$ 76.64
 90.57
£ 100.26
¥ 73.14
 84.48
GOLD 1896.11
РТС 1146.98
DJIA 28115.25
NASDAQ 11416.75
политика

«Я не боюсь возвращаться в Россию»

Фото: ТАСС Фото: ТАСС

Оппозиционер Алексей Навальный и его супруга Юлия впервые появились на публике после отравления политика. Они дали интервью журналисту и блогеру Юрию Дудю.

Двухчасовое интервью размещено на YouTube-канале блогера «вДудь». В нем Навальный рассказывает о случившемся, своем лечении и нынешнем самочувствии. «Руки дрожат. Если я буду пить воду из бутылки, это будет маленький аттракцион. Но мне с каждым днем все лучше, я занимаюсь с физиотерапевтом», — сообщил политик.

В беседе с журналистом Навальный поделился радостью. Он сообщил, что физиотерапевт начал обучать его жонглированию. «Поэтому через какое-то время вы увидите, как я жонглирую, еду на одном колесе, достаю кролика из шляпы», — иронизирует оппозиционер.

Сегодня политик чувствует себя намного лучше. Он хорошо говорит и жестикулирует, у него нет проблем с тем, чтобы передвигаться самостоятельно. Однако первое время после того, как он пришел в себя, Навальный назвал «неприятным периодом». Тогда ему подтаскивали стул к умывальнику, чтобы он мог умываться сидя, а чтобы сесть на него, Навальному требовалось несколько минут.

Положительная динамика наметилась после того, как Навальный начал есть. «Я начал есть и довольно быстро начал восстанавливаться. Я работаю морской свинкой сейчас: выживших от боевого химического оружия не так много, и они просто следят, с какой скоростью я восстанавливаюсь и как помогать таким людям», — сказал политик.

В беседе с Дудем Навальный рассказал, какие чувства он испытывал в момент отравления. По его словам, когда ему стало плохо, он не мог понять, что именно происходит. Тогда он попросил о помощи своего пресс-секретаря Киру Ярмыш, которая вместе с ним летела из Томска в Москву.

«У каждого было в жизни плохо, и он думает: “Я сейчас умру. Мне так плохо, я сейчас умру”. А тут прямо это ощущение “Я сейчас умру” оно накатывает и накатывает. И вот мой пресс-секретарь Кира сидела рядом, и я думаю, сейчас она, конечно, подумает, что я какой-то больной, но я закрыл компьютер и говорю: “Кира, можешь поговорить со мной?”» — рассказал политик.

Навальный объяснил, что перед глазами у него все начало плыть, а потому разговор ему был необходим, чтобы сконцентрироваться на голосе Ярмыш. Затем пресс-секретарь начала с ним беседовать, однако ее слова были политику непонятны. Чтобы справиться с недомоганием, Навальный решил умыться. Он отправился в туалет, однако через какое-то время понял, что выйти самостоятельно уже не сможет.

«Наиболее близкое описание — это дементоры в “Гарри Поттере”. Роулинг пишет, что, [когда] дементор тебя целует, тебе не больно, а жизнь — уходит. Вот абсолютно не больно, но главное поглощающее тебя ощущение — типа, я сейчас умру», — рассказывает Навальный.

Затем оппозиционер все же вышел из туалета в попытках дойти до своего места. Неожиданно для себя он повернулся к бортпроводнику и сказал: «Меня отравили, я сейчас умру». В ответ бортпроводник ухмыльнулся, а Навальный лег ему под ноги. «Это ощущение, что весь организм тебе говорит: “Алексей, пора прощаться”», — сказал он.

Коктейль №9 против гражданина России

Затем Навальный представил собственную версию произошедшего. Он убежден, что его отравление совершено сотрудниками ФСБ или СВР, а указание отравить его отдал президент РФ Владимир Путин.

«Давай разложим это на элементы: можно ли купить “Новичок” в супермаркете? Можно ли сварить его в химлаборатории? Нет, это бинарное химическое оружие, и сделать это невозможно. Это должна быть довольно сложная химическая лаборатория, и, кроме того, его нужно уметь применить», — напомнил политик.

