Top.Mail.Ru
рейтинги

Великий транзит

Иллюстрации: Юрий Реука Иллюстрации: Юрий Реука

Санкции Запада ускорили транзит собственности, который пожилые российские миллиардеры долго откладывали из-за нехватки опыта и традиций наследования. Теперь он осложнен необходимостью выбора между Россией и Западом, между источником доходов и возможностью их в свое удовольствие тратить. Отказ отцов‑основателей от контроля над бизнесом в пользу менеджеров и номиналов оказался чуть ли не единственным способом смягчить этот выбор — особенно для тех, кто душой и телом уже на Западе.

Но это не единственная причина. Возможно, главный мотив — это дать возможность жить и развиваться своим детищам, рождению, жизни и воспитанию которых они отдали свои лучшие годы.

Фактически уйдя с постов генеральных директоров, председателей совета директоров и контролирующих акционеров, они дали своим бизнес-империям возможность новой жизни при новом менеджменте — и вот одномоментно и неожиданно многими ключевыми российскими компаниями стали управлять новые люди, широкой общественности доселе неизвестные.

Российская действительность такова, что один раз отдав контроль над своей компанией под управление другому и уйдя с позиции главного акционера, вернуть собственные компании олигархам первой волны и их реальным наследникам будет непросто. Не исключено, что впереди их ждут эпические битвы с управленцами на опционах и номиналами. Ведь именно так строили свои бизнес-империи сами уходящие атланты: корпоративные войны, перехват управленческого контроля, ситуативные союзы всех против всех. И они очень хорошо помнят, как один раз отдав бизнес, легко можно превратиться из бизнес-легенды просто в легенду, уже из прошлого.

Жесткие санкции против капитанов российского бизнеса последовали сразу за стартом боевых действий на Украине. Наряду с США и Евросоюзом их ввела и Великобритания, ставшая домом для многих олигархов и «прачечной русских денег». Инициаторы санкций не скрывают, что пытаются таким образом побудить 1% россиян, владеющих 60% национальных активов, оказать влияние на решения Кремля по Украине.

Будь на дворе «семейные» 90‑е с их «семибанкирщиной», это, возможно, сработало бы. Но, по справедливому замечанию лондонского лакшери-узника Михаила Фридмана, сегодня рычагов влияния на власть у олигархов первой волны нет. Да и особого выбора тоже: история Олега Тинькова показывает, что продать бизнес они могут лишь узкому кругу отечественных покупателей на весьма неожиданных для себя условиях, причем снятия западных санкций это совершенно не гарантирует.

В этой ситуации самым популярным решением у попавших в черные списки олигархов стал отказ от контроля и выход из советов директоров бизнесов, уходящих корнями в эпоху первоначального накопления. Причем в ряде случаев, как в семье Гурьевых, из контроля и управления уходят не только основатели, но и наследники.

Теперь огромными холдингами, которые больше 20 лет ассоциировались с именами их «отцов‑основателей», предстоит руководить топ-менеджменту. Это дает владельцам слабую надежду, что Запад, вопреки старому анекдоту, будет «бить по паспорту» и персональные санкции не распространятся на бизнес.

Но вместе с тем это знаменует уход со сцены первого поколения российских миллиардеров, которые в силу возраста могут уже не вернуться к штурвалу. И закладывает мину под отложенный транзит собственности: никто сегодня не знает, когда и в каких правовых условиях он завершится. А посредничество государства, роль которого в блокадной экономике постоянно растет, может сделать этот транзит похожим на национализацию.

В этой статье — 10 мастодонтов российского бизнеса, вынужденных отказаться от контроля над собственным бизнесом. Последствия у этого будут самые далеко идущие. 

Михаил Фридман: Нокаут легендарного тяжеловеса 

Михаил Фридман

Первые деньги Михаил Фридман заработал в собственном кооперативе по мойке окон (спекуляции билетами в Большой — одна из любимых баек про Фридмана — не в счет). А первым серьезным бизнесом стало СП по экспорту нефти и металлопродукции, и в его названии уже была буква «альфа» — совместное российско-швейцарское предприятие называлось «Альфа-Эко». Из нее и выросла «великая и ужасная» «Альфа-групп».

Агрессивное развитие и корпоративные войны почти сразу стали визитной карточкой Фридмана — «Альфа» с боем один за другим брала значимые активы и рынки. «Хрестоматийно-альфовскими» стали сделки по покупке ТНК, слияние с BP и продажа ТНК-BP «Роснефти».

Совместное с «Ренова» Виктора Вексельберга приобретение «Тюменской нефтяной компании» (ТНК) сопровождалось скандалом. «Альфа» в 1997 году заплатила за 40% ТНК гигантские на тот момент $810 млн, но несколько лет не могла усмирить и поставить под свой контроль Виктора Палия, тогдашнего гендиректора основного производителя нефти в холдинге — АО «Нижневартовскнефтегаз» (ННК). Пройдя через множество судов, «Альфа» победила — Палий сдался, а в ННК ввели внешнее управление.

