$ 61.47
 68.21
£ 79.78
¥ 55.81
 63.48
Нефть WTI 60.33
GOLD 1487.50
РТС 1524.82
DJIA 28429.40
NASDAQ 8924.95
стиль

Сколько стоит «Золотая маска»

Мария Ревякина. Фото: Пресс-служба фестиваля «Золотая Маска» / Ира Полярная Мария Ревякина. Фото: Пресс-служба фестиваля «Золотая Маска» / Ира Полярная

Совсем скоро в Москве стартует 26-й фестиваль «Золотая маска». «Ко» обсудила с генеральным директором главного российского театрального форума Марией Ревякиной гастрольные спектакли предстоящей афиши, финансовую кухню фестиваля и границы свободы слова на сцене.

Когда Министерство культуры в 2018 году объявило о своем выходе из состава организаторов национальной театральной премии «Золотая маска», это как-то отразилось на финансовой стороне фестиваля, денег не перестали давать? И почему, на ваш взгляд, Минкультуры решило выйти?
Почему — это вопрос не ко мне. А на финансировании фестиваля это решение никак не отразилось, Министерство культуры РФ — по-прежнему один из источников финансовой поддержки «Золотой маски», поддерживает фестиваль с 1994 года.
Какой совокупный размер бюджета предстоящего фестиваля и из каких источников он формируется? Например, проведение крупнейшего Авиньонского театрального фестиваля обходится порядка 13 млн €.
Ежегодный бюджет основного фестиваля «Золотая маска», который проходит в Москве, составляет порядка 300 млн руб., что, конечно, меньше, чем у Авиньона, но тоже немало. Окончательная смета расходов зависит от объема программ и количества спектаклей. У «Маски» есть и другие проекты: региональные («Лучшие спектакли в регионах»), а также зарубежные («Лучшие российские спектакли за рубежом»), но у них отдельное финансирование.
В эту сумму входит работа двух экспертных советов в течение всего года, показ конкурсных спектаклей в Москве, организация работы жюри, проведение внеконкурсных программ («Маска плюс», «Детский Weekend», «Золотая маска в городе»), гастроли зарубежных спектаклей в Москве (уже в январе мы покажем спектакли Анны Терезы де Кеерсмакер и бельгийской компании Rosas), программа для зарубежных продюсеров, директоров фестивалей и театральных критиков Russian Case, проекты «Золотая маска в кино» и «Золотая маска online» — трансляции в кинотеатрах и интернете, — образовательные программы Института театра и, естественно, сама церемония вручения премии «Золотая маска», которая состоится 15 апреля 2020 года в концертном зале «Зарядье».
По цифрам прошлого года, примерно 50 % расходов покрываем за счет средств из бюджета (27 % выделяет Министерство культуры, 18 % — президентский грант, 7 % дает правительство Москвы), 35 % — это средства спонсоров и партнеров. Генеральный партнер фестиваля — Сбербанк, официальный спонсор — «Евроцемент групп», кроме того, нам помогают «Северсталь», РЖД, «Норникель», Фонд Михаила Прохорова, Фонд Романа Абрамовича RA Foundation, Благотворительный фонд Елены и Геннадия Тимченко, Фонд Владимира Потанина и другие компании, которые поддерживают различные проекты «Золотой маски» в зависимости от собственных приоритетов. Каждая организация в конце года получает подробный финансовый отчет о том, на что были истрачены их средства. 13 % приносит продажа театральных билетов на фестивальные спектакли (доход мог бы быть значительно выше, но треть всех билетов мы отдаем спонсорам, партнерам, инфопартнерам, Союзу театральных деятелей, театрам).
Одна из главных проблем крупных театральных фестивалей — поиск подходящих площадок. Как решает этот вопрос «Золотая маска»?
Как правило, московские театры планируют свой репертуар за два-три месяца, крупные музыкальные театры — за полгода, год! Список номинантов объявляется в конце октября, в декабре появляется точная афиша (сам фестиваль стартует в январе-феврале), и у столичных площадок есть время, чтобы в своем расписании выделить даты под спектакли, которые мы привозим из регионов. Мы очень благодарны нашим коллегам, руководителям московских театров за многолетнее сотрудничество.
Но, конечно же, это довольно сложная логистическая работа по поиску нужной тому или иному номинанту сцены. Нет смысла играть спектакль из Лесосибирска на основной сцене МХТ им. Чехова: слишком большой зал. Выбираем площадки не мы, а представители театров, чьи спектакли номинированы или вошли во внеконкурсные программы фестиваля. Для этого они специально приезжают в столицу. Если их все устраивает, то фестиваль как автономная некоммерческая организация заключает договор с площадкой.
Какие основные статьи расходов «Золотой маски»?
Аренда площадок и оборудования, проживание участников фестиваля в гостинице, транспорт по городу, реклама, изготовление самих призов и памятных значков, которые потом будут вручать на сцене лауреатам, проведение церемонии, оплата работы жюри и отчисления РАО, оплата подготовки и съемки спектаклей для трансляции в кинотеатрах или в интернете. Мы знаем, какое финансирование есть от бюджетных источников, а остальные деньги наш отдел фандрайзинга ищет каждый год, чтобы собрать средства на все программы.
Отдельной строкой финансируются два утвержденных секретариатом Союза театральных деятелей независимых экспертных совета — музыкальный и драматический. Эксперты ездят в командировки и отсматривают спектакли, а мы обязаны обеспечить их работу — проезд, проживание, суточные, гонорары. Общая стоимость работы экспертных советов за сезон выливается в довольно большую сумму в 22-23 млн руб.
Срывались ли фестивальные показы в Москве из-за того, что не удавалось найти достаточное финансирование для гастролей какого-то дорогостоящего спектакля-номинанта?
