$ 76.41
 91.36
£ 102.08
¥ 73.21
 84.23
GOLD 1785.85
РТС 1281.97
DJIA 29638.64
NASDAQ 12198.74
финансы

Криптовалюта обеспечит центральным банкам тотальный контроль

Фото: РИА Новости Фото: РИА Новости

Что станет с коммерческими банками после внедрения государственных цифровых денег.

Олег Вьюгин
Олег Вьюгин — профессор НИУ ВШЭ, председатель наблюдательного совета Московской биржи

Уже больше десятилетия разнообразные частные платежные системы создают и совершенствуют платежные сервисы, основанные на системе распределенного реестра или блокчейне. Недавно платежная система Pay Pal объявила о добавлении в свои сервисы поддержки цифровых денег. Ранее компании Ripple и Stellar создали децентрализованные системы расчетов в криптовалютах. Другая компания — CoinGate — предлагает продавцам несколько способов приема криптовалют: можно превратить смартфон в POS-терминал, установив соответствующее приложение для iOS или Android, или можно установить плагин или модуль в используемую сегодня в продажах систему электронной коммерции. Еще один способ — установление кнопки на сайт продавца. Список компаний и технологий можно продолжить. Внедрение в расчеты за товары и услуги частных децентрализованных электронных денег с технологической точки зрения сегодня уже не является проблемой. В отличие от их регулирования.

Пока подобные децентрализованные системы расчетов не претендовали на выход на глобальный рынок альтернативных платежей в силу своей локальности — отсутствия достаточной ликвидности и значимой лояльной клиентской базы, — регуляторы терпели и закрывали глаза на то, что частные деньги потенциально могут потеснить в расчетах фиатные деньги центральных банков. 

Первый звоночек прозвенел, когда Американский регулятор потребовал закрыть проект Facebook и присоединившихся к нему еще 27 компаний (в частности, в их число входил и Pay Pal, а также Visa, Mastercard, Uber, Stripe, Booking.com) по созданию платежной системы Libra на основе криптовалюты GlobalCoin. Эту проектируемую криптовалюту можно отнести к категории стейблкойнов, стоимость которых подкрепляется не интересом со стороны пользователей или сложностью майнинга, а резервом в виде фиатных денег. 

GlobalCoin предполагалось привязать к доллару в соотношении 1:1, и таким образом эта монета стала бы электронным заменителем американской национальной валюты. Таким образом, GlobalCoin, в отличие от локальных валют небольших компаний, могла бы стать централизованной с собственным офисом управления — неким подобием «центрального банка» для ее эмиссии. Стейблкойны с привязкой к доллару до этого уже выпускались платформами Tether и TrueUSD, однако накопленная огромная клиентская база Facebook, охватывающая более 2,7 млрд человек, партнерство с крупнейшими мировыми платежными системами и системами электронной коммерции — все это ставило проект вне конкуренции. Регуляторы быстро поняли, что это уже не нишевая «игрушка» в руках локального игрока, а претензия на создание прообраза негосударственного центрального банка цифровой валюты.

Неудачу по подобным причинам потерпел и менее амбициозный блокчейн-проект Павла Дурова Telegram Open Network (TON). Идея, лежащая в основе этого проекта, заключалась в построении на базе клиентов популярного мессенджера Telegram платежной системы в криптовалюте Gram, которая впоследствии стала бы своеобразной экосистемой для ее клиентов. В отличие от Libra, Gram, основанная на новой, более производительной модели блокчейна, видимо, должна была стать децентрализованной криптовалютой. Однако Комиссия по ценным бумагам США остановила и этот проект, ссылаясь на нарушение ее требований при размещении Gram среди частных инвесторов США компанией Дурова.

Позицию регуляторов по отношению к таким проектам можно понять, эффективные частные электронные деньги, если не ограничивать их распространение, способны существенно потеснить в расчетах фиатные деньги центральных банков со всеми отсюда вытекающими проблемами управления денежным обращением, контроля уплаты налогов и отмывания незаконно полученных доходов.

Но органы государственного управления ряда стран решили попытаться возглавить процесс проникновения в традиционные финансовые системы электронных блокчейн-денег путем создания таких валют самими центральными банками. Из наиболее значимых в настоящее время проектов — это задержавшиеся из-за COVIDA-19 планы Китайского центрального банка уже в 2020 году запустить собственную цифровую валюту, а также продвигаемый ЕЦБ проект по созданию возможности осуществлять трансграничные переводы цифровыми деньгами без использования традиционных корреспондентских счетов коммерческих банков открытых в национальных центральных банках. Более того, недавно ЕЦБ запустил социологическое исследование с целью выяснить, насколько готовы граждане Евросоюза к тому, чтобы использовать в повседневных транзакциях цифровые деньги ЕЦБ.

