$ 69.29
 77.12
£ 86.50
¥ 64.39
 72.05
Нефть WTI 12.87
GOLD 1737.22
РТС 1247.61
DJIA 25453.55
NASDAQ 9549.65
мнения

Цирк — искусство для электората

Фото: Photoxpress Фото: Photoxpress

Росгосцирк — крупнейшая цирковая организация, унаследовавшая солидные активы советского цирка — 38 стационарных цирков, не считая десятков гостиниц и общежитий. Правда, программы во многом устарели, а средства из федерального бюджета (в год — примерно 1,5 млрд руб.) долгие годы распределялись непрозрачным образом, к тому же до недавнего времени госкорпорацию сотрясали многочисленные скандалы между руководством и влиятельными цирковыми династиями.

«Компания» поговорила с назначенным в прошлом году генеральным директором Росгосцирка Владимиром Шемякиным о планах переустройства, предстоящих шоу и ситуации, которая сложилась в индустрии развлечений в условиях карантина.

Что из себя представляет мировая цирковая отрасль?

— Цирковых компаний в мире множество, и они невероятно разнообразны.
Канадский частный Cirque du Soleil — это красочное шоу c хорошей музыкой, есть цирки-театры, есть цирки ужасов — например, британское шоу The Circus of Horrors.
Есть и классические школы, в которых должны быть животные, акробаты, жонглеры, клоуны. К классическим циркам относится и наша компания. Кстати, китайские цирки, самые динамично развивающиеся в мире, базируются на советской классической школе. У них высочайший уровень акробатики, но вот в дрессуре они нам уступают. У китайцев больше животных, но они, как правило, являются лишь эстетическим украшением: занавес открывается — и там лежит десять белых, очень красивых тигров, и на этом у них все взаимодействие животных с человеком заканчивается, дрессуры нет.
Зато китайцы прекрасно интегрировали цирки в массовую индустрию. У них много частных цирков, развитие которых поддерживает государство. Инвесторам предоставляют беспроцентные госзаймы на строительство, по новым технологиям по всей стране возводят арены-трансформеры, которые по числу мест сопоставимы со стадионом, и их можно с легкостью переоборудовать в концертные или спортивные залы или использовать для политических мероприятий. Китай понимает, что цирковое искусство — для народа, точнее для электората. Вокруг цирков, как правило, выстраивается индустрия развлечений, есть парки с животными, залы игровых автоматов, магазины и рестораны.

Во сколько обходится производство цирковых шоу? Например, в каждое свое шоу в «Лужниках» братья Запашные, пока им не отдали цирк на Вернадского, вкладывали 5–10 млн $?

— У Cirque du Soleil шоу стоит от 10 млн $, в Китае знакомый владелец частного цирка взял кредит в 6 млн $ на создание нового шоу. В России хорошая программа обойдется в 2-3 млн $: хороший свет и звук — это 1 млн $, животные тоже стоят достаточно дорого.

Владимир Шемякин Владимир Шемякин
Как понять, окупятся ли затраты?

— Рентабельность зависит от двух факторов — места и времени. Хорошее большое шоу окупится только в городах-миллионниках, а самая большая прибыль у цирков в новогодние и рождественские каникулы. За это время можно заработать денег больше, чем за весь оставшийся год.

Какими активами владеет компания Росгосцирк?

— Росгосцирк — правопреемник Союзгосцирка, в который при СССР входили все цирки. После развала Советского Союза система цирков, где было больше 60 площадок, в ряде экс-республик, как, например, на Украине, развалилась, а вот в Белоруссии Минский цирк очень достойный, его недавно отремонтировали.
Специфика Росгосцирка в том, что он пережил крах СССР и лихие 90-е годы, сохранив почти все свои арены, кроме столичных. В 90-е цирк на Цветном бульваре стал частным, его возглавил легендарный Юрий Никулин, а здание Большого Московского цирка на проспекте Вернадского сейчас принадлежит городу.
У самого Росгосцирка, к сожалению, сейчас нет в Москве своей площадки, но мы очень ее хотим.
Всего нам принадлежит 38 цирков (из них пять не работают — например, в Уссурийске, Архангельске) и 36 общежитий и гостиниц. Весь гостиничный фонд объединен в отдельный филиал «Арена», и в планах перепрофилировать их в сеть гостиниц экономкласса. Учитывая то, что отели расположены в центре городов, это может быть интересно и частным инвесторам. Всё-таки 2,3 тыс. номеров.
Но почти все наши цирки нуждаются в ремонте и реконструкции, многие устарели и не всегда соответствуют технике безопасности.

И что вы предпринимаете?

— Мы по мере возможностей проводим ремонты (например, в отличное состояние привели флагманский цирк в Санкт-Петербурге), но очевидно, что нужна масштабная реконструкция зданий, так как износ инфраструктуры составляет 80 %.
В цирке зритель не должен терпеть запахи животных, там должны быть нормальные буфеты, современные и удобные туалеты, рассчитанные на детей, ведь это основная наша публика.

Как устроена работа компании, есть свои труппы при цирках в регионах?

