USD
63,9691
EUR
70,2184

Черный передел

США вступили в мировую нефтяную войну
24 Января 2016 | Марат Граут
Черный передел

США отменили эмбарго на продажу нефти за рубеж. Две партии сырья уже дошли до Европы, в поставках заинтересован и Китай.

Мир изменился: Соединенные Штаты стали полноценными участниками глобальной нефтяной войны за передел рынка. В этом экономическом конфликте России отведена незавидная роль пассивного наблюдателя.

Праздник к нам приходит

Энергетический рынок начал новый год с эпохального события. Впервые за 40 лет США отправили черное золото на экспорт. 1 января танкер Theo T, груженный нефтью американской компании ConocoPhillips, вышел из порта техасского города Корпус-Кристи. Покинув Мексиканский залив, корабль взял курс на Италию. Покупателем сырья выступил один из крупнейших в мире трейдеров – швейцарско-нидерландская Vitol Group. Кроме того, энергетическая корпорация Enterprise Products в конце прошлого года заключила с Vitol контракт на отгрузку 600 000 баррелей нефти в течение первой недели января.

Соединенные Штаты открыли нефтяные шлюзы после того, как 19 декабря 2015 г. президент Барак Обама подписал закон о бюджете на 2016 г. В пакет одобренных документов вошел и акт о снятии запрета на внешние поставки нефти. Напомним, ее вывоз был запрещен в 1975 г. после того, как двумя годами ранее Вашингтон поддержал Израиль в Войне Судного дня против коалиции арабских государств. Последние ввели санкции – перестали продавать черное золото США. Оно тут же подорожало с $3 до $12 за баррель, а на американских заправках резко выросла цена на бензин. Американцы были в шоке. Несмотря на то, что арабы сняли блокаду уже в 1974 г., энергетическая политика США коренным образом изменилась. Страна перестала экспортировать сырую нефть – вместо этого она начала ее накапливать, чтобы смягчить возможные внешние удары в будущем.

Добытчики черного золота шли к снятию эмбарго давно. Они даже взяли штурмом сердце Америки – Белый дом. В марте прошлого года здесь собрались 11 представителей организации «Производители за экспорт американской сырой нефти». Лоббисты заявились в гости к Обаме, чтобы протолкнуть законопроект об отмене эмбарго. Среди них был и руководитель ConocoPhillips Райан Ланс. Также на встрече присутствовали глава Marathon Oil Corp. Ли Тиллман, президент Chesapeake Energy Corp. Роберт Лоулер и Стивен Чейзен из Occidental Petroleum Corp. Да, все эти предприятия не являются гигантами отрасли. В рейтинге Fortune 500 за 2015 г. они заняли 51‑е, 227‑е, 142‑е и 115‑е место соответственно. Их суммарная выручка – $116,1 млрд. Тем не менее аргументы компаний были услышаны. Они заверили президента, что снятие ограничений несет только плюсы: увеличение количество рабочих мест в стране (с 2007-го по 2012 г. их количество в отрасли выросло на 40%, и данный процесс может быть форсирован), привлечение $750 млрд инвестиций, пополнение бюджетов всех уровней на $14 млрд к 2020 г., падение цен на бензин (американцы смогут сэкономить почти $6 млрд за 20 лет) и, наконец, смягчение проблемы дефицита торгового баланса – к 2020 г. он должен уменьшиться до $22,3 млрд (на 6 января 2016 г. – $42,4 млрд). За отмену эмбарго ратовала и ExxonMobil. В списке Fortune 500 корпорация занимает 2‑ю строчку с выручкой в $382,6 млрд и прибылью в $32,5 млрд, ее добыча – 5,3 млн баррелей в сутки. Компания прогнозирует, что к 2040 г. потребление энергоресурсов на планете увеличится на треть благодаря росту населения и уровня жизни в Индии и КНР. ExxonMobil рассчитывает занять азиатскую нишу, а эмбарго мешало реализации такого плана.

И вот теперь границы для американской нефти открыты. По данным Энергетического информационного агентства США (EIA) на 8 января, в стране добывалось 9,23 млн бочек сырой нефти в сутки. Уровень производства находится вблизи пиковых значений (9,61 млн баррелей в день) за всю историю наблюдений EIA с 1983 г. 13 января Минэнерго США отчиталось о коммерческих запасах черного золота. Они равны 482,6 млн баррелей.

