Top.Mail.Ru
архив

MBA за чужой счет

Обучение в зарубежной бизнес-школе по карману только тем россиянам, кто готов выложить за два года несколько десятков тысяч долларов. Об этом мы рассказывали в одной из наших предыдущих публикаций. Но только 10 – 15% слушателей бизнес-школ платят за обучение из своего кармана. Остальные пользуются сторонней финансовой помощью. Существует два реальных источника финансирования: стипендии и гранты для узкой группы особо талантливых, а долгосрочные кредиты – для всех остальных. В последние два года эти кредиты предоставляют гораздо больше школ, чем раньше.

 

Первые финансовые программы, предлагающие льготы и отсрочки в оплате за обучение, стали появляться в западных бизнес-школах в середине 90-х годов. Однако тогда иностранные студенты имели лишь очень ограниченный доступ к этим программам. Сегодня финансовую поддержку студентам предлагают почти в каждой бизнес-школе, и пользоваться ею могут как свои, так и иностранные студенты.

Получить стипендию или грант – мечта любого аспиранта. В этом случае он либо вообще освобождается от платы за обучение, либо вносит только часть суммы. Университетские стипендии присуждаются особо одаренным студентам, получившим самые высокие баллы на вступительных экзаменах и собеседованиях, а также материально нуждающимся. Размеры стипендий варьируются от $5000 до сумм, полностью покрывающих стоимость обучения.

Если студенту не удается получить стипендию по результатам конкурса, то у него есть еще одна возможность отсрочить оплату – обратиться за банковским кредитом.

У многих бизнес-школ существуют специальные договоренности с банками, которые по согласованию с самой школой выделяют кредиты, полностью покрывающие затраты на обучение, медицинскую страховку и учебную литературу. Проще всего такой кредит получить в европейских бизнес-школах. В Европе от самого студента требуется только поступить в школу и не иметь никаких серьезных долговых обязательств перед другими банками. С американскими банками дело обстоит сложнее. В большинстве случаев помимо справок о поступлении от студентов требуют еще и поручительство американского гражданина, серьезные гарантии кредитоспособности, а иногда и внушительный залог.

В России с 1995 года действует программа “Инвестирование в международные курсы MBA”, в рамках которой два банка – голландский ABN AMRO и европейский European Bank for Reconstruction and Development (EBRD) – предоставляют свои кредиты студентам Центральной и Восточной Европы и Центральной Азии, поступившим в бизнес-школы и имеющим договоренности с этими банками. В настоящее время такие соглашения с ABN AMRO и EBRD заключили 15 ведущих бизнес-школ мира: испанская IESE, голландская Rotterdam, американские Harvard, Wharton и др.

По условиям кредитования заемщик должен быть гражданином Европы или Центральной Азии, поступить в бизнес-школу и пообещать, что по ее окончании он отработает около трех лет в одной из компаний Восточной или Центральной Европы. Как правило, предоставляемый кредит практически полностью покрывает затраты на обучение и выдается на срок от 13,5 года до 20 лет. Годовой процент по кредиту колеблется в пределах 7% – 11%.

Еще год назад по программе кредитования студентов из Восточной Европы с банком ABN AMRO работали Лондонская школа бизнеса (LBS), французская INSEAD и Мичиганская школа бизнеса. Однако затем две последние школы пересмотрели условия своего участия и изменили программу кредитования через ABN AMRO. Согласно новым условиям кредит могут получить студенты из любой страны, отменена обязательная отработка по окончании школы, ставка возврата снижена до 10%, а срок возврата кредита уменьшен до шести лет.

LBS же вообще отказалась от сотрудничества с ABN AMRO и заключила новое соглашение с британским HSBC Bank. По словам Анны Шаминой – студентки первого курса LBS, программа ABN AMRO пользуется у слушателей весьма спорной репутацией, поскольку они нередко сталкивались с проблемами при оформлении кредитов.

Сергей Плотников, глава отдела развития бизнеса и стратегического управления лондонского офиса британской технологической компании Video Network, заканчивал LBS в 1999 году и получал кредит у ABN AMRO. В целом он остался им недоволен, поскольку, по его словам, потерял деньги. Первая потеря – на процентах по выдаче кредита. “Мы выплачивали по 9,8%, а HSBC сейчас берет на 2% меньше. Это довольно существенная разница, – рассказывает Плотников. – Кроме того, ABN AMRO начисляет процент не за каждый курс, а сразу за всю программу. На этом теряешь еще около $2 тыс.”.

