Top.Mail.Ru
$ 62.00
 108.40
£ 75.25
¥ 47.09
 61.80
Нефть WTI 112.04
GOLD 1846.67
РТС 1239.83
DJIA 31261.90
NASDAQ 11354.62
BTC/USD 29395.00
рейтинги

Русское IPO: двери закрываются

Фото: Mario Tama / Staff / Getty Images Фото: Mario Tama / Staff / Getty Images

Скоротечный бум российского IPO 2020–2021 годов закончился — на ближайшие 10 лет компании с российским капиталом про IPO могут забыть. Но некоторые счастливчики успели проскочить в это открывшееся окно возможностей. Про русских «детей IPO», успевших урвать серебряную ложку, мы рассказываем в этой статье.

В историческом 1996 году в США прошло 688 IPO (Initial Public Offering — первичное публичное предложение акций). С тех пор эту цифру не мог преодолеть никто — даже в 1999-м, в год «пузыря доткомов», количество размещений не дотянуло до пятисот. В остальные годы их число редко превышало три сотни. Но в 2020 году картина резко изменилась — на американские биржи пришли 480 новых эмитентов. А в 2021 году рекорд 1996-го был побит: в Соединенных Штатах прошло более 1000 IPO.

Успехи Московской биржи куда скромнее — в прошлом и позапрошлом годах число новых акций и расписок российских эмитентов на ней в сумме составило около двух десятков. И это с учетом листинга отечественных компаний, акции которых ранее торговались за рубежом. Но даже эту цифру можно считать достижением, ведь в 2019-м на организованные торги вышли акции всего двух эмитентов с российскими корнями: сервиса по поиску работы HeadHunter и Freedom Holding Corp., оказывающей в России услуги на фондовом рынке под брендом «Фридом Финанс». Причем листинг они получили на NASDAQ, а статистику Мосбиржи пополнили осенью 2020 года лишь расписки на акции HeadHunter.

Резкий рост числа новых размещений акций стал во многом следствием пандемии. Для борьбы с падением экономики ведущие мировые центробанки весной — летом прошлого года были вынуждены, снизив ставки до околонулевого уровня, начать накачку экономики новыми деньгами путем выкупа облигаций с рынка. Это привело к падению доходностей безрисковых госбумаг до уровней ниже инфляции — вложения в них стали убыточными. И инвесторы во всем мире ринулись на рынок акций.

Время частных инвесторов

«На рынках капитала складывалась благоприятная ситуация, — говорит портфельный управляющий УК "Сбер Управление Активами" Илья Купреев. — Мировая экономика находилась в стадии уверенного восстановления после спада в предыдущем году, при этом ведущие центробанки сохраняли очень мягкую монетарную политику и поддерживали высокий уровень ликвидности в мировой финансовой системе, что обеспечивало повышенные уровни оценки многих классов активов, включая акции, по сравнению со средними историческими значениями».

На фоне ралли мировых фондовых индексов наступило отличное время, чтобы подкинуть инвесторам новые бумаги. Исторически именно в периоды подобных «бычьих» рынков и фиксируются новые рекорды по числу и объему размещений. И это естественно — в условиях бума можно продать бумаги нового эмитента особенно дорого.

Одним из подходов к оценке акции, не имеющей рыночной стоимости, является сравнительный метод: эмитент сравнивается с аналогичной компанией, имеющей признаваемые биржевые котировки, и с применением ряда не очень прозрачных коэффициентов рассчитывается его «справедливая» цена. Для России этот метод применим с большой натяжкой, поскольку отечественный фондовый рынок невелик как по капитализации, так и в плане отраслевого разнообразия эмитентов. Но для сравнения можно использовать западные аналоги.

Кроме того, на биржу в погоне за доходностью бежали миллионы новых частных инвесторов. Россия не осталась в стороне: ЦБ в прошлом году четыре раза снижал ключевую ставку, что привело к тому, что проценты по банковским депозитам стали проигрывать инфляции.

