Top.Mail.Ru
$ 58.13
 108.40
£ 72.70
¥ 45.22
 59.88
Нефть WTI 111.08
GOLD 1850.57
РТС 1253.69
DJIA 31880.24
NASDAQ 11535.28
BTC/USD 29189.00
политика

Бегство из Facebook в Telegram не гарантирует анонимности

Фото: Алексей Зотов / ТАСС Фото: Алексей Зотов / ТАСС

Массовый переход россиян из сильно замедленного правительством Facebook во все еще бодрый Telegram не гарантирует им конфиденциальности, которую обещает пользователям Павел Дуров. Его бунт против государства эксперты называют маркетинговым приемом: создатель мессенджера не делает ничего, что могло бы навредить бизнесу, и, по косвенным данным, сотрудничает с российскими властями. Но альтернативы у россиян, похоже, не остается: в ближайшее время в стране могут заблокировать даже YouTube. 

По словам источника, YouTube в России скоро будет значительно замедлен или заблокирован. «Решение будет предложено и принято в самое ближайшее время», — заявил Telegram-каналу Glavmedia один из «старожилов Рунета», топ-менеджер в области IT. Альтернативой YouTube станут пока еще работающий TikTok, российские видеосервисы и, как ни странно, Telegram. Сейчас идет значительная миграция лидеров мнений и обычных пользователей в мессенджер Павла Дурова.

Это лишь одна из причин, почему Telegram, созданный Дуровым девять лет назад, переживает уже второе за год многомиллионное нашествие россиян. Если год назад 70 млн пользователей перешли туда из сбоившего WhatsApp, то теперь вслед за селебрити они создают Telegram-каналы вместо Facebook-аккаунтов. Роскомнадзор стал блокировать Facebook и Instagram в ответ на блокировку РИА «Новости», телеканала «Звезда», «Ленты.ру» и «Газеты.ру». На прошлой неделе в Telegram массово переходили жители Иркутской, Липецкой, Амурской, Самарской областей, Ставропольского края и Брянщины

Приманка иллюзорной конфиденциальности

Перспектива закрытия YouTube стимулирует бегство россиян в Telegram еще и потому, что это уже давно не просто мессенджер: Telegram-каналы дополнены функцией комментирования. «Если с VK Дуров был первым после Цукерберга, то Telegram не имеет аналогов, — считает Инна Анисимова, генеральный директор коммуникационного агентства PR Partner. — Его формат совмещает в себе наиболее востребованные функции соцсетей и мессенджеров».

Мартин Петков, эксперт криптобиржи StormGain, считает одним из главных конкурентных преимуществ мессенджера внушительные размеры групповых чатов, где могут общаться одномоментно до 200 пользователей, а также скорость, анонимность и безопасность. Последнее — практически целиком заслуга непубличного старшего брата Павла — Николая Дурова. Именно он с самого начала был техдиректором «ВКонтакте», он же разработал криптографический протокол MTProto для Telegram.

«Сейчас во всем мире идет притеснение свободы слова, — развивает тему у себя на канале  Евгений Коган, управляющий директор ИК «Московские партнеры». — К примеру, Facebook уже за тебя решает, что тебе видеть в ленте, а что нет, цензурируя информацию. В Telegram этого нет и, надеюсь, не будет. Поэтому количество пользователей Telegram быстро растет. Продолжая свою честную политику, Telegram обречен на еще больший успех. И может стоить и $50 млрд, и $100 млрд».

Однако с приватностью Telegram все не так просто. Считается, что он превосходит по безопасности WhatsApp, к работе которого немало претензий. Так, в WhatsApp, несмотря на заверения мессенджера в сквозном шифровании сообщений, всегда виден телефон владельца аккаунта, что воспринимается как риск. Такая же уязвимость есть и в Signal. «Специалистам WhatsApp никто не мешает в одном из обновлений сделать так, чтобы ключи шифрования отправлялись на сервер, что дает возможность расшифровывать все сообщения, — отмечает Вадим Мисбах-Соловьев, технический эксперт Роскомсвободы и Privacy Accelerator. — От такого, увы, защититься можно только в децентрализованных мессенджерах с открытым кодом не только клиентов, но и серверов».

В Telegram свой телефонный номер при желании можно скрыть, но теоретическая возможность прослушки есть и здесь, предупреждает эксперт. «Telegram не стоит использовать ни для чего, что предполагает приватность, — советует Мисбах-Соловьев. — По крайней мере, не используя поверх него дополнительные инструменты шифрования».