После Фридман сумел выгодно договориться с британцами из BP — они объединились с ТНК, купив 50% холдинга за $8,3 млрд.

Но «сделкой века» по праву названа продажа в 2012 году ТНК-BP. За занявшую к тому моменту третье место среди крупнейших нефтекомпаний России ТНК-BP с долей добычи около 16% «Роснефть» заплатила невероятные $61 млрд.

К февралю 2022 году Михаил Фридман подошел с состоянием в $15 млрд. Он жил в Великобритании и увлеченно реставрировал собственный исторический особняк XIX века, где планировал жить.

Так или иначе, через различные форматы владения, в его орбите находились X5 Retail Group («Пятерочка», «Перекресток», «Карусель» и др.), «Росводоканал», «Боржоми», А1, Альфа-Банк (в том числе на Украине, в Белоруссии и Казахстане), инвестиционная компания LetterOne (в ее состав входил оператор Veon («Вымпелком» / «Билайн») и крупнейший турецкий оператор Turkcell) и многие другие активы.

1 марта, после введения персональных санкций, один из самых влиятельных российских миллиардеров 58‑летний Михаил Фридман потерял бóльшую часть личного состояния, был вынужден отойти от дел, выйти из состава совета директоров Альфа-Банка и передать управление менеджменту.

Сам он в интервью заявлял, что ему не хватает денег даже на ресторан и он вынужден сидеть в своем доме в Лондоне. «Власти Великобритании должны выделить мне определенную сумму денег, чтобы я мог поехать на такси и купить еды… Не знаю, хватит ли этого, чтобы нормально жить, без излишка. Я даже не могу пригласить в ресторан. Я должен есть дома и практически нахожусь под домашним арестом», — говорил бизнесмен. Другому изданию он пожаловался, что не хватает денег на клининг в доме: «Может быть, мне стоит убирать дом самому. Это нормально», — рассуждает миллиардер.

Возможно, такими заявлениями на западную аудиторию Михаил Фридман хотел добиться определенных целей. Но в России своему имиджу одного из самых жестких в ведении дел бизнесменов он нанес непоправимый урон. Легендарный миллиардер, чья «Альфа» в корпоративных конфликтах и судах стала именем почтительно-нарицательным, и участник не менее легендарной «семибанкирщины», способствовавшей избранию президентом Бориса Ельцина, запомнится тем, что публично просил денег на такси. Но возможно, мнение российского бизнес-сообщества уже не имеет для него никакого значения. 

Петр Авен: Теперь без буквы А

Петр Авен

Петр Авен одним из первых попал под санкции и покинул пост председателя совета директоров Альфа-Банка, кресло в котором сохранял за собой больше 20 лет.

Выходец из советской научной номенклатуры, Петр Авен всем обязан своему образованию. За физматшколой, одной из лучших в Москве, последовал экономфак МГУ, а затем аспирантура, где он оброс связями, которые позже приведут его к креслу министра и «семибанкирщине». Борис Березовский, Егор Гайдар — с этими главными в его судьбе людьми Авен познакомится именно в МГУ. Позже Егор Гайдар включит Авена в «правительство реформ» и сделает министром внешних экономических связей России. А после отставки его возьмет к себе Борис Березовский на скромную должность советника президента «ЛогоВАЗа». А вскоре, по приятному совпадению, правительство примет решение о резком, а по факту заградительном повышении пошлин на импортные машины, что сразу увеличит прибыль «ЛогоВАЗа».

Петр Авен заработал первые большие деньги на сделках с государственными долгами. Компания, которую он назвал собственным именем «Финансы Петра Авена», сокращенно «ФинПА», специализировалась на услугах по арбитражу долгов СССР, Индии, Ганы.

А дальше было «предложение, от которого нельзя отказаться», от Михаила Фридмана, определившее весь его дальнейший бизнес-путь. Фридман купил половину «ФинПА» и взамен дал новому партнеру 10% Альфа-Банка и специально созданный для него пост президента. Кому из них двоих банк больше обязан своим агрессивным процветанием, вопрос спорный, но факт остается фактом — именно альянс Фридман — Авен позволит Альфа-Банку год от года наращивать свою капитализацию и влияние на рынке.

А самих банкиров сделает политически значимыми фигурами — настолько сильными, что их имена будут вписаны в число «семибанкирщины».

К 24 февраля 2022 года Петр Авен — председатель совета директоров Альфа-Банка, крупнейшего частного банка России, показавшего по итогам 2021 года рекордную прибыль в $1,6 млрд, и занимает 30‑ю строчку в списке 200 богатейших бизнесменов по версии Forbes с состоянием в $5,3 млрд. Крупнейший в мире коллекционер русской живописи начала XX века, он живет с семьей в Лондоне и строит планы по открытию изобразительного музея в Риге для своей коллекции.

Всего этого он лишится за одну ночь. Введенные 28 февраля санкции США, Евросоюза и Великобритании отнимут у него не только бизнес, но и личное состояние.

