USD
63,1582
EUR
70,4300
 
Ошибка
  • JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 98

Особенности национального бизнеса

Как миллиардеры из Дагестана инвестируют в малую родину
16 Января 2015 | Наталья Кузнецова
Особенности национального бизнеса Наталья Кузнецова

На сайте Хунзахского района Дагестана имя миллиардера, главы группы «Сумма» Зиявудина Магомедова стоит рядом с именем аварского вождя Хаджи-Мурата, хорошо известного по одноименной повести Льва Толстого. Магомедов не просто входит в число уважаемых людей республики, он один из главных ее инвесторов. 

Несмотря на то, что двоюродный брат Зиявудина Магомедова Ахмед Билалов находится в розыске, группа «Сумма» уже два года активно инвестирует в Дагестан. Она даже готова заниматься туризмом, хотя обстановка в регионе к этому, казалось бы, не располагает. Главная площадь столицы Дагестана Махачкалы патрулируется полицией, вооруженной автоматами Калашникова, а каждая машина, въезжающая в периметр с правительственными зданиями, проверяется на наличие взрывчатки. На дорогах стоят блокпосты, досматривается каждый автомобиль, едущий в аэропорт Махачкалы. В самом аэропорту комната для приема оружия и боеприпасов расположена в центре, рядом со стойками для регистрации пассажиров.

Дагестан остается опасным регионом. Однако Магомедовы (Зиявудин и его брат экс-сенатор Магомед Магомедов) готовы построить у себя на родине в Хунзахском районе элитный горнолыжный курорт «Матлас» с полем для гольфа и конноспортивным комплексом на 60 (в перспективе 140) номеров. Стоимость проекта должна составить свыше 10 млрд руб. Дорогу и инженерные коммуникации подведет госкорпорация «Курорты Северного Кавказа» (КСК). «Матлас» станет частью этого туристического кластера. Братья Магомедовы уже купили землю и приступили к проектированию курорта. Еще у «Суммы» здесь есть 20 га под нефтеналивной терминал в морском порту Махачкалы, а в конце декабря группа реконструировала взлетную полосу в аэропорту столицы Дагестана и аэродромную инфраструктуру во Владикавказе. Сейчас есть все основания полагать, что братья Магомедовы обойдут главу компании «Нафта Москва» Сулеймана Керимова в гонке за «звание» главного инвестора республики.

Инвесторы и президенты

Возможно, крупные инвестиции от «Суммы» пошли бы в регион еще раньше, если бы совладелец группы экс-сенатор Магомед Магомедов, в 2009 г. претендовавший на пост президента Дагестана, смог возглавить республику. Кресло тогда досталось Магомедсаламу Магомедову, однофамильцу, но не родственнику братьев. При Магомедсаламе Магомедове «якорным» инвестором был сенатор Сулейман Керимов (состояние $6,9 млрд). Бизнесмен построил здесь современный стекольный завод, стадион для футбольного клуба «Анжи» (общий объем инвестиций в завод и стадион составил около 80 млн евро плюс расходы на ФК «Анжи» – свыше 300 млн евро). Бывший гендиректор керимовской «Нафта Москва» Олег Липатов некоторое время работал вице-премьером Дагестана. Команда «Нафта Москвы» готовила приватизацию морского порта в Махачкале.

В то время Зиявудин Магомедов работал в республике, но не столь масштабно, как в последнее время. В частности, интернет-провайдер «Сумма Телеком» контролирует около 40% Интернета в регионе. У депутата Госдумы Умахана Умаханова, женатого на сестре Магомедовых, в октябре 2012 г. в Дагестане стартовал проект «АгроДагИталия» (птицекомплекс и ряд других предприятий АПК) стоимостью 14 млрд руб. Кроме того, подконтрольная «Сумме» компания «Мостоотряд-99» построила в республике тоннель за 2,5 млрд руб. 

Для группы «Сумма» все изменилось в 2013 г., когда в январе президентом Дагестана был назначен аварец Рамазан Абдулатипов. В республике заговорили, что теперь ее главными инвесторами станут аварцы братья Магомедовы. 

Одновременно для Керимова все изменилось к худшему. Морской порт Махачкалы так и не приватизирован, Липатов покинул правительство. Тем временем «Сумма» оформила участок в 20 га под нефтеналивной терминал и готовится вложить в развитие морского порта Махачкалы $300 млн.