«Даже в Telegram я сталкивался с историями, когда у людей удаляли аккаунты за использование стороннего шифрования, мотивируя это якобы нарушением правила не делать сторонние клиенты, которые могут пересылать сообщения, которые не смогут прочесть другие, в частности официальные, клиенты».

По словам представителя Роскомсвободы, если человек беспокоится о приватности, ему следует считать, что данные уже сливаются. «Приватность можно защитить, только не допуская самой возможности слива, а не надеясь на честное слово и обещание не сливать, несмотря на возможность», — уточняет он.

Загадочная монетизация, которая никак не наступит

Экономических причин для сохранения тайны переписки в Telegram тоже не видно. Гарантией сохранения приватности принято считать конфликт Дурова с государством. Работу над мессенджером он начал, покинув Россию после того, как его и партнеров вынудили продать свои доли во «ВКонтакте» структурам Алишера Усманова и Ильи Щербовича.

Дуров всегда подчеркивал, что дистанцируется от любых государств, не только от российского. По словам бизнесмена, он решил осесть в Дубае после того, как ФБР пыталось подкупить его разработчика в Сан-Франциско. Это сформировало вокруг Дурова ореол бунтаря.

Никто толком не понимает, за счет каких средств существует Telegram: сервис популярен во всем мире, а его монетизацию наладить не удается уже восемь лет. Сам Дуров уверяет, что все это время финансирует проект за счет собственных средств, — от продажи «ВКонтакте» он получил $1 млрд. Но каким образом этих денег хватает на техподдержку, непонятно: по оценкам Дурова, поддержание Telegram обходится в $170–200 млн в год.

Эксперты считают, что, если эффективный способ монетизации не будет найден, Дурову придется полностью или частично продать Telegram инвесторам. Вопрос в том, каким именно: часть 15%-го пакета долларовых облигаций Telegram, принадлежащего саудовским инвесторам, уже купил примерно за $75 млн государственный Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ). Иначе говоря, бунтарь берет деньги на освобождение от государства у самого государства.

Евгений Коган не понимает, что мешает Дурову монетизировать сервис. «Например, хочешь открыть Telegram-канал — заплати 100 рублей, — отмечает он. — Растешь, и размер твоего канала уже 5000 человек — плати в месяц по 400–500 рублей».

Учитывая, что бизнес Дурова стоит не меньше $100 млрд, грамотная монетизация может принести ему не менее $1 млрд в год чистой прибыли, считает Коган. По его словам, если Дуров не наладит монетизацию, кредиторы могут отобрать солидную долю в компании, и тогда сервис потеряет самостоятельность. 

«Этот бунтарь никогда не бунтовал»

Косвенным свидетельством того, что инвесторы Telegram лояльны к России, можно считать отказ Роскомнадзора его блокировать и комплиментарность к сервису со стороны госорганов РФ. Также об этом говорит включение «бунтаря» Дурова в официальный список российских «инноваторов» и недавнее загадочное заявление миллиардера, что Telegram стал прозрачнее для борцов с терроризмом.

«Мы живем в мире, где существуют государства. С ними необходимо считаться и на политической арене, и в digital, — замечает Инна Анисимова. — Дуров не настроен на конфронтацию и выстраивает коммуникацию с властями разных государств».

Финансист, основатель и CEO сервиса Take’N’Go Николай Хорт тоже смотрит на эту ситуацию с фатализмом. «Если пользователи не считают нужным влиять на законодательную власть, у них, на мой взгляд, нет морального права обвинять Дурова в соблюдении законов или неформальных правил в этой стране», — говорит он.

«По поводу бунтарства Павла все просто: он никогда и не бунтовал, — уверен Вадим Мисбах-Соловьев из Роскомсвободы. — На самом деле он только манипулировал общественным мнением. Когда он ориентировался на западный рынок — ситуация позволяла играть в кошки-мышки с РКН, и он успешно эксплуатировал недовольство российских пользователей. Сейчас, когда основной поток финансов, судя по косвенным данным, идет из РФ, он под лозунгом "что лучше: Х или полное прекращение работы Telegram в России" делает очень много уступок силовым структурам, абсолютно невзирая на недовольство пользователей. Потому что иначе это навредит бизнесу».

Еще по теме