Top.Mail.Ru
$ 60.53
£ 68.15
¥ 42.02
 61.51
 8.56
Нефть WTI 88.78
GOLD 1711.95
РТС 1044.82
DJIA 29926.94
NASDAQ 11073.31
BTC/USD 20032.00
бизнес

Бремя денег

Портрет Эндрю Карнеги. Автор неизвестен, картина из собрания Национальной портретной галереи (США) Портрет Эндрю Карнеги. Автор неизвестен, картина из собрания Национальной портретной галереи (США)

Эндрю Карнеги, имя которого у большинства ассоциируется с построенным на его деньги концертным залом «Карнеги-холл» в Нью-Йорке, был одной из самых противоречивых фигур в истории крупного бизнеса. Одни превозносят его за заслуги в деле индустриализации США, по мнению других, он — типичный и лицемерный богач. Благодаря невероятному чутью на прибыль бывший рабочий ткацкой фабрики превратился в сталелитейного магната. Но большие деньги его тяготили, и он решил раздать все и умереть в бедности. Но и этот его порыв у некоторых вызывал претензии.

Считается, что характер и взгляды Эндрю Карнеги определили его шотландские корни: будущему миллиардеру были свойственны экономия и прагматичность, дух бунтарства и политический радикализм. Отец, дядя и дедушка Эндрю примкнули к движению чартистов, боровшихся за права рабочих в Шотландии. Когда Карнеги-старший потерял место на ткацкой фабрике во времена экономического кризиса середины XIX века в Великобритании, семья бедствовала.

В 1848 г. — Эндрю тогда исполнилось 12 лет — родители решили переселиться в США. Заняв 20 фунтов на билеты, Карнеги перебрались в окрестности Питтсбурга в Пенсильвании, где уже жили сестры матери мальчика. Штат Пенсильвания в те годы был одним из самых быстро развивавшихся промышленных регионов Америки, и эмигранты без труда нашли там работу.

Эндрю и его отец устроились на местный хлопчатобумажный комбинат. Уильям Карнеги был принят на должность ткача, а его сын-подросток разносил катушки с нитками по цехам и зарабатывал $1,20 в неделю. Фактически это был единственный случай, когда Эндрю занимался физическим трудом: и повзрослев, он не перевалил за 1,60 м, так что его никогда не нагружали. Неказистое телосложение юноша с успехом компенсировал расторопностью, находчивостью и самообразованием, проводя свободное время в библиотеке.

«Мой мальчик Энди»

В 14 лет Эндрю Карнеги устроился разносчиком телеграмм. За несколько лет он самостоятельно научился передавать телеграммы и, когда один из операторов заболел, вызвался его заменить, после чего был принят в офис на постоянную работу. Там его заметил Томас Скотт, управлявший западным филиалом Пенсильванской железной дороги. Скотт взял Карнеги личным секретарем и телеграфистом с зарплатой $35 в месяц. Позже миллиардер вспоминал, что просто не знал, что делать со столь крупной суммой, поэтому отдавал деньги матери (отец уже умер).

Щедрость Скотта объяснялась его глубокой симпатией к ставшему незаменимым сотруднику и квалификацией последнего: Эндрю к тому времени освоил даже железнодорожную логистику и мог заменять начальника в его отсутствие. Недаром Скотт называл Карнеги не иначе, как «мой мальчик Энди». Став вице-президентом Pennsylvania Railway, Скотт рекомендовал на оставляемый им пост именно Эндрю, и в 25 лет молодой человек сел в кресло управляющего филиалом.

Знакомство с Томасом Скоттом, а через него с другими влиятельными людьми и стало для Карнеги путевкой в жизнь. Скотт научил подчиненного инвестировать, используя инсайдерскую информацию, а также оказывал административную и финансовую поддержку многим проектам Карнеги, благо большинство из них было связано с железной дорогой. Работая под началом Скотта и по его же наводке, Эндрю купил на $600 акции транспортной компании Adams Express, с которой Пенсильванская железная дорога заключила эксклюзивный контракт. Для этого мать юноши заложила дом, но в течение нескольких лет вложения себя окупили. 

Следующим проектом Карнеги стала небольшая фирма, выпускавшая одни из первых в мире спальных вагонов. Познакомившись с изобретателем Теодором Вудраффом (построенные по его проекту вагоны были уже опробованы в Нью-Йорке), Эндрю убедил его заключить контракт с Пенсильванской железной дорогой. В результате договоренности между Вудраффом и Томасом Скоттом собранные Woodruff Sleeping Car Company вагоны начали курсировать между Питтсбургом и Филадельфией, а Эндрю Карнеги, купивший на $217,5 акций компании, получил прибыль в $200 000. Еще четверть миллиона он заработал, вложив $40 000 в нефтяные разработки. 

После Гражданской войны в США, на которую Эндрю, кстати, призывали, но тщетно (за $850 он нашел человека, согласившегося отслужить за него), в 1865 г. уже очень обеспеченный 30-летний управляющий решился променять стабильность удачной карьеры на перспективы новой деятельности.

