое правительство проводит глобальную реформу государства и правил экономического регулирования. Сейчас идет много споров о том, как и что надо делать. Но уже очевидно, что стержнем будущих преобразований должно стать создание равных условий конкуренции и повышение инвестиционной привлекательности российской экономики.

Эта несложная формула имеет много следствий. Во-первых, необходимо четко сформулировать правила конкуренции - а значит, нужна реформа налогового и таможенного законодательства. Компании и люди должны знать, сколько и когда они обязаны выплачивать государству и что они за это получат. То есть институты государства в обмен на получаемые налоги должны обеспечивать неприкосновенность бизнеса. Во-вторых, для того чтобы все субъекты рынка находились в равных условиях, необходимо проводить реформу государственной системы. Обеспечивать равные условия может только некоррумпированная, эффективная судебная и исполнительная власть. В-третьих, с компаний и предприятий должна быть снята непомерная социальная нагрузка. Издержки на поддержание социальной инфраструктуры удорожают продукцию, снижают ее конкурентоспособность. Это значит, что необходимо проводить пенсионную и жилищно-коммунальные реформы. В-четвертых, налоговая реформа должна обеспечить равные условия для всех российских отраслей - вне зависимости от их прибыльности и эффективности. Только так можно обеспечить свободный переток капиталов как внутри отраслей, так и между ними. И наконец, в-пятых, российская экономика должна стать более открытой - а значит, неизбежна либерализация таможенного законодательства.

Эти изменения - в числе прочего - должны диверсифицировать Россию. Патологическая зависимость российской экономики от мировой конъюнктуры на нефть - следствие убогости большинства перерабатывающих отраслей. За десять лет в стране сформировался устойчивый и структурированный потребительский спрос, который пока удовлетворяется крайне плохо. Именно поэтому диверсификация экономики уже стихийно идет. В стране подготовились к экономическому росту многие новые отрасли. По оценкам консалтинговой компании McKinsey&Co, наиболее динамично развивающимися в ближайшие годы могут стать производство продовольствия, торговля и сфера услуг. По данным Министерства торговли, резко вырос экспорт продукции целлюлозно-бумажной, химической и нефтехимической отраслей. Но чтобы сделать этот рост устойчивым, нужны реформы.

Какой из двух сценариев будет реализован? Все зависит от Владимира Путина. Выбор президента станет ясен совсем скоро: первым и весьма значимым признаком намерений власти станет назначение нового кабинета министров. Принцип подбора новых министров и его окончательный состав станут сигналом рынку - либо экономика России будет расти, либо она упадет. А вместе с ней и ее ВВП.

Еще по теме

архив
Приключения иностранцев в РАО "ЕЭС"
ФКЦБ ПРОДЕМОНСТРИРОВАЛА, что "скелет в шкафу" самого популярного эмитента российских актов - РАО "ЕЭС России" никуда из шкафа не делся и ждет, когда на него обратят внимание. Игорь Костиков, глава ФКЦБ, прокомментировал ситуацию с принятым в 1998 году старым составом Госдумы законом, ограничивающим возможность иностранным акционерам владеть более 25% акций РАО. ФКЦБ заявила, что необходимо создать систему, позволяющую контролировать суммарную долю иностранцев в РАО. Часть бумаг находится в формальной собственности Bank of New York и связана обязательствами в виде ADR, часть принадлежит иностранным компаниям напрямую, а часть обращается на фондовом рынке. По этой причине выяснить, кто конкретно ими владеет в текущий момент, просто невозможно. Предложение роковым образом совпало с депутатским запросом Геннадия Зюганова в Мингосимущество о том, выполняется ли злополучный закон. В результате на фоне предстоящего собрания акционеров РАО и возможного ареста акций энергетической компании, депонированных "под ADR" Bank of New York, возник скандал, закончившийся бурным обсуждением в банковском комитете Госдумы.
Приключения иностранцев в РАО