$ 74.61
 81.09
£ 92.52
¥ 68.50
 76.85
Нефть WTI 33.51
GOLD 1582.40
РТС 1008.85
DJIA 21181.48
NASDAQ 7201.80
мнения

За 30 лет это худший кризис для туротрасли

Дмитрий Горин. Фото: РИА Новости Дмитрий Горин. Фото: РИА Новости

На рынке туроператоров звучат прогнозы, что число игроков может существенно сократиться. Россияне, так же как и туристы из других стран, откладывают отпускные планы, отказываются от уже купленных туров. Только на итальянском направлении число отказов может дойти до 90 тыс. Какие компании могут не пережить вирус, «Компания» узнала у Дмитрия Горина, советника руководителя Ростуризма, гендиректора холдинга «Випсервис».

Дмитрий, есть мнение, что происходящее в отрасли сейчас нельзя сравнить с событиями ни 2008, ни 2014 года. Вы согласны?
— Это худший кризис за всю историю российского туризма. Я могу это утверждать, потому что 30 лет в этой отрасли. Это беспрецедентная ситуация, которой не было ни при одной эпидемии, ни при политических или экономических катаклизмах. Мы пережили закрытие тех или иных государств, пережили банкротства компаний 2014 и частично — 2018 года.
Сегодня число туристов сокращается не только из-за коронавируса. Цены на нефть, валютные скачки, психологический страх путешествий — все это отразится на туристической отрасли.
Текущие события будут влиять на отрасль в течение ближайших 6 месяцев.
Предварительные оценки ущерба: падение выездного туризма на 25–50 %в зависимости от направлений, сократится и въездной туризм.
К счастью, мы видим, что Китай эпидемию побеждает, и в скором времени к нам должны вернуться туристы из Юго-Восточной Азии.
Самый сложный период сейчас наступает в Европе: вирус не знает границ и поражает страну за страной. Мы вынуждены, увы, так же как и авиакомпании, сокращать количество рейсов, контрактинг в отелях, рабочее время своих сотрудников.
Можно ли уже подсчитать потери от закрытия одного из самых любимых направлений для отдыха россиян в Европе — Италии?
— На 27 февраля, когда начались карантинные процедуры, в Италии находились 6 тысяч организованных российских туристов. Они все в плановом порядке вернулись до запрета полетов. Но есть еще самостоятельные путешественники. Регулярные рейсы «Аэрофлота» из Рима позволяют им все-таки добраться домой. Так же, между прочим, было и с Китаем, и с Южной Корееей, и с Ираном.
Италию ежегодно посещают 1 млн туристов, из них 450 тыс. едут организованными группами. Естественно, в начале года у туроператоров еще не было больших продаж, но уже около 90 тыс. человек запланировали отдых и внесли предоплату своих путешествий до конца 2020 года. Как только Италию закрыли, все клиенты пошли к туроператорам с желанием отменить или перебронировать туры.
Что бьет сильнее всего?
— Основная проблема туркомпаний в том, что из-за несовершенства законодательства о туристической деятельности, даже несмотря на объективные форс-мажорные обстоятельства, туроператоров обязывают в соответствии со статьей 14 № 132-ФЗ возвращать 100 % стоимости туров.
При этом самим компаниям отели деньги не вернули. Авиакомпании начали возвращать. Мы, кстати, предлагаем для победы над страхом путешествий специальные условия вместе с авиакомпаниями. Делаем билеты возвратными, с оплатой небольшого сбора — от 500 до 1000 руб.
По тем странам, где решением правительственного штаба введены ограничения, а это уже фактически семь государств, авиакомпании с 10 марта разрешают переоформление и возврат авиабилетов, причем до 31 декабря. Это очень важно, потому что люди, которые не могут вернуть предоплату отеля, получают возможность просто перенести поездку даже на более поздние даты.
А вот аннулировать зарубежные путешествия на дальние даты сейчас невыгодно, потому что курс валюты за эти дни изменился практически на 18 %, и человек, купивший тур, например, в ноябре или декабре, просто потеряет то, что он сэкономил по акции раннего бронирования.
Туроперататоры через Ассоциацию туроператоров России (далее —АТОР) обратились к правительству за поддержкой. Есть надежда, что государство повернется к отрасли лицом и отреагирует на просьбы о помощи? Известно, что Минфин уже отказался компенсировать Китай.
— Минфин конкретно отказал АТОР в компенсациях по Китаю. Но работа продолжается.
Просьбы должны быть обоснованы. С учетом того, что за рубеж у нас путешествует всего 6 % населения, другие налогоплательщики вряд ли обязаны платить за них. Если государство оказывает поддержку, то она должна идти в адрес всего населения.