Каковы мотивы таких проектов? Во-первых, тотальный запрет использования блокчейн-денег будет равносилен попыткам остановить прогресс и создаст в этой области технологический арбитраж между суверенными юрисдикциями. Во-вторых, как мы увидим ниже, «правильно построенная» криптовалюта центрального банка — это кладезь тотального контроля за любыми индивидуальными и корпоративными транзакциями, совершаемыми в этих валютах. Подозреваю, что это одна из веских причин первенства Китая в создании государственной криптовалюты. Мы видим, как сегодня Китайские власти частично по этой причине пошли в атаку даже против альтернативных платежных систем в фиатных деньгах. Речь идет об остановке IPO крупнейшей негосударственной экосистемы торговой и финансовой коммерции Alibaba от имени ее владельца Ant Group. Наконец, блокчейн-валюту центрального банка можно построить таким образом, что надобность в двухуровневой банковской системе в области контроля денежного обращения и инфляции вообще пропадет.

Итак, как же центральные банки могут выстроить систему государственных цифровых денег? Есть несколько вариантов. 

Первый — наиболее простой, но и с далеко идущими последствиями для финансовой системы с ее традиционными институтами. В этом варианте каждый пользователь центробанковской цифровой валюты создает криптокошелек в сети блокчейна, которая создана и управляется самим центральным банком или же специальной компанией, созданной в рамках его корпоративной структуры, включая функцию proof of work (верификации транзакций). Похожа на блокчейн сеть, которая предлагалась в рамках проекта Libra. Средства этих кошельков используются для совершения транзакций, которые упаковываются в блоки, пишущие «вечную» историю операций владельца кошелька. В классических пользовательских сетях блокчейн индивидуальные операции клиента шифруются криптоключем (хешируются), известным исключительно владельцу кошелька, и не могут быть изменены никем.

Однако вряд ли такая полная закрытость индивидуальных транзакций устроит государственные регуляторы. Поэтому смею предположить, что любой пользователь государственной цифровой валюты так или иначе, но неизбежно будет под контролем. В результате из всех хорошо известных преимуществ для пользователей частных платежных систем, основанных на блокчейне, в централизованной государственной остается только одно — простота, удобство и относительно низкие издержки по сравнению с необходимостью нести расходы на POS-терминалы, комиссии банкам с каждой транзакции и на оплату дорогостоящих каналов связи.

Главное, чтобы у пользователя был смартфон или компьютер, на котором находится его криптокошелек.

В рамках первого варианта центральные банки получают еще и абсолютно новый инструмент управления денежным предложением и, следовательно, инфляцией. Вообразим, что все пользователи фиатных денег — физические и юридические лица — перевели их средства в фиатных деньгах в кошельки цифровой валюты центрального банка. В этом случае центральный банк становится прямым «держателем» денежной массы и получает возможность напрямую, без участия коммерческих банков, которые в существующей двухуровневой банковской системе являются конечными создателями денежного предложения, управлять денежным предложением.

В новой системе цифровых денег центральный банк может без участия коммерческих банков влиять на совокупную денежную массу, а мультипликатором ее станет взаимное кредитование пользователей, скорее всего при посредничестве разного рода посредников (кредитных и инвестиционных электронных платформ), которые в эпоху обращения больших данных и растущей мощи искусственного интеллекта уже научились быстро и эффективно оценивать кредитные риски заемщиков.

И это не фантазия — развивающий свой кредитный бизнес Китайский финтех-гигант AliPay кредитует заемщиков на основе собственных кредитных рейтингов, определяемых по клиентским профилям огромной базы пользователей финансовых и торговых услуг компании. Фондирование компания получает в коммерческих банках, которые не имеют доступа к сведениям клиентской базы AliPay и поэтому охотно идут на сотрудничество. Еще одно преимущество этой модели — возможность обращать вместе с платежами смарт-контракты, что упростит процесс заключения и контроля коммерческих договоров.

В первой конфигурации цифровых денег центрального банка есть одна проблема не технологического характера: отпадает нужда в большинстве функций коммерческих банках, что может оказаться непростым политическим вызовом для властей. Поэтому можно попытаться рассмотреть второй вариант создания государственной цифровой валюты, с участием в проекте коммерческих банков. 

В этом случае придется строить более сложную модель блокчейна, в которой общая сеть объединит кошельки цифровой валюты, открытые пользователями в коммерческих банках, и кошельки цифровой валюты, открытые коммерческими банками в центральном банке. Вся эта сеть будет работать как единое целое и подобно тому, как работает нынешняя система кредитно-денежного обращения, только вместо фиатных денег и корсчетов коммерческих банков будет функционировать система кошельков, объединенных в единой сети блокчейн цифровой валюты центрального банка. Подтверждение транзакций также будет задачей централизованной компании, через которую будет проходить подтверждение всей иерархии блоков транзакций.

Система в таком виде для пользователей будет, по всей видимости, существенно дороже, но сохранит простоту использования в транзакционных операциях. Однако при такой конструкции вряд ли «игра стоит свеч». Технологически такой сетью блокчейн управлять будет сложнее, и, как отмечалось, она будет дороже.

Поэтому, если власти все-таки решительно пойдут по пути внедрения государственных цифровых денег, то коммерческим банкам придется переквалифицироваться в кредитные и инвестиционные онлайн-платформы, держателем фондов станут центральные банки, а создавать деньги будут сами пользователи.

Пока в таком сценарии нет полной уверенности, но быстрое развитие финтеха повышает шансы на такой исторический разворот глобального финансового мира.