Чтобы оградить Альфа-Банк от персональных санкций, Петр Авен покинет кресло председателя совета директоров. Быстро и без публичных заявлений. Но сделает другое, которое навсегда останется на страницах Financial Times и новейшей истории. «Наш бизнес полностью разрушен… Мы вынуждены как-то начать новую жизнь… Будет ли мне позволено нанять уборщицу или водителя…»

Нанять уборщицу, как и начать новую жизнь, отошедшему от управления бизнесом 66‑летнему Петру Авену будет позволено. Недавно английский суд разрешил разморозить Авену £1 млн на «поддержание привычного роскошного образа жизни». Что не помешало британцам параллельно завести на него уголовное дело за нарушение режима санкций — согласно обвинению, он «живет не по средствам», несмотря на ограничение трат в £2,5 тысяч в месяц.

Аркадий Волож: «Яндекс»-Патриот и «Яндекс»-Либерал

Аркадий Волож

3 июня Евросоюз включил основателя «Яндекса» Аркадия Воложа в санкционный список из-за «продвижения государственных СМИ» и косвенного финансирования правительства России.

Буквально через полчаса после введения санкций ЕС гражданин Мальты Аркадий Волож покинул пост гендиректора группы «Яндекс», совет директоров и должности в иностранных дочках.

Снижать контроль ему было не надо — у семейного траста Воложа, зарегистрированного на Каймановых островах, в материнской компании Yandex N.V., зарегистрированной в Голландии, всего 45,1% голосов. Так основатель самой главной технологической компании России и «голубой фишки» фондового рынка перестал ей руководить.

Совет директоров «Яндекса» назвал санкции против 59-летнего Воложа несправедливыми. «Его следовало бы похвалить за создание с нуля одной из самых независимых, современных и прогрессивных компаний в России и одной из самых инновационных компаний в Европе», — говорится в сообщении совета.

И это действительно так. В 90-е советские программисты Аркадий Волож и Илья Сегалович разработали для НИИ патентной информации закрытый поисковик «Яндекс». В 1995 году его приватизировали и открыли для всех. Преимуществом сервиса были полная индексация Рунета, учет морфологии русского языка, контекстная реклама и побочные сервисы. Это помогло «Яндексу» стать поисковиком № 1 в бывшем СССР.

Поисковик оброс сервисами и превратился в первую международную русскоязычную экосистему, во многом опередив Google. Основные деньги группе приносят электронная коммерция, доставка, такси, каршеринг, развлекательные сервисы и объявления. Исторического пика капитализация компании на бирже NASDAQ достигла в 2021 году, превысив $30 млрд.

Но сохранить независимость от государства не удалось: разросшаяся экосистема стала слишком важной для власти. Еще в 2019 году государство получило «золотую» акцию «Яндекса» и возможность блокировать любые важные сделки.

То, какую роль играет компания в России, понимают и в ЕС. После 6 пакета европейских санкций финны арестовали активы местной дочки «Яндекса» и призвали расширить их на всю группу. Это поставило Воложа перед выбором: выводить всю компанию за рубеж или «окуклиться» на России, сделав из международной компании чисто национальный госхолдинг.

Основатель компании явно склоняется к первому варианту. В мае израильское издание Calcalist процитировало письмо Воложа премьеру Израиля о решении «перенести глобальную штаб-квартиру “Яндекса” в Тель-Авив и привезти в Израиль многие сотни разработчиков, инженеров и технологов». «Яндекс» опроверг эти планы, назвав текст письма «ошибкой перевода».

Похоже, государство просто не отпустило за рубеж важную для себя компанию. Именно в мае информационные проекты — «Дзен» и «Новости» — выкупил подконтрольный «Газпром-медиа» холдинг VK.

Летом, по просочившимся в публичное поле слухам, Аркадий Волож предложил Кремлю обмен. Он как гражданин Мальты выводит за границу часть проектов — среди них называли службу беспилотников, облака, сервисы «Толока», «Практикум», «Карты» и «Навигатор». А контроль над всем остальным получает российская компания с возможным участием Романа Абрамовича, Владимира Потанина и других предпринимателей. Посредником в переговорах называли Алексея Кудрина.

В компании и в Кремле тогда эти переговоры опровергли. Де-факто «Яндекс» уже на тот момент был разделенной компанией: за границу уехали многие его топ-менеджеры и разработчики, но Волож оставался крупнейшим и скорее всего, контролирующим акционером «Яндекса»: 6,6% голосов в компании принадлежат сотрудникам, что вместе с долей Воложа составляло 51,7% голосов.

Выручка «Яндекса» между тем продолжает расти: если за весь прошлый год она составила 356,2 млрд рублей, то в одном III квартале этого — 133,2 млрд рублей.

