$ 61.47
 68.21
£ 79.78
¥ 55.81
 63.48
Нефть WTI 60.33
GOLD 1487.50
РТС 1524.82
DJIA 28429.40
NASDAQ 8924.95
финансы

Должники по наследству

В России за банкротов-родителей могут ответить дети. Фото: ТАСС В России за банкротов-родителей могут ответить дети. Фото: ТАСС

Компания-банкрот «Альянс» вошла в историю российского бизнеса. За долг предпринимателя Вадима Самыловского перед налоговой в 310 млн руб. ответят члены семьи. 18 декабря Верховный суд решил, что супруга должна быть привлечена к субсидиарной ответственности. 

Вопрос об ответственности двух несовершеннолетних детей, которым перед процедурой банкротства были подарены объекты недвижимости и автомобили, вернули на повторное рассмотрение. Юристы в один голос говорят, что прецедент создан опасный, поскольку банкротство перестает быть процедурой финансового оздоровления бизнеса, а все больше превращается в инструмент давления.

Какое значение для бизнес-сообщества будет иметь это дело, «Ко» узнала у юристов.


Павел Зюков, старший партнер, руководитель налоговой практики юридической компании Coleman Legal Services, председатель Комитета по налогам МГО «ОПОРЫ РОССИИ»:

Указанный кейс отражает текущие тенденции по взысканию налоговой задолженности с контролирующих лиц. Безусловно, данный прецедент очень негативен для бизнес-сообщества, так как наличие подобной практики расширит границы для взыскания налоговыми органами задолженности с членов семьи контролирующего лица. Однако есть и ограничения, которые заключаются в том, что уполномоченным органом должны быть доказаны факты получения членами семьи контролирующего лица выведенных с компании активов.

—  Данное решение ВС РФ означает, что теперь передавать в процессе деятельности компании имущество и иные активы в адрес родственников слишком рискованно даже в том случае, если указанное имущество имело официальный источник происхождения и не было приобретено, например, за счет неуплаты налогов. Поэтому данное решение также может вызвать злоупотребления со стороны контролирующих органов, которые в настоящее время имеют установку взыскать налоги любыми путями. Самое печальное, что суды в большинстве случаев могут проигнорировать доводы защиты, не приняв важные доказательства, поскольку в таких спорах имеют «прогосударственный» подход.

При наличии схожих ситуаций налоговики точно будут ссылаться на указанный прецедент. Впрочем, через несколько лет мы сможем увидеть, насколько повсеместно расширится подобная практика.


Ирина Кузнецова, адвокат, управляющий партнер МСК LAW:

По моему мнению, мнению практикующего адвоката, в том числе в арбитражных судах, новый прецедент очень важен для российского бизнес-сообщества. Любой хороший адвокат, излагая свою позицию в суде, подкрепляет ее сложившейся судебной практикой. Определение ВС РФ для большинства судей — это в подавляющем большинстве случаев определяющий документ к действию. Суды даже часто откладывают свои текущие заседания, ожидая публикации позиции ВС РФ по спорному вопросу, находящемуся в производстве суда. И, как правило, не идут против его позиции, а руководствуются всецело его мнением. Безусловно, определяя нюансы каждого конкретного дела.

—  Новая высказанная позиция ВС РФ должна еще больше взбодрить бизнесменов, управленцев, собственников. Они должны понимать возможную позицию судов при «худшем раскладе» и более внимательно подходить к принятию управленческих решений. Не исключаю и то, что у семейных юристов возникнет больше работы по вопросу защиты собственности семьи, отдельных ее членов.

Также такой подход ВС РФ, по моему мнению, заставит серьезно задуматься юридически ответственных лиц о «номинальном» статусе, его опасности и последствиях, более серьезно относиться к последствиям принимаемых бизнес- и финансовых решений.


Юлия Следзь, основатель и руководитель консалтингового бюро «СледзЪ»:

Объем взысканных средств в рамках привлечения к субсидиарной ответственности по итогам первого квартала 2019 года составил 34 млрд руб. Не секрет, что закон о банкротстве является прокредиторским, и презумция виновности должника сквозит в нем рефреном из всех статей. Раз ты банкрот — ты виноват и автоматически должен отвечать по долгам. Нет возможности? Пускай отвечают твои родственники и дети. Решение экономической коллегии по делу о банкротстве компании «Альянс» — не только попытка изменить и расширить правовую природу субсидиарной ответственности, но и дополнительный «усиленный кнут» в руках конкурентов, ФНС и правоохранительных органов, который с успехом можно использовать в целях недружественных поглощений, экономического и психологического воздействия на бизнес.

—  Ранее можно было наблюдать, что субсидиарная ответственность распространялась только на тех, кто в той или иной степени оказывал влияние на принятие решений в компании-банкроте. Сейчас круг привлекаемых искусственно расширяется, создаются судебные прецеденты, формируется юридическая практика, расширяющая круг тех, кто должен нести финансовую ответственность по долгам компании. Подобная практика формируется преимущественно судами московского региона, и это, на наш взгляд, опасно, потому что суды московского региона являются «законодателями мод», их решение региональные судьи будут брать за образец для подражания и разбирать дела не вникая в детали.

Пока не очень понятно, как несовершеннолетние дети могут быть привлечены к субсидиарной ответственности: это противоречит, например, Конвенции по правам ребенка, Семейному кодексу.

Самое логичное, что могли сделать истцы, — это оспорить сделку дарения (активов детям), тем более что соответствующие статьи закона о банкротстве дают все инструменты для оспаривания подобного рода сделок. Возникает вопрос, почему истцы и судьи не пошли по этому пути? Есть предположение, что намеренно — чтобы создать прецедент по привлечению к финансовой ответственности детей и наследников.

Если вникнуть в детали, то становится понятным, что супругу владельца бизнеса привлекли именно как должностное лицо, причастное к возникновению налоговой недоимки (она была руководителем и главным бухгалтером компаний, через которые «Альянс» выводил деньги). Но как это подается аудитории? Именно как факт, что «жену привлекли к субсидиарной ответственности». В этом деле открытым остается не один вопрос. И те, которые лежат на поверхности, звучат следующим образом: «Субсидиарная ответственность — это все же дополнительная имущественная ответственность контролирующих должника лиц (далее — КДЛ) или тотальное возмещение всех убытков бизнеса за счет имущества не только КДЛ, но и их родственников?», «С какого возраста дети должны нести ответственность за действия родителей — с пеленок или с даты совершеннолетия?», «Какую цель преследует истец в лице ИФНС, намеренно формируя правоприменительную практику относительно расширения круга привлекаемых лиц к субсидиарной ответственности?»