«Рост IPO на российском рынке можно было связать с двумя ключевыми факторами, — поясняет эксперт по фондовому рынку "БКС Мир инвестиций" Дмитрий Пучкарев. — Первый — низкая ключевая ставка ЦБ РФ. Мягкая денежно-кредитная политика обуславливала повышенный уровень ликвидности, благодаря которому поддерживался спрос на активы, в частности на акции, размещаемые в рамках IPO. Второй момент — увеличение числа активных инвесторов на Московской бирже. За счет этого ликвидность торгов выросла, что увеличивает привлекательность площадки для первичного размещения».

Весной 2020 года, на самом дне падения фондовых рынков и пике «самоизоляции», все руководители российских брокерских компаний в унисон говорили о небывалом притоке частных инвесторов. Но объясняли они это не повышением финансовой грамотности, а лишь тем, что население больше времени стало проводить в интернете.

«До пандемии число инвесторов в России было менее 4 млн, сейчас — более 17 млн человек», — говорил начальник управления торговых операций на российском фондовом рынке «Фридом Финанс» Георгий Ващенко. Часть этих новых инвесторов и стала впоследствии покупателями акций компаний, только выходящих на рынок.

«Российские IPO прошлого года — это эхо глобального бума IPO, имеющего, в общем, ту же основную причину, что и рост стоимости криптовалют и курса акций бигтеха, — полагает аналитик ФГ "ФИНАМ" Леонид Делицын. — Это приток новых денег на рынок как благодаря интересу новых инвесторов (молодежи и гиг-воркеров, заслугу привлечения которых считает своей RobinHood), так и из-за государственного стимулирования экономики. Оказавшись в изоляции и потеряв возможность тратить деньги привычным образом, молодые люди с самым разным уровнем доходов обнаружили, что через смартфон можно инвестировать в акции. И они принялись покупать. После того как акции всем известных компаний стали очень дороги, вырос интерес к новым, более рискованным вариантам вложений, таким, как инвестирование в IPO».

«Выйти в кэш» и не только

Считается, что целей вывода акций на биржу две — привлечение финансирования для реализации будущих проектов и полный или частичный выход из компании ее основателей, так называемый выход в кэш. Последний вариант опытные инвесторы не очень любят, справедливо задаваясь вопросом: а зачем продавать хорошую компанию? Но почти вся история российских IPO — это как раз про «окэшивание» акционеров.

В России действовал еще один мощный фактор, стимулировавший собственников бизнеса выводить свои компании на биржу. После присоединения Крыма стратегические иностранные инвесторы одномоментно забыли про Россию. А именно они покупали по справедливой цене как сложившиеся российские компании, так и перспективные стартапы. Теперь же, чтобы выгодно продать бизнес, нужно создать публичную историю, рассчитываемую на основе биржевых котировок рыночную капитализацию и повысить ликвидность акций, то есть увеличить их оборот. Только после этого можно вести переговоры о продаже большой доли компании стратегическому инвестору.

В основном именно для увеличения ликвидности проходят листинг на Московской бирже эмитенты, уже торгующиеся на западных площадках. «На глобальных биржах трудно выделиться среди десятков и сотен компаний-аналогов, —говорит Делицын. — Обычно эмитенты ожидают, что российские инвесторы, которые лучше знают их бизнес, будут торговать акциями активнее, чем зарубежные».

Несмотря на то что мотивы выхода на биржу у всех компаний разные, объединяет их одно — одномоментно бизнесы стали дороже, а их акционеры — богаче. А некоторые в один день стали миллиардерами, заняв место в списке самых богатых людей где-то между Ковальчуком и Ротенбергом.

Крупнейшие IPO

Данные о личных состояниях предпринимателей и капитализации компаний приведены по состоянию на середину февраля. Непредсказуемая волатильность на мировых биржах бумаг компаний, связанных с российскими бизнесменами, и введение новых санкций не позволяют скорректировать данные. Но в среднем после начала специальной операции на Украине компании с российским участием просели в Лондоне, Нью-Йорке, Гонконге и на других площадках на 30–60 %. Что соответствующим образом сказалось и на личных состояниях их акционеров.