Он объяснил, что версия о прямом участии президента в отравлении складывается из совокупности факторов. Во-первых, на это указывает само использование «Новичка». Во-вторых, в Омске, где Навальный поначалу проходил лечение, ситуация развивалась по странному сценарию: из Москвы приехала специальная группа, целью которой было помешать транспортировке политика в Германию. Эту группу сформировал министр здравоохранения, убежден оппозиционер.

Также Навальный указал на «фантастическое по масштабу» персональное вранье Путина о том, что политик якобы симулировал болезнь и мог самостоятельно себя отравить. Тем не менее прямых доказательств вины Путина у него нет.

«У нас с тобой нет видео, где Путин стучит ногами и кричит: “Убейте его, он обижает мою “Единую Россию” и разговаривает о моих деньгах”. Такого, конечно, нет. Но два человека — Бортников из ФСБ и Нарышкин из СВР — могут написать: применить активные мероприятия и сварить коктейль №9. И приказ о применении коктейля №9 в отношении гражданина России не может отдать кто-то кроме Путина», — уверен он.

О «частном разговоре» с Меркель

Через несколько дней после госпитализации Навального перевезли из Омска в берлинскую клинику «Шарите». В последнюю неделю его пребывания там, его посетила канцлер ФРГ Ангела Меркель. Как заверил политик, это был частная встреча, о которой он не знал до того самого момента, когда канцлер зашла к нему в палату.

«Она зашла, и у меня была первая мысль: “Это же больница, хорошо, что я хоть как-то одет”. Это был частный разговор с семьёй, я не буду говорить о подробностях. Но там не было сказано ничего значительного, это не был политический разговор», — сказал Навальный.

Рассказывая об этой встрече, Навальный особенно отметил осведомленность Меркель. По его словам, канцлер во всех деталях осведомлена о происходящем в Хабаровске, где люди с июля выходят на акции в поддержку арестованного экс-губернатора, и о политическом кризисе в Белоруссии. Более того, беседа между ними началась на русском языке.

«Мы потом перешли на английский, но мне показалось, что она могла бы говорить на русском весь разговор. Очень умная, продвинутая женщина», — заявил Навальный.

«Я не боюсь возвращаться в Россию»

В заключение журналист поинтересовался у четы Навальных, что они думают об эмиграции. В ответ оппозиционер заявил, что исключает вариант, при котором он не станет возвращаться на родину. Аналогичный ответ дала его супруга Юлия. «Я не боюсь возвращаться в Россию, и мы совершенно точно вернемся», — сказала она.

По словам Юлии, разговор на эту тему между ними состоялся, когда Навальный находился в больнице. Тогда она сказала супругу, что понимает его желание вернуться в Россию как можно скорее, но попросила его дождаться окончательного выздоровления. Юлия сказала, что не может пока представить, что именно их ждет по возвращении в Россию. «Возможно, второй раз не получится тебя спасти», — привела она свои слова в разговоре с мужем.

Тем не менее вопрос о переезде из России в семье не стоит и никогда не стоял. Юлия подчеркнула, что ее муж горит своим делом и действительно пытается сделать Россию лучше, а потому она не собирается этому препятствовать.

«Мне нравится, что он делает, я это поддерживаю и хочу, чтобы он делал это дальше. Я буду очень разочарована, если в какой-то момент он скажет: “Знаешь, что-то здоровьице не очень, я не буду”», — заключила Юлия Навальная.

Инцидент с основателем Фонда борьбы с коррупцией (ФБК) Алексеем Навальным произошел 20 августа. Ему стало плохо на борту самолета, которым он возвращался из Томска в Москву. Самолет экстренно посадили в Омске, а в местной больнице Навальный впал в кому. Омские врачи предположили, что это могло произойти из-за нарушения обмена веществ.

Через несколько дней по настоянию семьи его перевезли в Берлин. Врачи местной клиники нашли в его организме яд из группы «Новичок». Вскоре выводы немецких специалистов подтвердили во Франции и Швеции. Российская сторона продолжает считать обвинения в свой адрес безосновательными и уверяет, что Германия игнорирует ее предложения о сотрудничестве для расследования инцидента.

прочитать весь текст