Top.Mail.Ru
$ 60.43
£ 73.95
¥ 45.57
 64.24
 9.00
Нефть WTI 92.40
GOLD 1785.86
РТС 1118.40
DJIA 33309.51
NASDAQ 12854.80
BTC/USD 24562.00
lifestyle

Жаворонок с характером ястреба: принципы жизни основателя Uniqlo Тадаcи Янаи

Фото: Yoshio Tsunoda / AFLO / Global Look Press Фото: Yoshio Tsunoda / AFLO / Global Look Press

В июне японский список Forbes возглавил Тадаси Янаи, основатель модного бренда Uniqlo. Сегодня стоимость активов предпринимателя — $23,6 млрд, что позволяет ему претендовать на 54-е место в глобальном рейтинге миллиардеров. Впрочем, этого могло бы никогда не случиться, если бы отец когда-то не заставил молодого человека работать в семейном магазине. Рассказываем о судьбе и образе жизни создателя знаменитых флисок. 

Детство с обязанностями

Тадаси Янаи родился 7 февраля 1949 года в шахтерском городке Убе в префектуре Ямагути. Его отец был портным и владел магазинчиком одежды, где и жили семья и сотрудники. Всю юность Тадаси мечтал вырваться из этого места. 

«Там, где я вырос, горнодобывающие предприятия прекратили свое существование, а местное население резко сократилось. Я потерял многих своих одноклассников, потому что их семьи переехали в другое место, а затем наша начальная школа закрылась, — вспоминал он впоследствии в одном из интервью. — Прибрежная зона превратилась в промкластер, химические заводы строились один за другим».

Тогда, вспоминает Тадаси Янаи, он понял, что изменения всегда происходят гораздо раньше, чем их ждешь, и заразился неяпонским нетерпением.

Сначала уехал изучать экономику и политику в Университет Васэда, основанный самураями. После окончания вуза попутешествовал и устроился на работу в супермаркет JUSCO, продававший кухонную утварь и одежду. И совершенно не хотел строить карьеру в модном бизнесе. Однако отец потребовал, чтобы сын, получивший хорошее образование, использовал свои знания в семейном деле.

Тадаси уступил, рассчитывая так разочаровать родителей, что те сами выгонят его. За полгода на посту управляющего магазином из торговой точки уволились все шестеро сотрудников из-за сумасбродства начальства. Отец не стал выгонять самого Тадаси, но и новых работников запретил нанимать.

«Мне нужно было самостоятельно убирать магазин, чистить и раскладывать одежду, заниматься подбором для клиентов — мне буквально приходилось делать все самому, потому что больше никого не было, — говорил Янаи журналистам Business of Fashion в 2016 году. — Это была лучшая школа».

Со временем отцовский бизнес расширился до 22 магазинов. В 1984 году будущий миллиардер возглавил сеть. В том же году он открыл в Хиросиме свой собственный магазин Unique Clothing Warehouse, в сокращенном варианте авторы надписи ошиблись, и получилось Uniqlo, что, по мнению Янаи, сделало бренд более заметным. А вскоре Янаи нашел настоящую «золотую жилу» — сшил цветные флиски, которые сразу превратились в бестселлер сначала в Японии, потом — по всему миру.

Лукавая бедность

Первая тема, на которую Янаи особенно любит говорить в интервью, — неудачи. Его автобиографическая книга 1991 года так и называется «Одна победа, девять поражений», и в ней он рассказывает о самых громких профессиональных провалах, например о безуспешной попытке флисовой экспансии в Великобританию. Однако, входя в первую сотню богатейших людей мира, почему бы не подчеркнуть свою исключительность через падения?

Вторая излюбленная тема — дешевизна. «Быть известным своей дешевизной — это печально», — говорит бизнесмен.

И при этом всем своим видом старается подчеркнуть собственный аскетизм. Как Стив Джобс, который редко надевал что-то кроме черной водолазки, и Марк Цукерберг, предпочитающий серые футболки, самого богатого человека Японии можно встретить в темно-синей рубашке с круглым вырезом (стоит около $15) и джемпере или синем костюме из коллекции Uniqlo. С одной стороны, это число западная усталость от необходимости принимать решения. С другой — японская приверженность к простоте и практичности.

Любит повторять, что он по всем показателям средний человек, однако все-таки немного лукавит: миллиардер живет в доме площадью 1,5 тыс. кв. метров с мини-полем для гольфа и чайным домиком стоимостью более $50 млн в зеленом пригороде Токио. Есть у него и роскошный особняк в самой столице — дом стоимостью около $74 млн. Кроме того, он купил два гольф-поля на Гавайях, где проводит несколько недель каждое лето.