Arrival — нестандартное Ipo

Капитализация компании после листинга на NASDAQ $13,6 млрд, личное состояние Дениса Свердлова — $10,6 млрд

Британский производитель электробусов Arrival, созданный бывшим главой Yota и экс-замминистра связи Денисом Свердловым, получил рыночную оценку на NASDAQ в марте 2021 года. Сделка стала крупнейшим листингом в истории британских стартапов — стоимость компании оценили в $13,6 млрд, а Денис Свердлов с 76 % в капитале Arrival стал обладателем $10,6 млрд.

Это произошло не в ходе классического IPO, а посредством объединения с американской CIIG Merger Corp., бланковой компанией, так называемой SPAC (Special-purpose acquisition company).

Такие слияния — особый инструмент выхода на биржу в обход правил IPO. Компания-«пустышка», не имеющая реального бизнеса, проводит первичное публичное размещение акций сама, а собрав деньги, ищет партнера для слияния.

IPO именно SPAC били сейчас рекорды — в 2021 году в США их прошло больше 600. Для инвесторов такие компании — всегда риск, но с наращиванием состояний SPAC справляются превосходно.

Сейчас акции Arrival торгуются почти в шесть раз ниже цены размещения — около $4 в феврале 2022 года против $22,8 в марте 2021-го, соответственно, оценка состояния Дениса Свердлова пропорционально снизилась.

Fix Price — крупнейшее ритейл-IPO

Капитализация компании после IPO $8,3 млрд, личное состояние Артема Хачатряна и Сергея Ломакина — по $3,4 млрд

Столь же ярким примером того, как IPO превращает простых миллионеров в миллиардеров, стал Fix Price. Его IPO стало крупнейшим за всю историю российского ритейла — на момент размещения эмитент был оценен в $8,3 млрд. При этом книга заявок была переподписана в первый же день, а само размещение прошло по верхней границе ценового диапазона.

В результате два основных акционера компании — Артем Хачатрян и Сергей Ломакин — стали долларовыми миллиардерами: IPO принесло каждому по $3,4 млрд.

И хотя состояние их выросло не с нуля (еще в 2007 году они продали свои доли в крупном тогда ритейле «Копейка» «Уралсибу» за $220 млн), до миллиардной отметки им было далеко.

Пандемия, повлекшая за собой снижение доходов населения, привела новую волну клиентов. Те, кто ранее считал зазорным посещать магазины низшей ценовой категории, были вынуждены умерить свои амбиции. В результате выручка Fix Price в 2020 году по МСФО возросла на 33 %, до 190 млрд рублей, число магазинов увеличилось на 655, а чистая прибыль выросла на треть — до 17,6 млрд рублей.

Сейчас акции компании стоят дешевле цены размещения, но экспертов это совершенно не смущает. Их позиция — для того чтобы понять, успешно ли прошло IPO или нет, нужно время. «Если встать на позиции долгосрочных инвесторов, а не краткосрочных, которые будут вполне довольны, если заработают в течение нескольких недель, то успешными можно считать те IPO, через год после которых компании подорожали», — считает Леонид Делицын.

Ozon, капитализация после IPO $6 млрд

Доли АФК «Система» и Baring Vostok — по $2,2 млрд

IPO Ozon также стало одним из самых успешных размещений последних лет. Компания сумела привлечь $1,27 млрд — больше, чем пресловутый $1 млрд, который, по слухам, «Сбер» готов был заплатить за 30-процентную долю Ozon. После IPO доли «Системы» и Baring Vostok составили по 37,2 %, еще 6,2 % — у группы топ-менеджеров и членов совета директоров компании, 4,7 % — у фонда Index Ventures, 4,5 % — у Princeville Global. Оценочная стоимость Ozon превысила $6 млрд.

Оценка доли ее гендиректора Александра Шульгина превысила $100 млн. И это при том, что, по его словам, компания останется убыточной еще пару лет. За двадцать лет она подорожала в 300 раз — старший партнер Baring Vostok Capital Partners Елена Ивашенцева говорит, что в 2000-м оценочная стоимость Ozon составляла $6 млн. Рост капитализации компании продолжился и в дальнейшем — только в первый день торгов акции подорожали более чем на 13 %, а на пике прирост достигал 94 %. Но с весны 2021 года их котировки снижались — в феврале 2022 года бумага стоила на 46 % ниже, чем в момент выхода на Мосбиржу.