О том, чем закончились переговоры с государством, можно судить по тому, что оставшуюся в России часть «Яндекса» возглавил Алексей Кудрин, покинувший ради этого пост главы Счетной палаты. И решать проблемы транзита собственности того, что останется от крупнейшей технологической компании России, отец троих детей Аркадий Волож будет уже после окончательного формального раздела бизнеса. 

Владимир Евтушенков: Олигарх-интеллигент

Владимир Евтушенков

Создатель и теперь уже бывший председатель совета директоров АФК «Система» Владимир Евтушенков развивал собственное детище почти 30 лет и за это время получил славу одного из самых порядочных людей в бизнесе. На репутации бизнесмена не сказался даже домашний арест из-за уголовного дела, связанного с покупкой «Башнефти». Более того, со временем обвинения были сняты за отсутствием состава преступления и признаны ошибочными, а Евтушенков как ни в чем не бывало уже через несколько дней после освобождения присутствовал на официальной встрече бизнесменов с Владимиром Путиным в Кремле.

Если говорить об истоках, то желание заработать на технологической революции появилось у бывшего инженера-химика Владимира Евтушенкова еще в бытность чиновником Московского городского управления по науке и технике. И совершенно логично, что в созданную в 1993 году АФК «Система» почти сразу вошли учрежденные комитетом предприятия.

А если говорить о ключевом слове для Евтушенкова, то слово это будет «Юрий Лужков», мэр Москвы, по одной из версий, они были знакомы еще с конца 1980‑х в бытность последнего начальником средней руки в Минхимпроме СССР. А уже после Лужков приглашает работать Евтушенкова в Мосгорисполком. В этом плане в первоначальных активах бизнес-империи Евтушенкова четко прослеживается «московское ядро» — от Московской городской телефонной сети (МГТС), которая ему досталась по итогам приватизации, — до Мосдачтреста в элитном Серебряном Бору, где сейчас живут миллиардеры и министры.

Следующие 30 лет слово «технологии» не было для АФК и самого Евтушенкова пустым звуком. Несмотря на стандартную для того времени борьбу бизнеса за самые разные активы — от покупки медиа до бензиновых войн, — первые миллиарды Евтушенковым были заработаны на телекоммуникациях — здесь и крупнейший сотовый оператор МТС и МГТС, и различные интернет-провайдеры Москвы.

И потом, уже в 2010‑х, бизнес Евтушенкова станет полноценным федеральным, без явного «московского ядра» и начнет сильно диверсифицироваться — это и сеть клиник «МЕДСИ», и леcопромышленная Segezha Group, и онлайн-маркетплейс OZON, и девелопер «Эталон», и агрохолдинг «Степь», и фармацевтический холдинг «Биннофарм Групп», и МТС-Банк, и попытка войти в нефтяной бизнес.

Единственный громкий скандал, в котором «самый порядочный олигарх» был замешан за 30 лет, — это обвинение в незаконном приобретении контрольного пакета акций «Башнефти», которое вылилось даже в трехмесячный домашний арест. Весь рынок замер — кто-кто, только не Евтушенков.

Но на репутацию самого владельца АФК эта история никак не повлияла — бизнес-сообщество единогласно расценило это дело как инструмент в борьбе за нефтяной актив. И в конце второго акта этой драмы — судебного спора АФК «Система» с «Роснефтью» — Евтушенков пошел на мировое соглашение, что еще раз подчеркнуло, что интеллигент он не только внешне. И даже несмотря на то, что сделать это рекомендовал лично Владимир Путин.

Под санкции Британии 74‑летний создатель и бессменный руководитель АФК попал 14 апреля и уже на следующий день вышел из управления корпорацией. Его личное состояние в $3,4 млрд за два месяца уменьшилось вдвое.

К передаче управления компанией Евтушенков отнесся с удивительной легкостью, по крайней мере внешней. «Это было легкое решение, я давно об этом думал. Ничего страшного в этом нет», — так публично комментировал миллиардер новую страницу истории своего детища.

Что касается реального транзита прямым наследникам, то здесь процесс убыстрился. Сразу после санкций доля его сына Феликса в АФК «Система» увеличилась до 15,2% — таким образом Владимир Евтушенков снизил свое владение в компании до 49,2%, перестал быть контролирующим акционером и вывел главный актив своей жизни из-под удара. 

Вагит Алекперов: Буровик-миллиардер

Вагит Алекперов

Вагит Алекперов в апреле оставил управление «Лукойлом» — компанией, которую создал и которой бессменно руководил почти 30 лет. Крупнейшей частной компанией России и пятым по величине налогоплательщиком России по итогам 2021 года.