При этом даже с учетом отмены эмбарго Соединенные Штаты остаются чистым импортером сырой нефти. За неделю, с 1 по 8 января, страна закупала 8,19 млн бочек в день. Собственной добычи для покрытия внутренних потребностей американцам не хватает. Сопоставимые со своим производством объемы приходится импортировать. Тем не менее зависимость от иностранного горючего падает. В России такой процесс назвали бы импортозамещением. «Страна по-прежнему является нетто-импортером нефти: НПЗ на 40% обеспечиваются за счет зарубежного сырья. А еще три года назад Соединенные Штаты импортировали порядка 60% потребляемой нефти», – указывает менеджер Московского нефтегазового центра EY Дмитрий Дзюба.

США все еще необходимо покупать большие объемы сырой нефти. Поэтому снятие эмбарго не означает серьезного изменения на глобальном рынке углеводородов. Но американцы и не ставили перед собой такую цель. Сейчас решается несколько иная задача. А именно – сводится на нет разрыв в стоимости между эталонным сортом нефти Brent и техасской маркой WTI, а также повышается конкурентоспособность энергетических корпораций США.

Во имя спреда

Если верить лоббистам из «Производителей за экспорт американской сырой нефти», отмена эмбарго даст дополнительный импульс для экономики США. Время покажет, как поставки относительно небольших объемов стремительно дешевеющего товара (речь идет о нефти, разумеется) за рубеж скажется на развитии страны.

Другой вопрос – продвижение своей марки сырой нефти. Соединенные Штаты добывают и продают WTI – легкий малосернистый сорт, качество которого выше, чем у эталонной марки Brent. В середине января 2016 г. Brent торговалась около отметки $29 за баррель, WTI – ближе к $30. Для сравнения: год назад их цена составляла $50 и $48 соответственно. К концу I квартала 2015 г. разрыв достиг почти $10 в пользу Brent. Мы являемся свидетелями исторического момента – впервые за несколько лет техасская нефть стоит дороже североморской. Можно сказать, что эту задачу американские нефтяники выполнили. Свой товар они теперь продают по более привлекательной цене.

Спред между WTI и Brent был обусловлен тем, что техасская нефть использовалась внутри страны, а местные НПЗ не могли создать необходимого для быстрого роста стоимости спроса. В то же время Brent удовлетворяла запросы потребителей, так как ее производители – Великобритания и Норвегия – не были скованы запретами на экспорт. Отныне американский и европейский сорта продаются на внешних рынках параллельно. Но сильнее тот игрок, который способен реализовать большие объемы. С этим у американских компаний пока сложно.

По оценке партнера консалтинговой компании RusEnergy Михаила Крутихина, в 2016 г. США смогут продавать не более 500 000 баррелей в сутки. К 2017–2018 гг. экспорт теоретически может увеличиться до 1–1,5 млн бочек в день. «Руководство компании ConocoPhillips прогнозирует, что в течение ближайших пяти лет объем экспорта составит около 2 млн баррелей в сутки», – утверждает начальник департамента торговых операций инвесткомпании «Фридом финанс» Игорь Клюшнев. Он полагает, что в 2016 г. Соединенные Штаты будут продавать 200 000 бочек в день. Ведущий аналитик инвестиционной компании «Окей брокер» Роман Ткачук в свою очередь подчеркивает, что снятие американского эмбарго на поставки нефти не оказывает существенного влияния на глобальный баланс спроса и предложения на углеводороды. «Более правильно говорить об усилении конкуренции за покупателя – прежде всего, за Китай и Японию – и возможном переделе рынков сбыта черного золота», – отметил он в беседе с «Ко».

Американские корпорации уже прощупали европейскую почву, заключив контракты с Vitol Group. Старый Свет, опираясь на концепцию Энергосоюза, активно ищет альтернативные источники ресурсов. Азия тоже не отстает. Китайская нефтехимическая компания Sinopec купила партию нефти у США. Ее отгрузят в марте. Эксперты Reuters подсчитали, что китайцы приобрели около 600 000 баррелей (примерно такие же объемы нефти КНР импортирует из разных стран каждые два часа) стоимостью $20 млн – пробный шар, брошенный КНР, чтобы оценить перспективы для дальнейшей диверсификации импорта.

«Одной из основных задач экспортных лоббистов было снижение ценового дифференциала между американским и европейским сортами нефти, чего они, судя по текущему уровню цен, успешно добились», – комментирует старший аналитик Vygon Consulting Мария Белова. Еще одно последствие снятия ограничений – возможный рост добычи внутри страны и, как следствие, увеличение объемов экспорта. В ходе кампании за отмену эмбарго на вывоз черного золота была опубликована масса исследований, оценивающих последствия выхода на внешние рынки, продолжает эксперт. Исследователи пришли к выводу, что к 2020–2025 гг. производство может вырасти в диапазоне от 100 000 до 2,8 млн баррелей в день. Такой разброс вызван различными мнениями по поводу ресурсного потенциала на участках с трудноизвлекаемой нефтью. «Часть этой нефти, безусловно, направится на экспорт», – уверена Мария Белова.