Аэропорт Керимова расширяет Магомедов

В декабре прошлого года после трехмесячного перерыва аэропорт Махачкалы снова заработал. «Мостоотряд-99», входящий в группу «Сумма», реконструировал и расширил взлетную полосу. Теперь аэропорт сможет принимать воздушные суда всех видов (за исключением самого большого аэробуса А380, рассчитанного на 853 пассажира). По словам начальника аэропорта Тамерлана Буганова, к семи уже сотрудничавшим с аэропортом авиакоманиям добавятся три новых перевозчика: ОАО «Оренбургские авиалинии», лоукостер «Победа» (группа «Аэрофлот») и АО «Авиакомпания SCAT» (Казахстан). 

Сам аэропорт с лета прошлого года принадлежит Сулейману Керимову. Его офшор Doxa Investments Ltd. (BVI) купил обанкротившуюся авиакомпанию «Авиалинии Дагестана» вместе с аэропортом по цене кинотеатра – за 297 млн руб. (лето 2014 г.) и провел в нем косметический ремонт за 30 млн руб. Сейчас стены аэропорта украшают билборды керимовского стекольного завода в Каспийске и футбольного клуба «Анжи». В 2017 г. здесь появится новый терминал с пятью телетрапами стоимостью 3 млрд руб. А пока у аэропорта нет ни одного телетрапа, так что пассажиров доставляют в самолет автобусами. «Зачем в Махачкале проектируют такой большой аэропорт, непонятно, – удивляется главный редактор агентства «Авиапорт» Олег Пантелеев. – Пять телетрапов есть далеко не у каждого аэропорта, обслуживающего полтора-два миллиона пассажиров, здесь же не более 500 000». Вероятно, поэтому сегодня Тамерлан Буганов предпочитает не говорить о сроках окупаемости нового терминала: резко выросла стоимость кредитов, в экономике спад. Сам Керимов не комментирует свой бизнес. 

При этом, как сообщил «Ко» Тамерлан Буганов, аэропорт не будет создавать своего авиаперевозчика, как было раньше – это запрещено законом. В 2011 г. компания «Авиалинии Дагестана» была лишена сертификата на выполнение пассажирских перевозок из-за катастрофы, случившейся в декабре 2010 г. с самолетом Ту-154М. В авикатастрофе, произошедшей, как полагают, по вине экипажа, погибли два человека (брат президента Дагестана Гаджимурад Магомедов и Роза Гаджиева, мать Гадиса Гаджиева, судьи Конституционного суда РФ), 83 человека были травмированы. В результате у «Авиалиний Дагестана» остался только аэропорт. Выручка компании, по данным сервиса «Контур-Фокус», резко снизилась – с 2,3 млрд руб. в 2011 г. до 331,5 млн руб. в 2013 г., выросли долги. В итоге авиакомпанию в октябре 2013 г. признали банкротом, а в июне 2014 г. аэропорт выкупил Сулейман Керимов.

В 2014 г. контролируемый Магомедовыми «Мостоотряд-99» выиграл тендер ФГУП «Администрация гражданских аэропортов (аэродромов)» на реконструкцию взлетно-посадочной полосы (ВПП) и другой инфраструктуры аэродрома Махачкалы у дагестанской компании «ДСУ-2». Сумма контракта – 2,16 млрд руб. Ширина полосы длиной 2,6 км выросла с 42 до 45 м. По словам генерального директора ОАО «Мостоотряд-99» Али Гитинова, его компания может заработать 10–15% от суммы контракта, хотя еще не все работы завершены, чтобы сказать точнее. «У нас второй, после Сочи, аэропорт в России, у которого взлетно-посадочная полоса имеет специальное полимерно-битумное покрытие. Но здесь впервые такие работы проводила российская компания, а в Сочи привлекались иностранные подрядчики. На поверхности с таким покрытием исключаются ямы и колейность, она очень ровная. У полимер-битума есть «память», и, если появилась яма, она сама потихоньку восстанавливается. Срок эксплуатации – десять лет», – гордо рассказывает Али Гитинов. Стоимость полосы из-за такого покрытия выходит вдвое дороже, но в Дагестане, где от жары летом плавится асфальт, по-другому делать нельзя. «Взлетку мы так быстро сделали, потому что у нас свой асфальтобетонный завод, – поясняет представитель «Мостоотряда-99», – всего их у нас тут четыре». Магомедовы вложили 700 млн руб. в их строительство. 

Еще Магомедовы построили два детских сада – в горных селах Шотота (здесь родился Магомед) и Обода (здесь родился кузен Ахмед Билалов), расположенных в Хунзахском районе. В Ободу на открытие детсада приезжала не только мать братьев Магомедовых Парханисай Шуайбова, но и президент Дагестана Рамазан Абдулатипов. Детсадов в республике меньше, чем мечетей. Бизнесмены собираются подарить республике две школы – в Махачкале и в Хунзахском районе. Но самой крупной инвестицией может стать бутик-курорт «Матлас» для обеспеченных граждан.  