«Вряд ли фактор COVID-19 был определяющим для какой-либо компании, вышедшей на IPO, однако можно отметить, что ограничения из-за пандемии пошли на пользу отдельным бизнесам, — говорит Дмитрий Пучкарев. — Ozon во втором квартале 2020 года продемонстрировал мощный рост показателя GMV (Gross Merchandise Value, совокупная стоимость товаров, проданных на торговой площадке за определенный период времени. — Прим. ред.), что могло позитивно отразиться на оценке компании инвесторами в рамках первичного размещения». «Компании, которые выиграли от пандемии, использовали момент, чтобы привлечь средства по более дорогой оценке. Но я не стал бы относить успех компаний сферы электронной коммерции только на счет пандемии. Пандемия еще увеличила темпы роста этого рынка, но и без нее он обладает колоссальным потенциалом и быстро растет», — добавляет Леонид Делицын.

«Многие компании приняли принципиальное решение стать публичными заранее, — согласен Георгий Ващенко. — Просто пандемия, породившая разные тренды в потребительском поведении, стала для них драйвером роста доходов. Оценка бизнеса повысилась».

В пользу ковид-фактора говорят и другие примеры — так, далекая от онлайна группа компаний «Мать и Дитя», которая переориентировала часть бизнеса под COVID-19 и даже открыла собственный ковид-госпиталь, значительно улучшила финансовые метрики во втором полугодии 2020 года. В результате по итогам года ее прибыль выросла на 56 %, до 4,33 млрд рублей. С 9 ноября 2020 года, когда на Московской бирже начались торги глобальными депозитарными расписками ГК «Мать и Дитя», их котировки выросли на 72 %, повысив личное состояние ее гендиректора Марка Курцера до $600 млн.

Freedom Holding Corp., капитализация $3,8 млрд

Состояние Тимура Турлова — $2,8 млрд

Еще одним исключением из стандартного процесса выхода на IPO стал Freedom Holding Corp. — материнская компания российского брокера «Фридом Финанс» и одноименного банка, которая в 2019 году прошла листинг на NASDAQ. Но компания не стала размещать новые акции, а вывела на организованные торги ранее уже торговавшиеся на внебиржевом рынке бумаги.

Таким образом, ни компания, ни акционеры не получили «новых» денег. Возникает вопрос: а с какой целью вообще затевалась непростая и недешевая процедура листинга на NASDAQ?

Сама компания отвечает на него так: «Размещение акций Freedom Holding Corp. на NASDAQ — это знак качества. Листинг предъявляет более жесткие правила к раскрытию информации и более жесткие требования по аудиту и прозрачности, но при этом позволяет привлечь деньги от более широкого круга инвесторов, рассчитывать на членство в индексах и т. д.»

Действительно, включение бумаги в список NASDAQ заставляет всю компанию «собраться», выполнять более жесткие требования, что в конечном итоге может позитивно отразиться на бизнесе. Однако нельзя исключить вероятности, что ее акционеры все же готовятся продать значительную долю какому-либо стратегическому инвестору. В феврале 2022 года капитализация Freedom Holding Corp. составляла около $3,8 млрд. Крупнейшим акционером холдинга с долей 72,56 % является исполнительный директор Тимур Турлов. Его состояние с октября 2019 года, когда акции Freedom Holding Corp. появились на бирже NASDAQ, выросло в 5 раз, до почти $2,8 млрд.

Semrush, оценка после IPO $1,95 млрд

Состояние Олега Щеголева $1 млрд

IPO Semrush на Нью-Йоркской фондовой бирже (NYSE) не вызвало интереса у инвесторов. Было продано всего 10 млн акций вместо планируемых 16,8 млн, причем по нижней границе диапазона $14–16 — за счет допэмиссии компания привлекла $140 млн. Сразу же после размещения котировки пошли вниз и дошли до $10,62.

Однако потом акции начали расти и к сентябрю выросли втрое — до $32,48. К февралю 2022 года их стоимость снизилась до $18,35, но даже после коррекции Олег Щеголев остается миллиардером.