Американские энергоносители попадут в страны Европы. Их закачают в танкеры и отправят в Китай. Иными словами, США ступят на поляну, давно уже занятую Россией.

Urals vs WTI

Скорее всего, власти перестали ждать от углеводородов чего-либо хорошего. Об этом свидетельствуют выступления глав Минэкономразвития и Минфина на Гайдаровском форуме 13 января. Алексей Улюкаев не к месту цитировал Кейнса («в долгосрочной перспективе мы все умрем») и вспоминал о том, как ему хорошо жилось в СССР. Антон Силуанов вдруг упомянул кризис 1998 г. и грозился его повторением. В правительстве явно царит мрачный настрой. Впрочем, бояться американцев не стоит – серьезную конкуренцию отечественным компаниям они не окажут. Да и на котировки им трудно будет повлиять. По крайней мере, в этом году.

«В глобальном смысле американские и российские нефтяные компании конкурируют и всегда конкурировали – у корпораций из США есть активы по всему миру», – говорит начальник управления по стратегическим исследованиям в энергетике Аналитического центра при правительстве России Александр Курдин. Тем не менее объемы американских поставок в Европу слишком низки, чтобы США могли полноценно бороться с РФ, отмечает эксперт. «Главный конкурент России на европейском рынке – Иран. По составу российская и иранская нефть очень похожи – обе относятся к тяжелым сортам. Европейские НПЗ на время действия санкций в отношении Тегерана замещали выпадающие объемы с помощью Urals. Со снятием санкций с Ирана в Европе может наблюдаться падение спроса именно на российские сорта черного золота», – дополняет Роман Ткачук.

Эксперты, опрошенные «Ко», оценили текущий экспортный потенциал США в 200 000–500 000 баррелей в день. Таким образом, Россия продает в 10–25 раз больше сырой нефти, чем Соединенные Штаты. Так что силы здесь не равны.

На котировки экспортная американская нефть также вряд ли окажет какое-либо влияние. Михаил Крутихин поясняет: «Общий объем нефти, добываемой и продаваемой в мире, не изменился. Тем более что поставки из Америки идут на ограниченный рынок легкой и сверхлегкой нефти. А США по-прежнему импортируют нефть тяжелую и сернистую». «Я не стал бы преувеличивать влияние отдельных стран на стоимость нефти. На США, Саудовскую Аравию и Россию приходится примерно по 10% мировой добычи. В каком-то смысле все одинаково виноваты в обвале котировок. В этом смысле США виноваты на 10%», – говорит Роман Ткачук. По его мнению, возращения нефти в район $50–60 за баррель ждать не стоит, так как ее предложение превышает спрос, а игроки не готовы урезать добычу, боясь потерять долю на рынке.

Повод для беспокойства из-за низких цен на сырье есть не только у Москвы. Стремительно дешевеющая нефть бьет также по американским нефтедобывающим корпорациям. В прошлое уходят времена, когда этот бизнес был сверхприбыльным и относительно легким. В реалиях сегодняшнего дня всем приходится думать о мерах экономии: России – о секвестре бюджета, энергетическим компаниям США – о сокращении операционных издержек.

Разорительная нефть

В РФ черное золото стало дешевле питьевой воды. 16 января баррель нефти стоил около 2200 руб. 159 л воды (именно таков объем барреля) обойдутся примерно в 3000 руб. Углеводороды превращаются в бросовый товар – и это заметили не только в России. По всему миру нефтегазовые корпорации урезают траты на новые проекты. Согласно исследованию британской компании Wood Mackenzie, сокращение расходов в начале 2016 г. стало самым быстрым за последние несколько десятилетий. Всего на сегодня корпорации заморозили 68 крупных программ по геологоразведке и добыче. Они стоили $380 млрд. Запасы на брошенных месторождениях оцениваются в 27 млрд баррелей, а возможная суточная добыча – примерно в 3 млн бочек. Умерить аппетит должны и американские компании. В противном случае, многим из них придется столкнуться с разорением. Не спасет даже возможность продавать нефть иностранным потребителям.

По расчетам главного аналитика Промсвязьбанка Екатерины Крыловой, чистые операционные издержки эффективных сланцевых компаний в США составляют $12–19 на баррель добытой нефти. Если предприятие хочет инвестировать в производство и увеличивать объемы выкачки, ему надо тратить $27–37 на бочку. «Точка безубыточности для сланцевых корпораций находится на уровне $34–48 за баррель WTI. Длительное нахождение котировок ниже данной цены невозможно без шоков», – считает Екатерина Крылова.