UniqloФото: 123rf / Legion-Media

Западник и оппозиционер

Впервые попробовав американский кофе, будущий миллиардер решил, что у западных стран, на которые японцы обычно смотрят свысока, есть чему поучиться. Это западничество привело к тому, что на деловых встречах с иностранцами его сотрудники говорят только по-английски и внутреннюю переписку ведут преимущественно на английском. 

В 1960 году Тадаси впервые посетил США и был поражен, каких высот достигла страна эмигрантов. Там же его на время захватило движение хиппи. 

«Когда я был студентом университета, я был против войны во Вьетнаме. Вы знаете движение хиппи? Вот так я провел свою юность», — рассказывает Янаи. «Впервые в истории молодые люди выступили против режима, — продолжает он. «В те дни я был совсем другим человеком. «Как я могу провести свою жизнь, дурачась, а не работая?» Это была самая важная тема, о которой я думал, потому что я не хотел работать».

В отношении собственного правительства он не скупится на критику, а самыми большими проблемами Японии называет консерватизм и трусость, например, жесткое табу даже на обсуждение тем миграции.

«Необходимо привлекать к нашим берегам иностранные компании и деловых людей. Иначе Японию будут посещать только туристы, и она превратится в Грецию. Ни одна страна не стала богатой при сокращении населения. Нам нужно начать обсуждать, нужны ли нам мигранты или нет», — говорит он в своих интервью.

Западничество проявляется и в стиле жизни. Тадаси — заядлый любитель скачек и гольфист со стажем. Также он признается, что в свободное время любит слушать джаз и смотреть фильмы Клинта Иствуда, например «Парни из Джерси» и «Американский снайпер».

Привычки жаворонка и ястреба

Магазинчик в Убе отличало от конкурентов время работы: он открывался в 6 часов утра. Тадаси начинает рабочий день в 7:00 и заканчивает в 16:00, чтобы, вернувшись домой, поиграть в гольф и провести время с женой. График компании адаптирован под то, что владелец — жаворонок.

В отношении с сотрудниками японский предприниматель предпочитает жесткость. «Лучше быть жестким, чем хорошим. Боссы-джентльмены на самом деле ужасны, поскольку не вкладывают в работников стремление трудиться лучше», — считает основатель модной империи. 

Сотрудники магазинов Uniqlo должны всегда встречать покупателей с улыбкой и идеальной осанкой, уметь складывать семь рубашек за минуту и принимать банковские карты для оплаты двумя руками, как это сделали бы японцы, в том числе если магазин находится в другой части света. Даже для страны, где трудоголизм считается нормой жизни, практики Uniqlo излишне строги, за что компанию периодически критикуют в местных СМИ, называя не иначе как «черная». 

В 2011 году японский журналист Масуо Ёкота опубликовал книгу «Слава и позор империи Uniqlo». Он описал почти рабские условия труда на фабриках бренда в Китае и в магазинах в Японии. Компания пыталась засудить автора за клевету, но проиграла и основной процесс, и апелляционный.

Тадаcи ЯнаиФото: Koichi Kamoshida / ZUMAPRESS.com / Global Look Press

Отеческая мудрость

Оба сына Тадаси Янаи входят в совет директоров Fast Retailing, но рассчитывать на большую благосклонность они не могут. 

«Если бы мои сыновья были более талантливы, чем другие исполнительные директора, я бы подумал, чтобы назначить их преемниками, но это не тот случай, поэтому я думаю, что лучше бы президентом стал кто-то другой. Мои сыновья немного разочарованы, но решать мне», — говорит строгий и требовательный отец.

Миллиардера нередко обвиняют в недостатке эмпатии. После мощного землетрясения в 2011 году, унесшего жизни почти 20 000 человек и спровоцировавшего аварию на Фукусиме, Янаи публично сокрушался, что лишился возможности играть в гольф.

«Землетрясение было в пятницу. В субботу я по традиции зашел в гольф-клуб в Токио (который не пострадал), и там было кромешная тьма. Никого не было, но я думал, что партнеры в конце концов придут. Никто не пришел, несмотря на договоренности, поэтому я позвонил им и услышал: “Только что произошло землетрясение, и вы собираетесь играть в гольф?” Я думал, что эти события никак не могут быть связаны», — говорил бизнесмен в СМИ. 

По его словам, добровольный отказ от жизненных удовольствий, игры в гольф или шопинга, сделал последствия стихийного бедствия еще более сильными. По этой причине он запретил выключать свет в торговых залах ради экономии.

«Наши города стали похожи на города-призраки, а землетрясение казалось еще сильнее, чем было. Но мы предприняли все, чтобы сделать наших клиентов счастливыми и позволить им наслаждаться покупками».