Нет, деньги мы всегда находили. Другое дело, что некоторые спектакли технически очень сложные, и их просто невозможно привезти. Так было с оперой «Жанна на костре» Ромео Кастеллуччи Пермского театра оперы и балета. Были случаи, когда в столице не нашли подходящей площадки. Например, после открытия Новой сцены Мариинки для некоторых их спектаклей-номинантов так и не удалось найти адекватную замену в Москве, даже историческая сцена Большого театра не подошла. Тогда члены жюри ездили в Санкт-Петербург.
В 2018 году церемония вручения премии фактически превратилась в акцию поддержки фигурантов дела «Седьмой студии»: награды постановкам Кирилла Серебренникова и выступления практически всех лауреатов, говоривших о том, что их коллеги должны быть на свободе. Как сверху отреагировали на такую политическую позицию «Золотой маски»?
У жюри и экспертов фестиваля «Золотая маска» нет политических решений, все определяется исключительно художественными критериями. Есть эксперты с их профессиональными знаниями, именно они отбирают спектакли и формируют программы. Все их обсуждения и голосования проходят открыто. Ротация экспертов происходит каждый год. Никто не может «давить» на эксперта, все новые постановки видят только они, совершая огромное количество поездок по России. Вот в этом году эксперты отобрали 79 спектаклей, 244 частные номинации.
Потом к процессу подключается два независимых жюри (музыка и драма), которые смотрят все отобранные спектакли-номинанты. В конце фестиваля, за день до официальной церемонии награждения, проходит тайное голосование, по результатам которого будут объявлены лауреаты.
Процесс принятия решений прозрачен, каждый член жюри или эксперт имеют право свободно выражать свое мнение.
Точно так же, как руководство «Золотой маски» не влияет на позицию экспертов и жюри, оно не влияет на то, что говорят со сцены лауреаты. Если народная артистка Алла Демидова, после получения приза за лучшую женскую роль высказывается в поддержку режиссера спектакля, никто остановить ее не может.
Дело о хищениях в «Седьмой студии» подняло целый ряд вопросов, связанных с театральным процессом. В частности, неоднократно высказывалось мнение, что система финансовой господдержки театра устроена таким образом, что невозможно поставить спектакль без нарушений.
Все возможно, если делать в соответствии с законодательством. Действительно, театр — это планово-убыточное предприятие, прибыльна только антреприза. Расходы театра всегда гораздо больше, чем его доходы. Именно поэтому театр — некоммерческая организация, которая зависит от государственного финансирования.
В прошлом году «Золотая маска» отметила 25-летие. Какой, на ваш взгляд, главный итог четвертьвековой деятельности фестиваля?
Задача «Маски» — выявление талантливых театральных работ по всей России, и фестиваль с этим справляется. Список номинантов для нас важнее, чем финальный выбор конкретных победителей. Именно общая афиша фестиваля показывает картину театрального сезона, дает понимание того, куда движется театр, какие новые жанры возникают, как меняется театральное искусство.
Каждый год на фестивале появляются новые города — Новокуйбышевск, Альметьевск, Норильск. И когда спектакль театра из Лесосибирска оказывается в одном ряду со спектаклем известного Александринского театра, это — прекрасно.
Куда движется российский театр?
Время меняется, и театр меняется: появились видеомэппинг, аудиоспектакли, спектакли-променады, где зритель идет по маршруту в наушниках, театр активно осваивает непривычные пространства: музеи, заводы, промзоны и вообще пространство города. Еще один тренд — синтез разных жанров, который может выражаться очень по-разному. Например, в спектакле «Жанна на костре», который является ораторией, главные роли исполняли драматические артисты, и они, ествественно, не пели. В последнее время вопрос жанра, куда отнести тот или иной спектакль, становится все острее.
Какие интересные спектакли покажут в Москве в этом году?
На самом деле все спектакли фестивальной афиши интересны. Пермский театр оперы и балета привезет синтез оперы и балета «Закрой мне глаза» хореографа Анны Абалихиной и драматурга Ильи Кухаренко и классический балет «Баядерка» Мариуса Петипа, Екатеринбургский театр оперы и балета («Урал Опера Балет») номинирован за оперу Петера Этвёша «Три сестры» (в исполнении двух дирижеров — Оливера фон Дохнаньи и Алексея Богорада), Новосибирский театр «Красный факел» покажет «Дети солнца» в постановке Тимофея Кулябина, спектакль Константина Богомолова «Преступление и наказание» привезет из Санкт-Петербурга театр «Приют комедианта».
После того как фестиваль в Москве закончится, мы повезем спектакли-номинанты в регионы: Воронеж, Казань, Смоленск, Петрозаводск, Иркутск, Братск, Череповец, Кировск, Костомукшу, Санкт-Петербург.
У «Маски» есть и международные программы. Более пяти лет мы сотрудничаем с Израилем, в июне едем туда. С 2005-го ежегодно проводим гастроли в Эстонии и Латвии. Этой осенью был второй фестиваль «Золотая маска» в Стамбуле, в следующем планируем пилотный проект в Швейцарии, на очереди Китай. Вообще запросов из-за границы много. Русский театр интересен миру.

Мария Ревякина — российский театральный деятель, генеральный директор национальной театральной премии и фестиваля «Золотая маска», директор Государственного театра наций, заслуженный работник культуры Российской Федерации (1995), лауреат Государственной премии Российской Федерации (2000).