В сегменте международного туризма можно рассчитывать, наверное, на меры другого характера: определение ситуации форс-мажором, определение четких сроков рекомендаций по ограничению полетов, освобождение туроператоров по выездному туризму от текущих выплат в фонды персональной ответственности и в резервные фонды турпомощи, — в этом Ростуризм поддерживает игроков рынка. Эти вопросы как раз обсуждались на встрече с Зариной Догузовой 2 марта.
Налоговые послабления или даже каникулы — с этим, конечно, сложнее.
Ключевой вопрос поддержки — понятный порядок возврата денег поставщиками друг другу. Ростуризм организовал встречу с Росавиацией, с авиакомпаниями и туроператорами, где обсуждался механизм возврата денежных средств по аннулированным рейсам и целым направлениям.
Моя личная позиция, что пакет субсидий нужно распространять на 53 страны, на которые распространяется электронная виза.
туризм Фото: ТАСС
Какой поддержки просят туроператоры, работающие на внутренних направлениях?
— Уже действуют две программы субсидирования по въездному и внутреннему туризму — на 320 млн руб. и 800 млн руб. соответственно.
Есть смысл в увеличении количества стран, туристы которых могут воспользоваться этой программой, в росте финансирования программы въездного туризма. Также обсуждается тема субсидирования внутрироссийских чартерных рейсов.
Восстановиться в перспективе нам поможет электронная виза с 1 января 2021 года, которая будет действовать везде, а не только в Санкт-Петербурге, Владивостоке и Калининграде.
На ваш взгляд, есть риск, что какие-то игроки покинут рынок?
— В бизнесе такие риски есть всегда, закрытия компаний были, есть и будут. Банкротства могут быть спровоцированы разными причинами. Мы пережили риск Thomas Cook — ни один российский туроператор не пострадал.
Когда закрывали Китай, тоже был риск для компаний, но пока все нормально.
Бизнес-риски страхуются: у туроператоров есть 2 млрд руб. в Фонде персональной ответственности, 450 млн — в резервном фонде и порядка 16 млрд в страховых фондах.
У многих компаний, которые занимаются организацией путешествий, в собственности есть воздушный флот. Их чартерный парк составляет от 10 до 50 самолетов. У этих же операторов есть собственные гостиницы в России и за границей. Например, «Библио-Глобус», «Алеан», которые управляют крупнейшими отдельными проектами.
В этой ситуации необходимо думать прежде всего о средних и малых компаниях — но это не значит, что они обанкротятся: они более гибкие, им легче сократить количество рабочего времени. У крупных компаний большие затраты по аренде, по ФОТ, по IT...
Расстановка сил на рынке поменяется?
— Однозначно будет дальнейшая консолидация. В прессе озвучивается, что 30 % компаний обанкротится, но я бы не решился на такой смелый прогноз. Скорее всего, произойдет перепрофилирование игроков, мы это уже пережили, когда операторы выездного туризма вдруг стали специализироваться на внутреннем. За три года ситуация изменилась зеркально: было 4000 игроков по выезду и 700 операторов на внутреннем рынке, сейчас 3700 — по внутреннему туризму, хотя в этом сегменте маржинальность в разы меньше, и 500 — по выездному. Как результат, на внутреннем рынке растет число желающих путешествовать организованно: раньше таких было только 10 % среди россиян, сейчас — почти треть.
Выбор осознанный. Сейчас средний чек изменился в пользу внутренних туров. Средний бюджетный пакет стоит 20–25 тыс. руб. на человека внутри России и 35­–40 тыс. руб. за ее пределами. Это экономика выбора. Для сравнения, в год 17 млн самостоятельных и организованных граждан выезжают разными способами за границу, а внутри страны только Краснодарский край принимает 17 млн путешественников.
То же, кстати, происходит в США и Китае, где внутренний туризм первичен.
Есть ли препятствия на пути развития внутренних чартерных перевозок?
— Никаких. Поскольку потери на зарубежных направлениях составляют 40 % флота, появляются свободные борта. Таким образом, хорошо бы без замедления направить этот флот на внутренний рынок. И здесь очень важный посыл к гостиницам: они не должны сейчас повышать цены, пользуясь ситуацией. Напомню хороший пример: когда пять лет назад Анапа на 30 % повысила цены, выиграл Сочи. Даже несмотря на то, что российские отельеры потеряли Петербургский международный экономический форум, у них остается уникальнейшая возможность принимать российских туристов, а в перспективе и китайских. Да, это будут не те цены, которые заплатили бы участники экономического форума, но отели будут работать. Закрытие же грозит консервацией, а то и вовсе прекращением деятельности.