Вагит Алекперов был лицом «Лукойла», и, как это часто бывает, его детище в полной мере отражало его характер: спокойное, дружелюбное к акционерам и сотрудникам, небыстрое, с определенной инерцией, государственным мышлением, но без ультра-близости к власти. Сам Алекперов проделал путь от буровика до замминистра нефтегазовой промышленности СССР и, еще будучи достаточно молодым советским чиновником, в 40‑летнем возрасте, выступил с инициативой создания нефтяного концерна по типу «Газпрома». В 1991 году такого гиганта не получилось, однако из ряда нефтедобывающих и перерабатывающих предприятий был создан «Лукойл», названный по первым буквам входивших в него активов — «Лангепаснефтегаз», «Урайнефтегаз», «Когалымнефтегаз». Название придумал компаньон Алекперова, будущий председатель совета директоров «Лукойла» Равиль Маганов, загадочно погибший в сентябре этого года. Алекперову нейминг очень понравился, и, согласно корпоративной легенде, он выделил Маганову немалую по тем временам премию в 300 рублей.

В 1996 году «Лукойл» уже торговался на западных фондовых биржах и традиционно был любим инвесторами из-за своей стабильности и дивидендной политики: нефтекомпания регулярно выплачивала дивиденды, несмотря на кризисы в 1998‑м, 2008‑м и в 2014‑м. К слову о выплатах акционерам — Алекперов и являлся крупнейшим из них, контролируя, по версии Forbes, более 28% акций компании.

К февралю 2022 года Вагит Алекперов — четвертый в списке богатейших людей страны с капиталом в $24,9 млрд. Но начало спецоперации на Украине изменило все.

Состояние самого богатого нефтяника страны сократилось более чем на 50%, а главный пост в его компании теперь занимает другой человек — Вадим Воробьев, проработавший в «Лукойле» 20 лет. По старой лукойловской традиции в топ-менеджеры выдвигаются те, кто давно в ней работает. Варяги здесь не в почете. Сам Алекперов еще за много лет до своей отставки заявлял, что занят подбором преемника, но не видел в этом качестве своего сына Юсуфа. Предусмотрел он и будущее своей доли в «Лукойле»: «Это уже оформлено на бумаге, в том числе в моем завещании, что пакет не может быть разделен или раздроблен, потому что я, конечно, переживаю за будущее компании».

72‑летний Вагит Алекперов говорит, что он патриот и остается в России. А будущее посвятит развитию социальных проектов. 

Андрей Гурьев: Тандем под ударом

Андрей Гурьев

«ФосАгро» — одна из немногих российских крупных компаний, где транзит собственности можно считать состоявшимся: гендиректором компании с 30‑летней историей уже несколько лет является Андрей Гурьев‑младший.

В 1991 году Михаил Ходорковский* решил вложить часть денег своего банка «Менатеп» в недвижимость и создал компанию «Ларс». 70% в ней принадлежало банку, а 30% — бывшему коллеге Ходорковского* по Фрунзенскому райкому комсомола Москвы Андрею Гурьеву. Задачей компании была скупка исторических зданий в центре столицы.

Через несколько лет Ходорковский* поставил Гурьева управлять горно-химическим бизнесом группы «Менатеп» — компанией «ФосAгро». Ядром ее был мурманский «Апатит», добывавший 84% сырья для производства фосфатных удобрений в России.

После кризиса 1998 года владельцы «Менатепа», которые решили сосредоточиться на нефти, часть непрофильных активов уступили топ-менеджерам. Так половина «ФосАгро» досталась Гурьеву и двум его замам — Игорю Антошину и Александру Горбачеву.

Следующим шагом в развитии компании стала переработка собственного сырья — партнеры скупили «Балаковские минудобрения», вологодский «Аммофос», а заодно и производивший для него аммиак «Череповецкий азот». Так «ФосАгро» превратился вертикально-интегрированный холдинг в составе группы «Менатеп».

Выкупить оставшиеся 50% «ФосАгро» Гурьеву и его замам в 2003 году помогло «дело ЮКОСа». Поводом для ареста Михаила Ходорковского (признан в России иностранным агентом) и Платона Лебедева стали обвинения в недоплате налогов «Апатита». А так как главным содержанием дела была все же борьба за нефть, владельцы «Менатепа» согласились продать менеджерам и вторую половину «ФосАгро» — на рынке называли цифру в $200 млн.

В том же 2003 году под каток дела ЮКОСа попал и Александр Горбачев — ему пришлось срочно уехать в Лондон. А спустя восемь лет, когда группа «ФосАгро» вышла на IPO, Горбачев не обнаружил себя в списке ее акционеров. Попытка отсудить 24% акций оказалась безуспешной. А позже Гурьев выкупил 4,59% акций у другого партнера, Игоря Антошина. В итоге семья Гурьевых получила 48,5% одного из глобальных лидеров по производству фосфатных удобрений. Свою долю они предпочитают держать в офшорах.

Оба — и отец, и сын — попали под персональные санкции ЕС и Великобритании. Причем под санкции по итогам встречи с Владимиром Путиным вместе с олигархами первой волны попал уже Гурьев‑младший.

Оба сразу вышли из совета директоров «ФосАгро», а контроль над зарубежным трейдингом передали менеджменту. И хоть этот шаг уменьшил личное состояние Гурьева-старшего с $6 млрд до $4,8 млрд, свою долю в холдинге семья сохранила полностью.