— Собственных трупп при цирках в городах нет. При большом количестве конкурирующих развлечений мы не можем показывать одно и то же представление долгое время, поэтому артисты, согласно графику, переезжают из города в город.
Сейчас одновременно работают 30 программ: половина — наша, половина — частников. Жить на колесах непросто, но в этом специфика цирковой жизни, дети артистов за год могут поменять пять-шесть школ. Цирковые — особые люди, привыкшие к ежедневному риску и колоссальному труду.
У нас есть замечательные цирковые династии — Корниловы, Филатовы, Майхровские (знаменитый клоун Май), Шатировы, Тихоновы, Ивановы и другие.

Во сколько может обойтись проект реконструкции фондов и где планируете брать деньги?

— В прошлом году мы попросили у государства выделить на реконструкцию цирков и гостиниц 18 млрд руб. на ближайшие пять лет. Может быть, и проще было бы снести старые здания и построить новые по современным технологиям, но в этом случае такой же участок в центре города (напомню, советские цирки строились в очень хороших местах) получить будет почти невозможно.
А вот там, где у нас цирков нет, например в Москве, действительно нужно строить современный цирк-трансформер, как у китайцев.

Каков ежегодный бюджет Росгосцирка?

Годовой бюджет примерно 1,5 млрд руб. Нам государство выделяет 600 млн на операционную деятельность и 600 млн на инфраструктурные проекты, еще примерно 350 млн зарабатываем сами. Пытаясь уйти от простоя в будни, начали заключать договоры на проведение в наших цирках концертных мероприятий, сделали детские и молодежные студии в крупных городах, и оказалось, что спрос на это огромный.
Правда, сейчас из-за эпидемии мы ничего не зарабатываем, а теряем.

Что вы предпринимаете в условиях карантина?

— Сразу организовали оперативный штаб, выделили средства на антисептики, маски и прочее, параллельно остановили все программы в городах, артистам дали оплачиваемый отпуск, но кто-то остался ухаживать за животными. Главное, чем мы заняты в эту вынужденную паузу, — творчество. Идет большая работа над качеством программ, в том числе формируем новые. Кроме того, мы сейчас восстанавливаем архив компании, переводим его в цифровой формат. Я спокоен: бюджет четко спланирован и есть понимание, на сколько хватит денег. Учитывая, что каждый день простоя цирку обходится в 8–10 млн руб., и если карантин продолжится, то нам запасов хватит еще на 2,5–3 месяца. Но мы государственная компания, а вот частным циркам совсем плохо. Малый и средний цирковой бизнес на грани исчезновения.

А вы как-то можете помочь коллегам?

— Помогаем кому можем. Так, в Хабаровске попала в сложную ситуацию семья, у которой были носорог и белые тигры, мы включили их в штат Росгосцирка. Для нас — ценное приобретение, для артистов — уверенность в завтрашнем дне. Тем, кто застрял в наших цирках на период пандемии, изменили контракты, чтобы они потом смогли возобновить выступления в тех же городах. Самая плохая ситуация у цирков шапито, которые ездили в основном по районным центрам. Это частные небольшие цирки, многие даже как ИП не оформлены. Сколько их всего по России — никто не знает, но мы предполагаем, что около 200. Они совсем не имеют финансовой подушки, поэтому остановка деятельности для них очень чувствительна. И у них есть животные, поэтому не исключено, что зверей будут усыплять. Мы постараемся сделать максимум от нас зависящего, чтобы помочь частным высококлассным артистам, некоторых пригласили в штат.
Сейчас оперативный штаб Росгосцирка принимает от частных цирков по несколько заявок в день с просьбой о помощи. Им нужны деньги на корма и заработные платы. Деньги мы им дать не можем, но оказываем консультационную помощь. Проблема еще и в том, что многие из этих цирков даже как ИП не оформлены. А на поддержку государства могут рассчитывать только те, кто оформил свой бизнес в соответствии со статьей 15 (использование животных в культурно-зрелищных целях) обновленного закона «Об ответственном обращении с животными...».

Вы пригласили на пост главного режиссера Росгосцирка ученика Дмитрия Брусникина, знаменитого театрального режиссера Юрия Квятковского. Чего вы ждете от этого сотрудничества?

— Чтобы привлечь зрителя, особенно молодого, цирк должен стать модным. Это можно сделать через создание современных динамичных программ, даже если потребуется отходить от классических принципов русского цирка. Джигитовка не обязательно должна проходить в бурках, можно просто сменить костюмы и сделать шоу в стилистике, например, рыцарских турниров. А вот коллаборация с эстрадой, в том числе и с современной музыкой, например хип-хопом, спортом, нужна обязательно. Юрий Квятковский, как талантливый режиссер, имеющий разнообразный опыт и знающий других людей из театральной сферы, может привлечь к цирку внимание именно качеством постановок.
Кроме того, я хочу, чтобы наша команда сделала несколько типов программ. В Санкт-Петербурге зритель хочет дорогих и масштабных шоу, а в маленьких цирках Магнитогорска или Кирова это не покажешь, здесь нужны хорошие, но недорогие по стоимости программы (в среднем программа обходится в 5-6 млн руб.). Субсидия на творчество мизерная, всего на производство шоу выделяется 65 млн руб., но в случае успеха можем увеличить до 200 млн руб.
Надеемся открыться уже в июле, но непонятно, пойдет ли зритель: возможно, люди будут избегать массовых зрелищ еще какое-то время.
Сегодняшняя ситуация показала, что при всех минусах компании у нас есть также огромный плюс, который еще недавно не был так актуален, как сегодня. Мы — госкомпания, а значит, все социальные гарантии работникам будут сохранены.