$ 73.97
 83.71
£ 97.78
¥ 65.51
 80.52
GOLD 1783.39
РТС 1668.26
DJIA 34580.08
NASDAQ 15085.50
BTC/USD 49251.00
мнения

Закат малого бизнеса в Европе

21.06.202108:33

Любая война есть пальба золотом из пушек, говорил прусский король Фридрих II. Объявленная в мире в марте прошлого года глобальная война с бесчеловечным вирусом, как несложно догадаться, также имеет свою цену. И кто-то оплачивает ее сполна.

В отраслевом разрезе основная нагрузка от военных действий пришлась на мировую индустрию отдыха и развлечений, транспортные пассажирские перевозки, в первую очередь авиаперевозки, непродуктовый ритейл, коммерческое строительство и так далее по цепочке, вплоть до автомобилестроения. Напомним, в ЕС и США продажи новых легковых машин в 2020 году рухнули на треть по сравнению с 2019 годом. На тонкой грани, отделяющей от глобального обвала, ходят микроэлектроника (в мире зафиксирована нехватка полупроводников), грузовая логистика и некоторые другие глобальные бизнесы.

Впрочем, потери «крупняка» в западном мире воспринимаются стоически, и, если читать западную экономическую прессу, катастрофы из них не делают. Совокупный ВВП Евросоюза сократился в 2020 году на 6,2%, еврозоны — на 6,6%. Годовой ВВП США сократился на 3,5%, что стало антирекордом с 1946 года. Плохо, но не смертельно и даже как-то планово.

Сильнее всего от борьбы с вирусом досталось тем странам Евросоюза, которые были больше всего завязаны на самые пострадавшие отрасли — туризм, пассажирский бизнес, индустрию отдыха и развлечений. Так, Великобритания в минувшем году потеряла до 10% экономики, Испания и Италия лишились примерно по 9% ВВП, Греция — 8%, Хорватия — 7%, Франция — 6% своего ВВП. Намного легче отделалась Германия (минус 2%) и Швеция (минус 3% ВВП).

Стоит учесть, что подобные потери распределены неравномерно и по большей части приходятся именно на малый и средний бизнес. То есть по классификации ЕС — на предприятия и компании, которые имеют до 250 наемных работников и годовой оборот до €50 млн. В ЕС доля таких бизнесов в общем ВВП достигала примерно 60%, а в США — 55% (для сравнения — в РФ только 20–22%). Именно малый и средний бизнес на Западе несет львиную долю расходов в войне с коронавирусом. Убытки измеряются сотнями миллиардов евро и долларов.

Фото: ТАСС

Так, крах мировой туристической отрасли привел к потерям Франции в €103 млрд, Германии — в €160 млрд, а Италии — в €120 с лишним млрд. Общие мировые убытки туристического бизнеса оцениваются в $3,8 трлн. И эти деньги практически полностью (на 75–80%) были изъяты именно у малого и среднего бизнеса. Всего в мире, по данным World Travel and Tourism Council (WTTC), в 2020 году было «утеряно» таким образом до 62 млн рабочих мест.

Будет ли это восстановлено? В Европе в феврале было официально заявлено на уровне Совета глав государств и правительств Евросоюза, что вакцинация и «паспортизация» населения ЕС может занять минимум пару-тройку лет. Каждый год только Евросоюз будет потреблять до 700–800 млн доз разнообразных вакцин. Сможет ли мировая фарминдустрия обеспечить такие объемы производства? Введение «зеленых паспортов» с отметкой о прививке тоже все время сдвигается. Поэтому, по всей вероятности, ограничения и локдауны останутся как минимум в ближайшие несколько лет.

Все это отбивает желание инвестировать в предприятия малого и среднего бизнеса. Зачем открывать ресторан, который будет 7–9 месяцев в году закрыт и работать только как кухня по доставке? Зачем нужен офлайновый непродуктовый ритейл, если он будет также бóльшую часть года закрыт? Кому нужны гостиницы, апартаменты, сервисы по аренде автомобилей и развозу туристов? Кому нужны бизнесы по образованию?

Правильный ответ — никому. Малый и средний бизнес в Европе переживает серьезнейший стресс, который лишь подслащивают пилюлями государственной помощи. Да, она позволяет владельцам закрытых бизнесов и предприятий как-то жить, но не дает им никаких оснований на развитие. Госпомощь позволяет лишь сводить концы с концами при условии, что бóльшая часть персонала будет уволена.

Как при этом платить аренду или кредиты, вопрос открытый. Именно поэтому в Италии, Чехии, Австрии и Германии неумолимо стали закрываться парикмахерские, маникюрные салоны, мелкие рестораны, бары и гостиницы. Процесс медленный, но перманентное государственное регулирование, которое объявляет те или иные бизнесы «вне закона», вводя ограничения в том числе и по рабочим дням, делает свое дело.

И нельзя сказать, что предприниматели этого не понимают. Если в эпоху до коронавирусного безумия средняя стоимость продаваемого малого бизнеса в Европе составляла около 1,5–2 с лишним его годовых выручек, то сейчас этот коэффициент снизился до 1–1,2 годовой выручки. То есть бизнес с оборотом в €1 млн выставляется на продажу за €1 млн.

В этой мрачной картине Россия, которая не стала вводить второй локдаун осенью прошлого года, выглядит светлым пятном.

Толпы российских экспатов в Евросоюзе, годами до этого поливавших свою «историческую Родину» в социальных сетях, внезапно вспомнили о своем первом гражданстве и сбежали на «дауншифтинг» в Москву или Санкт-Петербург — туда, где «все как раньше».

Люди так устроены, что они не могут вечно находиться в состоянии стресса и страха. Рано или поздно психологические барьеры рухнут, но вернет ли это ту Европу, которая была до 2020 года? Мое мнение таково: нет. Потому что стратегические цели правящими элитами ЕС четко обозначены и отменять их никто не будет.

Малый и средний бизнес в рамках «новой нормальности» обречен если не на полное вымирание, то на существенную редукцию. Для отдельных людей и групп населения это станет трагедией, но в рамках большой «огосударствленной» экономики — далеко не факт. Во всяком случае, на это намекает спокойная реакция властей европейских государств, продлевающих карантины, комендантские часы и масочно-респираторные режимы.

Если же воспринимать современные экономики целиком как игровые, то «выпадающую» долю малого бизнеса в ВВП западных стран вполне могут закрыть своими гигантскими доходами фарминдустрия, медицинские страховые компании и медкомпании — они уже сейчас зарабатывают в Евросоюзе ежедневно десятки миллионов евро на тестах и вакцинах.