Осенью 2015 г. древнейший город России Дербент отметит свое 2000-летие. Магомедовы вкладывают около 100 млн руб. в создание музея Петра I, который строится на месте предполагаемой стоянки царя, а «Мостоотряд-99» ремонтирует улицу и парк в Дербенте по госзаказу (его стоимость свыше 410 млн руб.). За два года Магомедовы инвестировали в Дагестан около 1 млрд руб. «Керимов спонсировал строительство школы №15 в Дербенте, деньги проели, а школу так и не достроили. После этого он вряд ли что-то будет делать как меценат», – констатирует журналист Магомед Ханмагомедов.

Курорт Керимова

Еще одна сфера в Дагестане, где «соревнуются» капиталы Керимова и Магомедовых, – это туризм. 

В июле 2011 г. компания Керимова «Нафта Москва» объявила о готовности вложить до 40 млрд руб. (1 млрд евро в ценах 2011 г.) в создание курорта на берегу Каспийского моря, где будут отдыхать около 50 млн человек. Заявленное число выглядело фантастически: в настоящее время количество курортников здесь не превышает полмиллиона человек. На побережье Каспийского моря, между Махачкалой и Дербентом, Керимов мечтал построить около 5 млн кв. м или целый город, его назвали Новым. Он должен был располагаться южнее Каспийска, рядом с аэропортом, на территории законсервированного Димитровского нефтегазоконденсатного месторождения. Ранее этот участок обещали депутату Госдумы Ризвану Исаеву и его брату Шамилю под проект жилой застройки «Немецкая деревня», но Исаевы после протестов местных жителей построили «деревню» в 2009 г. в Краснодаре. 

Курорту может помешать усиление активности нефтяников на находящемся неподалеку Димитровском месторождении. В декабре 2014 г. «Роснефть» объявила тендер на его техническое перевооружение. Выходит, что курорт Керимов хотел расположить рядом с нефтегазовым месторождением. Вряд ли такое место стало бы популярным среди отдыхающих. К тому же Каспийское море и так не очень чистое: в Махачкале не хватает очистных сооружений, некоторые дома в период строительного бума сдавались без канализации, а стоки сбрасывались прямо в море. 

Сегодня обсуждается, что новая площадка под курорт Керимову будет предоставлена под Дербентом. Деньги для этого проекта имеются: Сулейман Керимов за последние полтора года распродал свои крупные активы, включая акции «Уралкалия» и группы «ПИК», выручив около $5,5 млрд. Для продвижения данной инициативы российское правительство в 2011 г. приняло решение включить в состав Северо-Кавказского туристического кластера прибрежные территории Дербентского, Карабудахкентского, Каякентского и Магарамкентского районов Дагестана. Однако проект тормозится из-за земельных проблем. В госкорпорации «Курорты Северного Кавказа» «Ко» подтвердили готовность дальше работать над проектами туркластера на побережье Каспия, но «когда решится земельный вопрос». Между тем землю Керимов не может получить вот уже три года. Ему не смог помочь даже Магомедсалам Магомедов (президент Республики Дагестан в 2010–2013 гг.), при котором Керимов являлся «якорным» инвестором Дагестана. Говорят, отношения между Керимовым и Магомедсаламом Магомедовым, которого сенатор Керимов рекомендовал в президенты Дагестана, испортились. В республике считают, что это могло послужить одной из причин досрочной отставки президента Магомедова в конце 2013 г.

Тем более Сулейману Керимову нет смысла ждать помощи от нынешнего главы региона Рамазана Абдулатипова. «Керимов – лезгин, Абдулатипов – аварец. Зачем аварцу продвигать лезгина, когда есть свои аварцы?» – объясняет проблему с участками на каспийском побережье махачкалинский риелтор, не пожелавший раскрыть свое имя. – У нас из-за земель на побережье кумыки голодали, не хотели никому отдавать, правда, в другом месте».

«Керимов, когда увидел отношение к нему президента Абдулатипова, сам приостановил проекты», – считает экономист Маир Пашаев. В КСК также не исключают появления новых инвесторов у каспийских курортов. Впрочем, власти Дагестана не знают, что делать с другим курортным проектом. Это «Лазурный берег» в Приморском районе Махачкалы (общая площадь 2,8 млн кв. м, объем инвестиций $5 млрд). Проект был заморожен после ареста мэра столицы Дагестана Саида Амирова (см. об этом «Ко» №22, 2014 г.).