Semrush — сервис конкурентной разведки для профессионалов интернет-маркетинга. Он позволяет продвигать сайты, собирать данные о поисковых запросах, трафике и упоминаемости. Среди клиентов: eBay, Amazon, Hewlett Packard, Forbes, Deloitte, Vodafon, Booking.com, Apple, IBM, Nike, Tesla, Walmart и другие. Штаб-квартира в Бостоне.

Softline, капитализация после IPO $1,5 млрд

Состояние Игоря Боровикова $758 млн

Глобальные депозитарные расписки (GDR) Softline Holding PLC, созданной Игорем Боровиковым, 27 октября были допущены к торгам на Лондонской фондовой бирже (LSE) с вторичным листингом на Московской бирже. В результате размещения допэмиссии компания привлекла $400 млн, что соответствует капитализации в $1,5 млрд. Оценка пакета, принадлежащего Softline Group Inc. (бенефициар Игорь Боровиков), после сделки составила около $758 млн.

В ходе IPO крупнейшие акционеры Softline Holding PLC — Softline Group Inc. (ей принадлежало 77,6 % акций) и Da Vinci Funds (12,8 %) — акций не продавали. А Broadreach Limited сооснователя группы МДМ Сергея Попова, лишь в сентябре получивший 5,4 % капитала Softline Holding PLC, при размещении еще и почти утроил число принадлежащих ему акций. Так что, несмотря на допэмиссию, его доля выросла до 11,1 %, тогда как у Softline Group Inc. и Da Vinci Funds снизилась до 55 % и 9,1 % соответственно. Привлеченные в ходе эмиссии средства планируется направить на будущие сделки по слияниям и поглощениям, инвестиции и общекорпоративные цели.

Не обошлось и без «окэшивания». Часть акционеров (Softline Group, Da Vinci Private Equity Fund II L.P; Investment Partnership Da Vinci Pre-IPO Fund; Zubr Capital Fund I LP) планировала реализовать опционы доразмещения. В этом случае доля фондов Da Vinci снизится до 7,1 %, а Игорь Боровиков будет контролировать 53,3 %.

Softline — глобальный поставщик IT-решений и сервисов, работающий на рынках России, СНГ, Латинской Америки, Индии и Юго-Восточной Азии. Компания помогает организациям в вопросах цифровой трансформации и защите от киберугроз. Она партнер Microsoft — поставщик № 1 его продуктов в России. Головной офис — в Лондоне. Оборот Softline в 2020 финансовом году, закончившемся 31 марта 2021 года, увеличился на 8,9 % год к году и составил $1,8 млрд.

«Европейский медицинский центр», капитализация после размещения $1,125 млрд

Роман Абрамович успел немного «окэшиться» на размещении депозитарных расписок кипрской United Medical Group CY, управляющей сетью клиник «Европейский медицинский центр» (ЕМС). В июле на Мосбирже за ее акции было выручено около $500 млн — и все они ушли не компании, а прежним акционерам.

Продавцами выступили INS Holdings Limited Игоря Шилова (до размещения владел 71,2 %), Hiolot Holdings Limited Егора Кулькова (20,8 %), а также Greenleas International Holdings Романа Абрамовича (6,9 %). Доля первого в итоге снизилась до 55 %, а остальные избавились от акций почти полностью.

В результате бывший владелец производителя соков «Нидан» Игорь Шилов выручил около $180 млн, а оценка оставшегося у него пакета составила около $620 млн. Егор Кульков и Роман Абрамович получили порядка $230 млн и $80 млн соответственно.

И хотя обычно инвесторы относятся к «окэшиванию» с настороженностью, котировки расписок United Medical Group CY в следующие месяцы выросли. Но это объяснимо, учитывая блестящие перспективы рынка частных медицинских услуг. К тому же компания ранее демонстрировала очень высокую эффективность бизнеса. Ее рентабельность по EBITDA за 2020 год была около 40 % — один из наиболее высоких показателей среди аналогов. У сети «Мать и Дитя» она составила 31 %, у турецкой MLP Care — 26 %, а у румынской Medlife — 20 %.

