Top.Mail.Ru
$ 60.43
£ 73.95
¥ 45.57
 64.24
 9.00
Нефть WTI 92.40
GOLD 1785.86
РТС 1118.40
DJIA 33309.51
NASDAQ 12854.80
BTC/USD 24562.00
финансы

Рисков не избежать: инициативу ЦБ по девалютизации раскритиковали

Фото: SOPA Images / Contributor/Getty Images Фото: SOPA Images / Contributor/Getty Images

Центробанк решил продолжить ранее взятый курс на девалютизацию. В ближайшее время регулятор введет новые меры, направленные на снижение числа операций в долларах и евро в банках. Не обойдут вниманием и госкомпании: им рекомендовано перевести свои накопления в валюту дружественных стран. Опрошенные «Компанией» эксперты называют эту меру вынужденной и отмечают, что из дружественных валют россиянам и бизнесу в стране сегодня предлагают выбрать только волатильный юань. В то же время никаких гарантий, что дружественные государства в один день не перейдут в разряд недружественных, ни у кого нет.

Сергей Дроздов, финансовый аналитик:

Мера, озвученная сегодня ЦБ, безусловно, вынужденная. Центробанк хочет минимизировать риски блокировки денежных средств в долларах и евро — валютах недружественных стран — за рубежом. Вряд ли кто-то будет рад переходу из одной валюты в другую, потому что валюты, на которые рекомендует переходить Центробанк — это валюты развивающихся стран. Они подвержены рискам, характерным для стран с развивающейся экономикой. 

Ярким примером тому является Китай. Визит Пелоси (спикер Палаты представителей конгресса США — прим. ред.) на Тайвань пока не отразился на курсе юаня, но если представить, что там будет какая-то заварушка, это, безусловно, окажет на него влияние. К тому же, юань — еще более волатильная валюта, чем доллар и евро. Дирхам, валюта ОАЭ, не такая ликвидная валюта. С другой стороны, в плане устойчивости она более интересна, потому что привязана к доллару.

Резюмируя, можно сделать вывод, что наши компании и банки при переходе на новые валюты будут нести дополнительные риски. По сравнению с риском возможных блокировок, которые существуют сейчас, эти риски, наверное, ниже. Но на самом деле неясно, как будут складываться наши отношения с дружественными странами дальше. Если вспомнить 1980-ые годы, то тогда у нас с Китаем были не очень хорошие отношения. Где гарантии, что они не испортятся в будущем?

Экономист, профессор кафедры международных финансов МГИМО Валентин Катасонов:

Хочется спросить, почему ЦБ вообще допустил накопление такого гигантского количества токсичной валюты? Почему не начал девалютизацию в конце февраля? Если мы посмотрим на отчетность Центробанка и на его платежный баланс, то увидим, наверное, еще сто миллиардов токсичной валюты. Я говорю о средствах, которые могут быть заморожены.

Что касается общей девалютизации, то она сегодня происходит и без вмешательства Банка России. Те, кто держит на счетах доллары, евро, британские фунты, японские иены и так далее прекрасно понимают, что валюта токсичная, что ее надо сбывать. Поэтому я нахожу советы регулятора неудачными: люди, компании, банки и физлица сами могут найти возможности для снижения своих рисков, ухода от риска заморозки и даже конфискации этой токсичной валюты.

Совет по конвертации средств в валюты дружественных стран мне кажется несколько размытым. Сегодня они дружественные, а завтра нет. Если вы помните, изначально перечень недружественных стран состоял из 48 позиций, а сегодня их уже 55. А что, если завтра будет 80?

Кроме того, где вы возьмете такое количество валюты дружественных государств? И кто будет ее брать? На нее нет спроса. Единственная валютная пара, которая действительно имеет хорошую динамику, — это рубль — китайский юань. Но делать ставку на юань с геополитической точки зрения тоже довольно опасно.

Хорошим выходом, на мой взгляд, была бы инвестиция в золото. Это универсальные деньги и единственный безопасный актив.

Владимир Левченко, финансовый аналитик, сооснователь портала v-levchenko.ru:

Исходя из того, как менялся курс рубля в последние полгода, основная масса валютных накоплений крупных компаний-экспортеров уже ликвидирована. Причем они именно ликвидированы, а не переведены в так называемые валюты дружественных стран. Соответственно, говорить о девалютизации таких компаний в данном случае бессмысленно. Речь можно вести только о том, что новые валютные поступления имеет смысл сохранять в других валютах, поскольку евро сейчас является валютой токсичной. Все безналичные евро по сути находятся в европейском Центральном банке, то есть при наложении санкций на НРД и НКЦ они могут просто быть украдены или заморожены. Доллар в этом смысле является менее рискованной валютой: если что-то подобное произойдет с ним, то только после того, как европейский ЦБ заблокирует безналичные евро.

Однако ни ЦБ, ни Минфин не делают ничего для создания нормальной инфраструктуры, в результате которой многие компании могли бы иметь валютную подушку в так называемых дружественных валютах. По сути сейчас выбор среди этих валют один — китайский юань. А это в условиях, когда мир одной ногой уже стоит в мощном экономическом кризисе — далеко не лучшая валюта. Кризис в Европе и США будет сильно бить по Китаю, и, соответственно, по курсу юаня.

Стоило еще в марте экстренно организовать переговоры с Центробанками других стран, и прежде всего с регионами, валюта в которых привязана к американскому доллару. Из таких валют у нас на Мосбирже торгуется только доллар Гонконга, но там до самого последнего времени была просто космическая премия. Плюс это валюты стран Персидского залива. Причем нужно не просто заниматься тем, чтобы компании могли купить эту валюту. Мы должны получить доступ к долговому рынку.

Для банков доллар и евро сегодня действительно являются токсичными валютами. Наша банковская система на 90% состоит из подсанкционных банков, которые в принципе не могут осуществлять никакие операции ни в долларах, ни в евро. Зачем им иметь такие счета? Тем более, что риск блокировки безналичных евро есть, и его нужно минимизировать. Только делать это нужно совершенно другими способами. В частности, повышать финансовую грамотность населения, а ЦБ занимается ровно обратным.

Еще по теме