Top.Mail.Ru
рынки

«Местечковый менталитет мешает развитию туристического потенциала»

Фото: 123rf / Legion-Media Фото: 123rf / Legion-Media

Дальний Восток выходит в национальные лидеры по привлечению турпотока. В Минэке подсчитали, что поток гостей уже на 10% превысил доковидные показатели: по итогам прошлого года более 3,5 млн человек посетили Приморье, Камчатку, Сахалин и другие регионы. Еще больше россиян и иностранцев хотели бы сюда приехать. Замминистра экономического развития Дмитрий Вахруков, выступая на ВЭФ, спрогнозировал двукратный рост числа туристов к 2030 году. Какие усилия для этого необходимо приложить, «Компании» рассказал заместитель гендиректора Fun&Sun Александр Сирченко. 

Планы озвучены амбициозные: готов ли макрорегион переварить такой поток?

— На вызов надо смотреть с разных точек зрения. В первую очередь эта работа связана с реализацией инвестиционных проектов на территории дальневосточного округа, об этом говорил глава Минэкономразвития России Максим Решетников. Это касается прежде всего появления новых средств размещения. Гостиницы должны быть в достаточном количестве и высокого качества. 

Кроме того, важно, как устроены объекты показа, так как турист приезжает не просто в номере отеля посидеть. На Дальнем Востоке и в Арктике колоссальное количество природных объектов или уникальных промышленных предприятий, которые выступают точками притяжения. Нередко проводятся интересные этнокультурные праздники. Однако, если за пределами самих регионов о них не будет известно, все инвестиции можно считать выброшенными на ветер. 

Чтобы этого не произошло, надо активно продвигать туристические объекты как на международном рынке, так и внутри страны.

Александр Сирченко, Fun&SunАлександр Сирченко. Анатолий Медведь / Росконгресс
Еще одна важнейшая составляющая популярного турпродукта, и в отношении Дальнего Востока это наиболее болезненный вопрос, — транспортная доступность. 

— Задачу обеспечить туристам возможность быстро и легко добраться до интересных мест продолжает ставить президент России. Это включает строительство дорог, организацию авиаперевозок с субсидированием. При этом, на наш взгляд, режим господдержки следует распространить на чартерные перевозки и блоки мест на регулярных рейсах авиакомпаний (т.н. туроператорские тарифы), что сразу повысило бы их доступность и в положительную сторону повлияло на ценовую доступность: мы не один раз поднимали этот вопрос, что должны быть специальные условия для игроков туристической области в виде субсидий дальних перевозок или спецтарифов для покупателей туров. Когда чартеры субсидировались, нам удалось сформировать стабильный прогнозируемый турпоток. После прекращения субсидирования цены изменились, и спрос существенно сократился.

Как строятся отношения федеральных туроператоров с местными компаниями?

— Когда мы заходили в некоторые регионы — будь то организация чартерных перелетов или продажа индивидуальных туров, зачастую сталкивались с тем, что турпродукт хороший, инфраструктура есть, билеты можно купить, но местных партнеров нет. Все разрозненны, из-за этого организовать что-либо сложно или цены заявляются непомерные. 

Во многом местечковый менталитет мешает развитию туристического потенциала: компания испытывает страх, что федеральный туроператор придет и сломает сложившиеся схемы. Однако это происходит из-за непонимания того, как устроены взаимоотношения между игроками туристического рынка. Мы не создаем свои принимающие компании в регионах, а фактически берем тот продукт, который принадлежит местным туроператорам, оптимизируем его под запрос клиентов, чтобы выстроить оптимальный для массового туриста баланс цена-качество, а затем продвигаем через собственную разветвленную сеть маркетинга и дистрибуции. У нас, к примеру, около 50 собственных агентств, более 500 франчайзинговых и свыше 24 тысяч независимых агентств, которые с нами работают. 

При этом местный туроператор не теряет возможности самостоятельно реализовывать свои туры. Вы продавайте то, что вы продавали, но у вас есть возможности в сотрудничестве с крупным федеральным туроператором расширить свой бизнес, продавая и новый турпродукт, соответственно, получить большие доходы. Это, в свою очередь, привлечет больше туристов. За ними придет инвестор, потому что появляется стабильность потока. 

Что может быть конкурентным преимуществом такого турпродукта? 

— Во-первых, российские регионы и особенно дальневосточные — отличаются культурным многообразием. У нас красиво собраны коренные народы Севера, Сибири, Дальнего Востока в своеобразное этнокультурное ожерелье. Интересны их обычаи, их гастрономические традиции, образ жизни. В конце концов просто интересно, как люди ведут хозяйство, учитывая, что несколько месяцев в году у них арктическая стужа и температура опускается ниже 50-60 градусов по Цельсию. 

Чаще всего туриста наиболее привлекают комплексные продукты, которые предоставляют возможность познакомиться и с природными объектами — это и вулканы, и океан, и горы, и тайга — и с этнокультурой  жителей этих регионов. 

Отдельным блоком идут продукты в рамках промышленного туризма. Красноярская ГЭС или космодром Восточный — туда сложно организовать тур, но они пользуются большим интересом. 

Иными словами мы имеем уникальные природные богатства, культурное разнообразные, сложнейшие инженерные объекты, но пока мало умеем правильно это позиционировать.

Если речь идет о въездном туризме, то возникают также проблемы языковой разницы. Насколько сложно организовать такой поток?

— Очень важно знание целевого рынка и методов воздействия на его представителей. Да мы понимаем, что, например, китайский турист, если он не получит переводчика на родной язык, не получит кухню, к которой привык, в Россию просто не поедет. Чтобы понять все потенциальные сложности, надо поставить себя на место иностранного туриста  почувствовать его тревоги. Когда болевые точки будут выявлены, можно начинать их решать — рассказывать об интересных продуктах, привлекать аккредитованных и квалифицированных гидов, искать переводчиков. Тогда удвоить турпоток будет не так уж сложно. 

Еще по теме