Segezha Group, капитализация после IPO $1,67 млрд

Еще одним известным бенефициаром недавних размещений акций был Владимир Евтушенков. Но если в случае с Ozon его АФК «Система» была не единственным крупным участником (после IPO у нее и у Baring Vostok осталось по 37,2 %), то Segezha Group принадлежала ей почти целиком. Тем не менее прошедшее в апреле 2021 года IPO этого лесопромышленного холдинга также оказалось успешным и для старых, и для новых акционеров.

Было привлечено 30 млрд рублей, что соответствовало капитализации 125,5 млрд рублей ($1,67 млрд). Деньги пойдут на финансирование инвестпрограммы и оптимизацию долговой нагрузки Segezha Group. Ее бизнес-план включает инвестпроекты на 23 млрд рублей в 2021–2025 годах.

В результате допэмиссии доля «Системы» снизилась с 96,88 % до 73,7 %, однако по итогам IPO стоимость оставшихся акций выросла до 92,5 млрд рублей. До размещения аналитики SberCIB оценивали весь пакет «Системы» в 65 млрд рублей.

К настоящему времени акции прибавили в цене еще около 30 %. Капитализация компании превысила $2,2 млрд. Это означает, что не прогадали и покупатели ее бумаг на IPO.

Может быть доволен и топ-менеджмент. 2,9 % акций компании принадлежат ее президенту Михаилу Шамолину, а 0,22 % — председателю совета директоров Segezha Group Али Узденову. Их пакеты можно оценить примерно в $65 млн и $5 млн соответственно.

«Ренессанс страхование», капитализация после IPO $940 млн

Первичные размещения в последнее время наращивали капитал не только новым миллионерам и миллиардерам, не всегда знакомым широкой публике, но и людям, хорошо известным ей в этом качестве еще с 1990–2000-х годов. Один из таких примеров — IPO «Ренессанс страхования», прошедшее 21 октября на Мосбирже. Капитализация компании составила 66,8 млрд рублей, а сама она привлекла 17,7 млрд рублей ($250 млн).

Прежние акционеры в кэш не вышли. «Все деньги пошли в компанию для развития», — заявил основатель и председатель совета директоров группы «Ренессанс страхование» Борис Йордан. Но еще месяцем ранее планы были иными.

В мае в капитале страховщика произошли перемены. К Sputnik Group Бориса Йордана и его партнеров (52,77 %) и Baring Vostok (18,6 %) добавились новые акционеры. Millhouse Романа Абрамовича получил 9,99 %, а Invest AG его партнеров по ряду бизнесов Александра Абрамова и Александра Фролова — 9,55 %. Вложились и близкие к этим бизнесменам топ-менеджеры: 4,33 % получил Андрей Городилов, а президент Invest AG Сергей Братухин — 4,77 %.

И уже в июне в компании заговорили об IPO. В сентябре она назвала продающих акционеров: Sputnik Management Services Limited и аффилированное с ней ООО «Холдинг Ренессанс Страхование» (бенефициары Йордан, Мэри Луиз Феррьер, Дмитрий Бакатин и Сергей Рябцов), Notivia Ltd. (бенефициар Baring Vostok), Laypine Ltd. Абрамова, Bladeglow Limited Фролова и Андрей Городилов. Предполагалось, что сама компания получит до 18 млрд рублей, а ее акционеры — до 7,2 млрд рублей.

Возможно, изменение этих планов связано с тем, что размещение проходило по нижней границе ценового диапазона. Акционеры могли посчитать, что позднее продадут акции выгоднее. Но всерьез говорить об этом пока не приходится: компания и ее акционеры взяли обязательство lock-up на полгода. Возможно, они задержатся и на более долгий срок — Роман Абрамович на IPO не только не продал акции, но и приобрел их на 1,6 млрд рублей.

ГК «Самолет», капитализация после IPO $4,15 млрд

Особенность IPO девелоперской группы «Самолет» — в динамике роста акций, которые меньше чем за год выросли в пять раз.

«Самолет» привлек на Московской бирже 2,9 млрд рублей ($38 млн). Время было выбрано очень удачно — размещение прошло в конце октября 2020 года, когда ключевая ставка Банка России находилась на минимальном уровне, что давало возможность населению брать дешевые ипотечные кредиты.