Сама группа «ФосАгро» под ограничения не попала. Более того, из-за роста цен на удобрения чистая прибыль компании за 9 месяцев 2022 года выросла на 88,4% — до 165,5 млрд рублей. 

Андрей Мельниченко: Самый быстрый транзит

Андрей Мельниченко

Летом 2021 года на ПМЭФ Андрей Мельниченко подписал соглашение о строительстве кластера заводов «Еврохима» в Кингисеппе. Это было идеальное место для экспорта удобрений в Европу, где стояла его самая большая в мире парусная яхта за €530 млн — это про нее дизайнер с мировым именем Филипп Старк говорил, что минималистская роскошь этой лодки «подчеркивает математический гений господина Мельниченко». Но математический гений не смог предусмотреть «черного лебедя» санкций — через год яхту арестовали, морская перевалка на Балтике встала, а самому олигарху пришлось срочно спасать от санкций $25‑миллиардные активы, которые он собирал 30 лет.

К раздаче активов на волне большой приватизации юный математик из Гомеля Андрей Мельниченко опоздал. Первые $50 тысяч ему, студенту МГУ, принес обменник, открытый в главном здании университета.

А в 1993 году он с двумя другими студентами физфака — Евгением Ищенко и Михаилом Кузнецовым — создали МДМ-Банк и получили от ФРС США право ввозить в Россию наличные доллары. Банк успешно пережил даже кризис 1998 года.

В начале нулевых Мельниченко, как и многие банкиры того времени, пошел по пути создания ФПГ. МДМ-Банк быстро поглотил семь региональных банков. Размах амбиций впечатлял — он намеревался взять под контроль атомную отрасль страны, объединив при поддержке главы Минатома Евгения Адамова МДМ-Банк с профильным Конверсбанком. Однако у новой власти оказались другие планы: Адамов не только покинул кресло министра, но и сел в тюрьму. Вопрос закрылся сам собой.

Но еще с 1990‑х годов Мельниченко сконцентрировался на получении контроля над разрозненными производителями угля, труб и удобрений. За $1 млрд «Группа МДМ» скупила более 50 заводов и шахт, собрав их в «Трубную металлургическую компанию» (40% выпуска труб), производителя удобрений «Еврохим» и СУЭК — крупнейшую в России компанию по добыче энергетических углей. В нее вошли даже осколки РАО ЕЭС, которые объединили в «Сибирскую генерирующую компанию», которая работает на собственных бурых углях..

В 2006 году партнеры разделили бизнес: «Еврохим» и половину СУЭКа вместе с СГК забрал Мельниченко, МДМ-Банк и вторая половина СУЭКа ушли Сергею Попову, а их доли в ТМК выкупил Дмитрий Пумпянский.

За следующие десять лет экс-банкир вложил в развитие своих активов $23 млрд — выплатил долги советских заводов и создал новые, построил в Эстонии морские терминалы и вывел «Еврохим» в топ-5 глобальных поставщиков удобрений. И к 2016 году СУЭК стал шестым производителем угля в мире и главным в Сибири производителем энергии.

К февралю 2022 года состояние Андрея Мельниченко составляло $17,9 млрд. После исторической мартовской встречи крупного бизнеса с Владимиром Путиным, результатом которой стали персональные санкции ЕС в отношении всех ее участников, его состояние уменьшилось на треть — до $11,1 млрд.

В отличие от других пострадавших миллиардеров, Мельниченко удивил своей дальновидностью и оперативностью одновременно. Ровно за один день до введения санкций он включил алгоритм, заранее разработанный на случай его смерти, — и успел выйти из числа бенефициаров траста, который контролирует акции СУЭКа и Еврохима. Новым бенефициаром автоматически стала его жена — бывшая югославская модель и певица Александра Николич. Правда, схема сработала безупречно только в первой части: вскоре санкции были введены также в отношении его жены.

Сама компания «Еврохим», как и СУЭК, под санкции не попала. А рост цен на удобрения увеличил прибыль «Еврохима» в этом году впятеро.

Вопрос с наследованием и передачей управления пока остается открытым: дети Мельниченко еще слишком молоды. 

Олег Тиньков: Тотальное отречение

Олег Тиньков

Олег Тиньков — единственный в нашем топ-10, кто не вышел из собственного бизнеса после введения персональных санкций, а продал его — причем не формально, а реально — человеку, ранее к его детищу никакого отношения не имевшему. Теперь один из самых успешных российских финтехов, открывший в России эпоху электронного банкинга, принадлежит Владимиру Потанину. С отцом-основателем Тинькофф-банк теперь связывает только его имя. Но и его он намеревается забрать.

Сын кемеровского шахтера, бывший питерский фарцовщик Олег Тиньков любит подчеркивать, что он не олигарх, и это чистая правда. Магазины «Техношок», пельмени «Дарья», пиво «Тинькофф» — все эти начатые с нуля, удачно отстроенные и потом дорого проданные бизнесы не были связаны с приватизацией советской госсобственности. Острое маркетинговое чутье, личный шоу-бренд и лучшие на рынке менеджеры — вот, по его же собственному мнению, слагаемые его разнопланового успеха, пиком которого стал Тинькофф-банк, обогнавший таких финансовых монстров, как Сбер и ВТБ.