Лишние расходы студенты несут и на оформлении денежных переводах. Поскольку банк находится в Нидерландах, то каждый плательщик, переводя ежемесячно порядка $600, теряет на переводах $20 – $40.

Получить кредит через британский банк HSBC может только уже зачисленный студент. “Так что без собственных денег все равно не обойтись, – говорит Анна Шамина. – Любому заемщику приходится заплатить школе $8 тыс. наличными перед началом обучения плюс $1,5 тыс. банку в качестве залога. Если студент передумает учиться, залог останется у банка”.

В HSBC в отличие от ABN AMRO кредит можно получить не только на обучение, но и на проживание. На аренду жилья банк дает учащимся бизнес-школ $14,5 тыс. “HSBC не берет в залог собственность и не требует поручительств. Кроме того, я по собственному опыту знаю, что HSBC всегда перечисляет деньги вовремя – не нужно постоянно бегать в банк и проверять свой счет. Отдать кредит необходимо в течение семи лет”, – рассказывает Анна Шамина.

В последнее время программы кредитования стали вводить и сами американские бизнес-школы. В частности, в школе Kellogg действует программа предоставления кредитов на обучение и проживание под 9% годовых. Школа Stanford в прошлом году открыла программу совместно с Bank of America. Кредит не требует поручительств и выдается на 13 лет.

Среди банков, оказывающих финансовую помощь в том числе и российским студентам, необходимо упомянуть также Citibank, с помощью которого Мичиганская, Гарвардская и Уортоновская бизнес-школы кредитуют своих студентов. А бизнес-школа Columbia выдает кредиты через Bank of South Dakota.

 

Семь раз отмерь – один раз займи

Перед тем как принять заявку на тот или иной заем, каждая бизнес-школа предупреждает своих студентов, чтобы они не торопились запрашивать большие кредиты. Прежде чем писать запрос о займе, нужно оценить свои реальные и потенциальные финансовые возможности на протяжении всего обучения. Так, уже на втором курсе обучения у многих студентов появляются дополнительные источники финансирования. К примеру, некоторые студенты устраиваются на должность ассистента преподавателя и получают за семестр зарплату в размере $2500 – 4000. Есть возможность оплатить оставшуюся часть обучения и после летней интернатуры. Многие компании в залог дальнейшей отработки оплачивают своим практикантам оставшуюся сумму на обучение. К подобной финансовой поддержке прибегают около 5% – 10% студентов каждой из бизнес-школ.

Общее правило: чем престижнее школа, тем больше у нее возможностей для финансовой поддержки своих студентов. Многие благодарные выпускники, которым удалось найти очень прибыльную работу сразу по окончании школы, выделяют солидные гранты другим учащимся. По словам Джона Репперта, директора центра по науке и международным связям бизнес-школы Kennedy, ежегодно их школа получает в качестве грантов от своих выпускников порядка $10 млн.

Еще одно важное обстоятельство, которое необходимо иметь в виду студентам: будьте осторожнее с многочисленными компаниями, которые предлагают помощь в получении стипендий или грантов на обучение в обход бизнес-школ. Поскольку программы MBA стоят действительно больших денег, некоторые мошенники просто пытаются нагреть на этом руки.