12 января сразу несколько американских консалтинговых компаний рассказали о трудностях в нефтяной отрасли. Wolfe Research предупредила, что к середине 2017 г. треть нефтяников в США ждет банкротство. Энергетические корпорации США теряют до $2 млрд еженедельно, сообщила AlixPartners. А в Cowen&Co считают, что американскому ТЭКу придется ужать расходы на 51%, до $89,6 млрд.

«При сохранении низких цен на нефть банкротство наименее устойчивых нефтяных компаний неминуемо», – уверен Дмитрий Дзюба. В середине прошлого года более 80% операционного денежного потока предприятий с общей добычей порядка 3 млн баррелей в день направлялось на обслуживание долга, продолжает он. С учетом 50‑процентного падения цен на нефть группа риска значительно расширилась. «Вместе с тем, надо понимать, что череда банкротств нефтяных компаний в США совсем не обязательно должна привести к выпадению соответствующего объема предложения из мирового баланса. Во многих случаях может произойти просто смена собственника», – подчеркивает эксперт.

«Сегодня многие компании вынуждены добывать нефть себе в убыток, чтобы обеспечить хотя бы минимальный поток наличности для расчетов перед подрядчиками и банками», – отмечает Мария Белова. На начало января 2016 г. процедуру банкротства в США запустили всего 42 нефтегазодобывающие компании Северной Америки из более чем 2000, говорит эксперт. «Но их суммарный долг – порядка $17 млрд, что совпадает с уровнем ВВП таких стран, как Босния и Герцеговина, Исландия, Бруней или Камбоджа. Не исключаю, что при сохранении текущих нефтяных цен мы можем стать свидетелями лавины банкротств. Причем не только добывающих компаний, но и обслуживающих их финансовых институтов», – предупреждает она.

«Американские компании достаточно интегрированы, чтобы пережить низкие цены на углеводороды. В отличие от российских, они почти совсем не продают сырую нефть», – добавляет аналитик IFC Markets Дмитрий Лукашов. Он поясняет, что корпорации торгуют моторным топливом и нефтехимической продукцией, стоимость которых снижается не так сильно по сравнению с ценой сырой нефти. Еще один позитивный фактор – доступ к дешевым кредитам.

Если США и ждет лавина нефтяных банкротств, она не сильно скажется на экономике государства. Процветание страны не зависит от одного лишь сырьевого сектора. В РФ ситуация противоположная – вот уже 15 лет власти делают ставку на черное золото, все глубже насаживаясь на углеводородную иглу. Теперь рентная модель развития разваливается. А мы принимаем участие в настоящей войне за рынки сбыта. В этом конфликте силы противников не равны.

Мировая нефтяная война

Смогут ли американские компании потеснить других участников борьбы за покупателей и продвинуть вперед марку WTI – вопрос спорный. Но факт остается фактом: на рынке нефти появился новый полноценный игрок. США обкатывают экспортные схемы, прощупывают европейскую и азиатскую почву, ищут новых потребителей. Высококонкурентное пространство, находящееся под давлением больших объемов предложения, стало еще теснее.

Важнейший участник нефтяной войны – Саудовская Аравия. Есть теория, отдающая конспирологией. Она гласит, что королевство сознательно обваливает котировки, отказываясь сокращать добычу. Информация к размышлению: на последнем заседании ОПЕК было решено поднять производственные квоты, несмотря на низкие цены на нефть. МВФ предупреждал Эр-Рияд, что бюджет страны может быть сбалансирован только при $106 за баррель. 

Чтобы всех переиграть, саудиты решили пойти на риск. Они используют резервы, оформляют внешние займы и вкладывают полученные средства в наращивание добычи. Стоимость нефти соответственно падает еще быстрее. Делается все это ради того, чтобы убрать конкурентов. Например, тех же американцев. Королевство какое-то время сможет жить и при $5 за баррель. А нефтяные корпорации США канут в Лету. Вместе с ними – компании из многих других стран. Тяжело придется и России. И вот тогда предложение резко упадет, а Саудовская Аравия выйдет на пустой рынок, чтобы снять все сливки. Согласно данной теории отмена эмбарго на вывоз нефти из США – первый шаг к тому, чтобы не дать королевству стать мировым энергетическим гегемоном. Конечно, все может быть куда прозаичнее: нефтяные компании наращивают добычу, чтобы просто не лишиться доли на рынке. В общем, продают, пока продается.

Так или иначе, Москва остается на периферии больших процессов. В мировой нефтяной войне Россия – пассивный участник, которому остается только качать черное золото, продавать его по дешевке и с отчаянием наблюдать, как стоимость углеводородов падает еще сильнее. Это «новая нормальность», если пользоваться терминологией Алексея Улюкаева, – удобное словосочетание, позволяющее избегать таких слов, как «кризис» или «катастрофа».