А еще — чувство момента. Когда в 2006 году он создавал первый полностью дистанционный банк «Тинькофф Кредитные Системы», мало кто в него верил. Но в кризис 2008 года безофисный ТКС взлетел и открыл в России эпоху электронного банкинга. А в 2013 году на IPO этот бизнес был оценен в $3,2 млрд.

Но чувство момента осенью 2020 года подвело Тинькова. Он отказался продать свой банк «Яндексу» за $6 млрд, запросив на $200 млн больше.

В конце марта 2022 года Великобритания, где жил Олег Тиньков, блокировала все его активы «за тесные связи с правительством РФ». Банкир доказывал, что связей нет и не было, но Лондон не захотел это слышать.

Капитализация британской TCS Group Holding PLC упала с $20 млрд до $7,12 млрд. Собственный банк публично отрекся от него — сразу после того, как Тиньков резко осудил в соцсетях российскую спецоперацию на Украине. Российский менеджмент официально выпустил заявление о том, что эти слова — исключительно частное мнение, а к реальному руководству банком Тиньков давно не имеет никакого отношения.

А еще через неделю стало известно, что Тиньков продал свои 35% в TCS Group «Интерросу» Владимира Потанина — и из миллиардера превратился в простого миллионера.

В июне банкир заявил, что продать бизнес его заставили «представители Кремля» под угрозой национализации, утверждает, что потерял на всей этой истории $8 млрд и сейчас располагает лишь 10% от этой суммы — примерно так же ($860 млн) оценивает его состояние Forbes.

Представители Олега Дерипаски, который судится с Тиньковым за то, что он назвал его в соцсетях «олигархом и вором», утверждают, что своими публичными высказываниями Тиньков пытается создать себе на Западе новую репутацию и таким образом очистить оставшиеся активы. Сам же банкир говорит, что время сидеть на двух стульях прошло.

26 октября Олег Тиньков сообщил об отказе от российского гражданства, пополнив собой число «сверхновых русских», ставших гражданами мира. Теперь уже официально. 

Вадим Мошкович: Растаявший рафинад

Вадим Мошкович

Под персональные санкции ЕС миллиардер Вадим Мошкович — создатель крупнейшего агрохолдинга ГК «Русагро» — попал 9 марта 2022 года, после исторической февральской встречи бизнесменов с Владимиром Путиным. А уже через два дня он оставил пост главы совета директоров компании в пользу гендиректора Максима Басова, владеющего 7,7% материнской компании Ros Agro Plc. Доля самого Мошковича в холдинге упала ниже половины: 7,2% кипрского офшора он уступил некоему Юрию Журавлеву. В этой возникшей ниоткуда фигуре рынок видит просто номинала — Вадим Мошкович слишком долго создавал «Русагро», чтобы оставить бизнес посторонним.

В конце 80‑х юный Вадим Мошкович забросил учебу в МИРЭА, поссорившись с родителями. Но что студенту родители, если он только что выгодно перепродал партию компьютеров? Так и понеслось: товарно-сырьевая биржа, строительство гаражей, торговля водкой «Белый орел» и первый шаг к агробизнесу — поставки сахара кондитерам «Красного Oктября», «Рот Фронта» и «Бабаевского».

В конце 90‑х Мошкович покупает три сахарных завода под Белгородом и занимает 19% рынка, поставляя сахар на 20 кондитерских фабрик. В начале нулевых к скупке сахарных заводов добавляются элеваторы. К этому времени «Русагро» начинает агрессивно поглощать маслоэкстракционные заводы.

К 2003 году «Русагро» успевает отвоевать у «Разгуляя» Аннинский МЭЗ, захватывает контроль над крупнейшим Кропоткинским МЭЗом, скупает Лабинский и Лискинский МЭЗы и контрольный пакет «короля майонезов» — Екатеринбургского МЖК.

Но миллион тонн сахара в год и 20% рынка фасованной масложировой продукции не были для Мошковича самоцелью. Получив 50 тысяч га земли и собственное сырье для кормов, он зашел в мясное и молочное животноводство.

Сейчас ГК «Русагро» — крупнейший производитель сахара, растительного масла, маргаринов, соусов, свинины, молочки и зерновых с банком в 640 тысяч га земли и экспортом в 60 стран. Активы группы расположены в Приморье, Белгородской, Тамбовской, Саратовской, Свердловской, Самарской, Воронежской, Курской и Орловской областях. В числе брендов — «Чайкофский», «Слово мясника», «Мечта хозяйки», «Щедрое лето». Выручка за прошлый год — 222,9 млрд рублей.