Еще по теме

архив
«Агрессивная ценовая политика в наши планы не входит»
Крупнейшая корейская автомобилестроительная компания Hyundai активно готовится к новому наступлению на российский рынок. Реформирована дилерская сеть, обновляется модельный ряд. Этим летом стартовал производственный проект Hyundai в Таганроге, где на заводе ростовской ФПГ «Донинвест» будут собирать седаны Accent. Рассказать о планах корейской компании в России обозреватель «Ко» Андрей Цыбульский попросил главу представительства Hyundai Motor Хюн Ки Байка.   «Ко»: В первом полугодии продажи Hyundai составили всего 357 автомобилей. Результат весьма скромный. К примеру, дилеры вашего дочернего предприятия Kia продали в России гораздо больше машин. Чем это объясняется? Хюн Ки Байк: Как вы, должно быть, знаете, Hyundai Motor Company начала продавать свои автомобили в России еще в 1992 году. Торговля велась через международный торговый дом Hyundai Corporation. К 1997 году Hyundai продавал на российском рынке до 4 – 5 тыс. машин ежегодно. Однако экономический кризис 1998 года серьезно ухудшил наши позиции в России. Фактически мы смогли возобновить деятельность лишь в конце 1999 года, когда открылось российское представительство Hyundai Motor. Московский офис координирует работу не только российских дилеров, но и партнеров Hyundai на Украине, в Белоруссии, странах Балтии и других республиках бывшего СССР. Минувший год прошел в заботах о создании дилерской сети, и реальные продажи начались лишь в этом году. Результаты первых шести месяцев, действительно, скромны, однако мы уверены, что со временем дилеры смогут продавать больше машин. «Ко»: Сколько автомобилей Hyundai Motor намерена продать в России в этом году? Х.Б.: В этом году наша цель – продать 2,5 тыс. автомобилей. А в 2002 году Hyundai планирует довести российские продажи до 10 тыс. машин. Естественно, эти цифры включают в себя и автомобили местной сборки. «Ко»: Сколько дилеров имеет Hyundai на российском рынке, планируется ли дальнейшее расширение сети? Х.Б.: На сегодняшний день в России у Hyundai Motor Company семь официальных дилеров: три в Москве, два в Санкт-Петербурге и еще по одному партнеру в Саратове и Екатеринбурге. Все эти компании имеют солидный опыт в автобизнесе, и мы уверены, что совместными усилиями нам удастся поднять продажи и укрепить рыночные позиции Hyundai в России. Мы не думаем, что существующую дилерскую сеть необходимо расширять, однако всячески приветствуем попытки дилеров создавать собственные субдилерские сети. «Ко»: Отличается ли ценовая политика Hyundai в России от ценовой политики, проводимой компанией на других рынках – в частности, существуют ли специальные цены для российских дилеров? Х.Б.: Hyundai Motor ежегодно экспортирует около миллиона автомобилей. Благодаря образцовому соотношению цены и качества наши машины пользуются заслуженным признанием у автомобилистов 180 стран. Тем не менее мы постоянно работаем над дальнейшим повышением качества производимых автомобилей, создавая новые модели с использованием самых современных технологий. В этой связи мы не рассматриваем агрессивную ценовую политику в качестве определяющего фактора в борьбе за клиента. «Ко»: Этим летом ваша компания договорилась с ФПГ «Донинвест» о сборке автомобилей Hyundai в Таганроге. Сколько машин вы планируете собирать? Х.Б.: Соглашение с ФПГ «Донинвест» было подписано в феврале 2001 года, а реальное производство начато в середине июля. До конца года ТагАЗ планирует собрать примерно 3,5 – 4 тыс. автомобилей модели Hyundai Accent, а в 2002 году ожидаемый объем выпуска составит 8 тыс. автомашин Accent. «Ко»: Откуда приходят в Таганрог сборочные комплекты? Будет ли локализовано производство комплектующих? Х.Б.: Сегодня комплектующие для сборки производятся в Корее, однако с течением времени «Донинвест» планирует частично локализовать их производство. «Ко»: Планируете ли вы расширять модельный ряд на ТагАЗе? Х.Б.: В будущем мы не исключаем возможности появления новых моделей. Однако сегодня говорить об их выпуске на ТагАЗе, боюсь, рано. Если проект будет развиваться успешно, мы обязательно обсудим этот вопрос с нашим ростовским партнером.
«Агрессивная ценовая политика в наши планы не входит»
архив
Серп и доллар
За то, что Россия поддержала позицию Ирака относительно новых условий программы «Нефть в обмен на продовольствие», Саддам Хусейн пообещал предоставить российским нефтяным компаниям особые привилегии. Воистину друзей в международной политике нужно выбирать с умом: нефтяные ресурсы Ирака неисчерпаемы, а Запад из-за абстрактных политических и моральных соображений сам ограничивает себе доступ к этим богатствам. Коммерсантам даже на руку то обстоятельство, что Хусейн диктатор, а экономика Ирака не отличается либерализмом: раз выполнение контракта контролируется самим диктатором, то чиновники не будут вымогать взяток, рабочие не потребуют повышения зарплаты, а попытки конкуренции будут задушены в самом зародыше. Гением такого рода был Арманд Хаммер – американец, который воплотил в жизнь мечту любого бизнесмена о монополии не где-нибудь, а в тоталитарной советской России.
Серп и доллар