«Самолет» разместил 5,1 % акций, из которых крупнейшие акционеры Павел Голубков с долей в 47,5 %, Михаил Кенин (37,5 %) и Игорь Евтушевский (10 %) в совокупности выставили 2,5 % акций, а остальное составила допэмиссия. То есть вырученные деньги пошли не только акционерам, но и на дальнейшее развитие.

До февраля 2021 года акции компании стояли без движения, но меры господдержки дали им импульс для роста. Как только правительство РФ запустило льготные ипотечные программы, это спровоцировало не только увеличение спроса на недвижимость, но и резкий рост ее цены. Такая конъюнктура сразу же отразилась на динамике акций компании.

«IPO "Самолета" является самым успешным с точки зрения новых акционеров. С цены размещения акции выросли более чем в 5 раз, — говорит Дмитрий Пучкарев. — Это самая сильная динамика бумаг из последних размещений».

Сейчас капитализация компании составляет 336,74 млрд рублей ($4,5 млрд). Впрочем, в настоящее время ситуация для девелоперов ухудшается: благосостояние населения не растет, многие льготные программы по покупке жилья завершились, а Банк России повышает ставку.

«Совкомфлот» — IPO-пике

Государственный «Совкомфлот», который входит в пятерку крупнейших танкерных компаний мира, вышел на IPO в октябре 2020 года. Ожидания от размещения были высокими.

Во-первых, компания получает выручку в валюте, и считалось, что «Совкомфлот» наряду с привилегированными акциями «Сургутнефтегаза» станет неким защитным инструментом от падения курса рубля, поскольку при девальвационных процессах его выручка в национальной валюте будет расти не только от операционной деятельности, но и от переоценки доллара.

Во-вторых, заявлялось, что привлеченные средства будут направлены на инвестиции и уменьшение долговой нагрузки, а это инвесторы очень любят.

В-третьих, размещался относительно большой объем бумаг — всего было привлечено 42,9 млрд рублей. А чем больше денежная стоимость обращающихся на бирже акций компании, тем она интереснее крупным инвесторам.

В результате «Совкомфлоту» удалось разместить все планируемые акции поровну среди российских и иностранных инвесторов, причем на розничных российских инвесторов пришлось около 15 % заявок.

А дальше все пошло не так. Начался обвал — в первый же день торгов акции компании упали почти на 13 %. А к февралю 2022 года капитализация компании в рублях обвалилась более чем на 30 %.

«Падение акций „Совкомфлота“, на наш взгляд, связано с тем, что компания размещалась на пике рыночной конъюнктуры — в 2020 году, в период избытка нефти и нехватки хранилищ, ставки фрахта танкеров находились на рекордных уровнях, что нашло отражение в высоких финансовых результатах компании. В 2021 году, по мере нормализации рынка и ставок фрахта, доходы компании стали существенно снижаться, что могло разочаровать ряд инвесторов, не готовых к подобному развитию событий», — объясняет причину падения Илья Купреев.

Действительно, размещение произошло после публикации отличной отчетности за первое полугодие, когда компания заработала $226 млн чистой прибыли — больше, чем за весь 2019 год. Причиной таких показателей стало падение цен на нефть и низкий спрос на нее в результате коронавирусного кризиса. Спотовая цена на нефть в отдельные дни падала ниже $10 за баррель, и многие нефтяные компании фрахтовали танкеры, используя их как временные хранилища нефти.

Как только ситуация стала нормализоваться, «Совкомфлот» откатился от этих результатов, и это сразу же отразилось на стоимости акций.

Прекратят ли бумаги падение и хоть частично оправдают ли ожидания инвесторов? Георгий Ващенко считает, что шансы есть. «Сейчас акции ”Совкомфлота” привлекательны за счет ожидаемых высоких доходов в будущем. Компания имеет долгосрочные контракты на сумму около $1 млрд в год, а всего —$19,5 млрд, при этом по мере запуска СПГ-проектов бэклог вырастет. Сейчас у компании значительные капитальные затраты, направленные на экономию топлива и сокращение выбросов», — говорит он.

