$ 71.47
 80.36
£ 89.10
¥ 66.48
 75.64
GOLD 1776.03
РТС 1235.18
DJIA 25827.36
NASDAQ 10207.63
мнения

Канистра для шимпанзе

Министр промышленности и торговли Денис Мантуров. Фото: РИА Новости Министр промышленности и торговли Денис Мантуров. Фото: РИА Новости
Юрий Нерсесов, российский публицист и журналист

Неприятие факта, что «некоторые равнее», лежит в основе российского либерального протеста новейшего времени. Но как объяснить это, например, министру промышленности и торговли Денису Мантурову — вот вопрос.

В наблюдаемой биологом Джейн Гудолл обезьяньей стае неожиданно произошла революция. Безропотно сносивший оплеухи от старших собратьев юный шимпанзе Майк нашел две канистры из-под бензина и начал колотить ими друг о друга. Блеск и грохот так впечатлил матерых вожаков, что они трепетали перед Майком и покорно вычесывали блох из его шерсти.

Лихие 90-е показали, что наши нравы недалеко ушли от обезьяньих. Перед поездкой на деловую встречу приятель мрачно натягивал малиновый пиджак, застегивал на шее толстую золотую цепь и жаловался: «Выгляжу как урод, а что делать? Пацаны не поймут!»

Министр промышленности и торговли Денис Мантуров демонстрирует свою крутость куда масштабнее. Например, селится в президентском люксе пятизвездочного отеля The Peninsula Shanghai за 1,388 млн руб., пока его подчиненные обустраиваются в трехзвездочных гостиницах за девять с половиной тысяч. Или оборудует в министерстве личный скоростной лифт за 468 млн, чтобы возноситься к кабинету, не смешиваясь с планктоном. Ну и поездка с наследным принцем Абу-Даби на машине для гольфа с надписью «Такси» в ходе Dubai Airshow в ОАЭ вызвала в официальных сообщениях из офиса министра куда больше ажиотажа, нежели детали деловых переговоров. Российский столоначальник прямо-таки млел — у него за рулем будущий монарх!

Конечно, разница между шимпанзе Майком, моим приятелем и господином Мантуровым имеется. Первые поднялись из низов — один, используя канистры, второй, поигрывая золотой цепью. У министра биография иная: он прошел во власть, как потомственный советский аристократ, имея за спиной отца — 1-го секретаря Мурманского горкома комсомола и советника посольства СССР в республике Шри-Ланка. Возможно, происхождение и повлияло на поведение. Некоторые коммунистические начальники зачастую считали, что им положены и отдельные лифты, и магазины, и особое питание. Нередко удовольствие получали даже не в самом обладании благами, а от осознания, что сограждане их лишены. Особенно престижным считалось хвастаться зарубежными шмотками. Ветеран советской разведки Игорь Прелин с иронией вспоминал, как жёны наших послов, завидуя местным модницам, оформлялись уборщицами и драили полы, чтобы скопить денег на очередную импортную обновку.

Советское барство расцвело в брежневские времена, но проявлялось и раньше. Герой Советского Союза генерал армии Михаил Казаков вспоминал, как возглавляемый им штаб Воронежского фронта посетили представители Ставки Верховного Командования. Обсудили план наступления, пообедали вполне прилично (капуста, огурцы и селедка под фронтовые сто грамм, борщ, мясо с картошкой и компот), но затем начальник Генштаба Александр Василевский решил, что генералов надо снабжать лучше. Из Москвы отправили вагон деликатесов, и как оказалось, зря. Ушлые железнодорожники отцепили от поезда вагон как неисправный, а груз объявили скоропортящимся и съели сами.

Казаков и Василевский тогда только посмеялись — для них выпивка с закуской стояли далеко не на вершине системы ценностей. Но чем больше загнивал Советский Союз, тем толще становились привилегии вождей и серьезнее относились к ним их обладатели. Уже из второго издания казаковских мемуаров историю с вагоном вычеркнули, однако воспоминания германского фельдмаршала Эриха фон Манштейна цензурировались не столь строго. И открывшие их могли прочесть, что если гитлеровский гауляйтер Ганс Франк мог объедать подчиненных, то самому Манштейну это было сделать куда сложнее. В армии всех кормили из одного котла, и пожилые генералы безропотно жевали вставными челюстями жесткую солдатскую колбасу.

В России устав вермахта не действует, последние ограничения чиновничьих аппетитов рухнули вместе с КПСС, а общественное мнение, регулирующее подобные аппетиты, пока не слишком влиятельно. Вот французского министра экологии Франсуа де Рюжи заставили уйти в отставку, когда тот потратил на ремонт своей квартиры около 65 тыс. казенных евро и закатил, опять же за казенный счет, серию шикарных банкетов. Пришлось понервничать и премьеру Израиля Биньямину Нетаньяху, когда его жена Сара оказалась под следствием за мошенничество и нецелевое использование 100 тыс. евро. На Мантурова же ни депутаты оппозиции, ни митингующие толпы не давят. И неудивительно, что премьер Дмитрий Медведев ему даже выговора не сделал. 

Может, Денис Валентинович у нас один такой? Разумеется, нет! Глава госкорпорации «Роснано» Анатолий Чубайс построил себе дом за 2,5 млрд руб. и жалуется на кражу из него 13 телевизоров. Игорь Шувалов, став вице-премьером, прикупил этаж в Москве и квартиру в Лондоне, возил на семейном бизнес-джете любимых собачек, а «в наказание» был поставлен рулить госкорпорацией «ВЭБ.РФ». Игорь Сечин, Алексей Миллер, Сергей Чемезов, силовики-миллиардеры…. Собственно, так и живут, соревнуясь в безудержном потребительстве, ловя от него не меньший кайф, чем шимпанзе Майк от грохота канистр, многие государственные чиновники и эффективные менеджеры. Имя им легион.