Какую роль во всем этом сыграл админресурс, неясно, но география бизнеса «Русагро» указывает на связи с бессменным главой Минсельхоза и губернатором Воронежской области Алексеем Гордеевым, главами Белгородской и Тамбовской областей.

В 2003 году, когда Гордеев пробил квоты на импорт мяса, губернатор Белгородщины Евгений Савченко завел группу Мошковича в местную программу по свиноводству — так появился знаменитый «Белгородский бекон». В 2008 году в рамках «гордеевской» господдержки сельского хозяйства «Русагро» получила миллиардные субсидии. В 2015 году Мошкович, потеснив «Черкизово», заходит в нацпроект развития Дальнего Востока и строит в Приморье огромный кластер АПК, способный завалить свининой Японию и Китай.

Сейчас 10,1% в кипрском офшоре Ros Agro Plc принадлежат Максиму Воробьеву — брату губернатора Московской области. Там, в Коммунарке, Мошкович едва не построил «Город Солнца» на 900 тысяч жителей. Но как только поселок присоединили к Москве, 2500 га земли у олигарха фактически отобрали, и Мошковичу пришлось продать проект близкому к московским властям девелоперу Михаилу Гуцериеву, потеряв около $300 млн. В Коммунарке у него остался только благотворительный проект — школа для одаренных детей «Летово».

Как скажется геополитическая ситуация на бизнесе Вадима Мошковича и его собственной судьбе, пока неочевидно. С одной стороны, у олигарха золотой паспорт Кипра, бизнес ориентирован на экспорт, а его состояние в 2022 году уже снизилось с $2,4 до $1,4 млрд. С другой — восемь лет назад «крымские» антисанкции сделали «Русагро» вторым после «Мираторга» производителем свинины, а за девять месяцев этого года выручка группы уже выросла на 14%.

Получится ли у «Русагро» и в этот раз стать бенефициаром российской политики — уже без Мошковича? 

Андрей Козицын: Спасение утопающих

Андрей Козицын

В 13 лет уральский школьник Андрюша Козицын вытащил из реки ребенка и был награжден медалью «За спасение утопающих». Спустя полвека убеленный сединами миллиардер вновь выступил в этой роли, только теперь ему приходится спасать свое огромное детище — «Уральскую горно-металлургическую компанию», которой он отдал всю жизнь.

Попав в июне 2022 года под санкции ЕС, Андрей Козицын покинул пост гендиректора УГМК, который он занимал больше 20 лет, — ради того, чтобы снизить риски для УГМК, которой санкции не коснулись.

На комбинат «Уралэлектромедь», основу будущей УГМК, пэтэушник Андрей Козицын из Верхней Пышмы устроился в 1980 году. С тех пор вся его жизнь была связана с компанией, которую через 20 лет ему суждено было возглавить, а еще через двадцать — покинуть.

Бывший партнер Козицына, уральский промышленник и монархист Антон Баков, считает, что совладельцем УГМК будущий миллиардер стал, присвоив часть ваучеров трудового коллектива в созданном дирекцией акционерном обществе «Вита». В 90‑е Козицына с его пакетом акций пригласил в совет директоров представитель Михаила Черного Искандар Махмудов, и началась череда недружественных поглощений. Сам Козицын вспоминает это время как «период невероятного духовного подъема».

Сейчас УГМК — крупнейший в России производитель цинка и второй по объему поставщик меди после «Норникеля». В компанию входят более 40 предприятий в России и Казахстане. В 2013 году, когда УГМК последний раз раскрывала информацию, 50% компании принадлежали Искандару Махмудову, 35% — Андрею Козицыну, по 7,5% — членам совета директоров Эдуарду Чухлебову и Игорю Кудряшкину. И в 2013 же году стало известно, что Selmareco Limited (формально крупнейший акционер УГМК с долей 85%) на 58,8% принадлежал офшору Fesco Investment. А тот, согласно данным из списка лиц, оказывающих существенное влияние на решения банка «Кольцо Урала», на 80% контролировался Искандаром Махмудовым и на 20% — его партнером Андреем Бокаревым. Махмудову и Козицыну принадлежали также доли в «Кузбассразрезугле».

В 2021 году партнеры обменялись активами — Махмудову полностью отошли медь, цинк, золото, а Козицыну — черная металлургия из дивизиона «УГМК-Сталь». Компания производит более 1 млн тонн металлопроката в год для машиностроительных, нефтегазовых и строительных предприятий.

После начала СВО и последовавших за ним санкций состояние Андрея Козицына снизилось с $6,3 до $1,9 млрд.

ЕС заморозил его недвижимость во Франции — замок Château Soligny за €55 млн и один из самых дорогих во Франции пентхаусов на набережной Круазетт в Каннах.

Но бизнесмену по-прежнему принадлежат более 40 компаний с общей выручкой более 500 млрд рублей — деревообработка, торговля оружием, пошив одежды, ритейл. Единственной наследницей их считается 23‑летняя дочь Мария Козицына, магистрант факультета мировой экономики и мировой политики ВШЭ.

Еще по теме