еще по теме:
IPO по-русски: народ платит всегда
Как инвесторы обожглись на акциях «Совкомфлота» и Ozon
биржа

Последние IPO

В конце 2021 года обстановка на рынке резко ухудшилась. На фоне роста геополитической напряженности и в ожидании ужесточения денежно-кредитной политики ФРС цены на акции быстро пошли вниз. Интерес к бумагам развивающихся стран снизился. Именно на эти дни пришлись два последних российских IPO 2021 года и сразу три объявления об их отмене.

Сервис по аренде и продаже недвижимости «Циан» смог разместиться на NYSE и Мосбирже. Продав ADS по $16, он достиг капитализации $1,1 млрд. Продавцами выступили структуры Elbrus Capital, Goldman Sachs основателей «Циана» Дмитрия Демина и Сергея Осипова. Они выручили $28 млн и $3,4 млн соответственно. Дмитрий Демин сократил пакет до 8,3 % ($91 млн), а Сергей Осипов — до 0,9 % ($9,9 млн). Оценка пакета CEO компании Максима Мельникова (6,3 %) достигла $69 млн. Но рыночная ситуация быстро портилась, и, достигнув на Мосбирже 8 ноября отметки в 1339,6 рубля, котировки ADS «Циан» поле тели вниз, к февралю 2022 года упав ниже 700 рублей.

Чуть позднее успела провести IPO на собственной платформе «СПБ биржа». Разместив акции по $11,5, она получила капитализацию в $1,49 млрд. В результате цена доли гендиректора биржи Романа Горюнова приблизилась к $120 млн, а члена совета директоров Ивана Тырышкина — к $90 млн. К февралю 2022 года эти цифры, впрочем, несколько снизились — на фоне мощной коррекц ии мирового и российского рынков акции биржи упали до $9. Прочим не повезло.

Еще 5 ноября «Делимобиль» перенес размещение на 2022 год. Ранее ожидалось, что его капитализация будет на уровне $760–912 млн. Депозитарные расписки компании должны были появиться на NYSE с дальнейшим листингом на Московской бирже. Официальным объяснением переноса размещения были «рыночные условия». На рынке этот эвфемизм расшифровали как «низкий спрос».

10 ноября должны были начаться публичные торги глобальных депозитарных расписок Mercury Retail Holding (контролирует сети «Красное & Белое» и «Бристоль»), но компания объявила о решении отложить IPO. Объяснила она это тоже «сложившимися рыночными условиями».

А 15 ноября об изменении планов объявила Positive Technologies. Здесь геополитика повлияла прямо: в ноябре компания попала в санкционный список Минторга США. Так что она решила оказаться на Мосбирже в обход процедуры IPO и уже в декабре провела технический листинг без выпуска новых акций и сбора книги заявок.

Несмотря на изменение тренда, инвестбанки говорили о примерно десятке российских эмитентов, способных выйти на IPO в 2022 году. Всего подготовку к размещениям вели более 30 компаний. Назывались как не сумевшие разместиться в 2021 году Mercury Retail Group, «Делимобиль» и «Высочайший», так и давно собиравшихся на IPO «ВкусВилл», банк «Открытие», Совкомбанк, «Первую грузовую компанию». Ожидались на рынке «Еврохим», «Рольф», сеть дисконт-магазинов Familia и многих других.

«У нас большой пайплайн новых размещений на 2022–2023 годы», — отмечал в декабре и председатель правления Мосбиржи Юрий Денисов. Однако схожие заявления биржа делает в каждом декабре — сбываются они не всегда. Аналитики же отмечают, что «окно возможностей», открывшееся для российских компаний осенью 2020 года, закрывается. Главная причина — начавшееся ужесточение кредитно-денежной политики многими центробанками. Именно ее смягчение породило бум IPO, и теперь начинается обратный процесс. На фоне растущего во всем мире инфляционного давления он будет только ускоряться, снижая ликвидность на рынках и повышая премии за риск.

На фоне обострений в области геополитики и туманных перспектив экономики для российских акций настают непростые времена.

Еще по теме