Эндрю Карнеги в 1878 году. Фото: Project GutenbergЭндрю Карнеги в 1878 году. Фото: Project Gutenberg

Чугун и сталь

Уходу Эндрю Карнеги из Pennsylvania Railway предшествовал еще один его проект: за три года до этого он предложил двум инженерам компании, Джону Пайперу и Арону Шиффлеру, создать фирму по строительству железнодорожных мостов. В финансировании Piper&Shiffler Co. приняли участие все тот же вездесущий Скотт, президент Pennsylvania Railway Эдгар Томсон и сам Эндрю (последнему стала принадлежать одна пятая компании). Американская экономика того времени обещала бурное развитие железных дорог, и идея Карнеги состояла в замене деревянных мостов чугунными. Piper&Shiffler была переименована в Keystone Bridge Company, и одновременно с помощью младшего брата Томаса Карнеги, специалиста в металлургии, Эндрю основал Cyclops Mills (позднее — Union Iron Mills), литейный завод, поставлявший металл для тех самых мостов.

Дружба с железнодорожными чиновниками сыграла решающую роль в успехе нового предприятия: с ними Карнеги заключал контракты на строительство новых мостов и замену старых. Keystone Bridge Company начала приносить лично Эндрю прибыль в $50 000 в год. Но бизнесмен заинтересовался другим металлом.

В 1867 г. в поездке по Великобритании Карнеги узнал о конвертере Бессемера, позволяющем производить чистую сталь в больших количествах. С древнейших времен из стали изготавливали только холодное оружие и точные приборы, из-за того что процесс ее производства был крайне затратным. Инновация Бессемера открывала дорогу промышленному применению стали и ее замене железа в строительстве тех же мостов, не говоря уже о рельсах и небоскребах, бум которых в Америке отчасти и был обусловлен стальным изобилием.

Уже через два года после поездки в Европу Карнеги завершил строительство своего первого сталелитейного цеха под Питтсбургом. В течение следующего десятилетия он построил еще несколько сталелитейных заводов по всей стране, а вместе с этим налаживал и прибирал к рукам и производство сырья, топлива и транспортную инфраструктуру. Комплексный подход обеспечил Carnegie Steel Company, консолидированной в концерн в 1892 г., господство на американском рынке. К 1900 г. концерн производил больше стали, чем вся британская промышленность, а Эндрю Карнеги превратился во владельца промышленной империи и одного из крупнейших работодателей в стране.

Накопить, чтобы раздать

Карнеги, воспитанный на идеалах социального равенства, искренне считал себя прогрессивным человеком и другом рабочих. В публичных выступлениях и статьях, к написанию которых он пристрастился во второй половине жизни, предприниматель выражал поддержку профсоюзам и призывал собственников бизнеса разрешать трудовые споры, не доводя дело до забастовок. Но рабочее движение в США принимало все более активные формы. С 1881 г. по 1900 г. в стране прошло свыше 12 000 забастовок, и в них участвовали около 3 млн человек.

В своей компании Карнеги не смог избежать конфликта на Хоумстедском заводе в Пенсильвании. В 1892 г. Генри Фрик, совладелец Carnegie Steel, управлявший тогда предприятием, для увеличения прибыли решил урезать зарплаты и, когда рабочие Homestead Steel Works в знак протеста вышли на забастовку, уволил их, а потом нанял штрейкбрехеров и охрану от агентства Алана Пинкертона. Противостояние вылилось в вооруженный конфликт, погибли девять рабочих и семь людей Пинкертона, после чего власти штата прибегли к военной силе. Эндрю Карнеги в это время проводил отпуск в горах Шотландии и, как он позже утверждал, даже не слышал о забастовке на заводе и не одобрял действий Генри Фрика. Однако вина за произошедшее легла в основном на него — как на основного владельца.

Известно и то, что он вроде бы был ярым противником войн, ратуя за сокращение армии и флота, и одновременно Carnegie Steel являлась одним из крупнейших подрядчиков ВМС США. Считается, что в 1896 г. на президентских выборах республиканец Уильям Маккинли выиграл во многом благодаря финансовой и публичной поддержке Эндрю Карнеги. А через какое-то время Карнеги так же публично обратился к проигравшему выборы Уильяму Брайану, которого еще недавно именовал мошенником и болтуном, за поддержкой в борьбе против милитаристской политики Маккинли на Кубе и Филиппинах.

Эта непоследовательность, считают некоторые биографы Карнеги, объясняется тем, что роль промышленного магната, вынужденного отстаивать интересы крупного бизнеса, не доставляла ему удовольствия. В своем дневнике 33-летний Карнеги называл деньги «худшим видом идолопоклонства». В статье в журнале North American Review в 1898 г. Карнеги сформулировал знаменитое «Человек, умирающий богатым, умирает опозоренным» и заявил, что готов до конца жизни раздать все свои капиталы.

В 1901 г. Карнеги принял предложение финансиста Джона Пирпонта Моргана о продаже Carnegie Steel Сo. Сделка на $480 млн ($310 млрд в современном эквиваленте) сделала Эндрю на тот момент самым богатым человеком в мире. После продажи компании он посвятил остаток жизни благотворительности, раздавая деньги университетам, финансируя открытие библиотек и концертных залов. Одних только органов для церквей США и Великобритании было куплено 7000. Благотворительность Эндрю оценивали положительно далеко не все: в среде рабочего класса, особенно европейского, неслыханная щедрость филантропа по отношению к некоторым университетам и организациям воспринималась как проявление неравного подхода - одним все, другим ничего. К тому же социалисты считали, что таким образом Карнеги пропагандирует капиталистические ценности.

Эндрю Карнеги большую часть жизни прожил с матерью и женился, только когда ее не стало, в 1886 г., на женщине, за которой ухаживал свыше 30 лет. Сам он умер в 1919 г., раздав большую часть своих денег. Его единственной наследнице, дочери Маргарет Карнеги, досталось менее 10% состояния сталелитейного магната.


Еще по теме