$ 73.35
 87.12
£ 96.27
¥ 69.44
 80.58
GOLD 2063.18
РТС 1008.85
DJIA 21181.48
NASDAQ 7201.80
расследования

Дорогой «Артек» Ротенберга, Пригожина и Куснировича

Фото: Екатерина Резникова Фото: Екатерина Резникова

Берем 37 млрд руб. для Аркадия Ротенберга, добавляем 3,5 млрд для структур Евгения Пригожина, медленно вмешиваем 0,5 млрд в год для Михаила Куснировича. Сверху для красоты присыпаем 80 млн руб. на пиар. И получаем «Артек» — рецепт идеального высокодоходного детства.

В начале апреля, несмотря на объявленную в Крыму коронавирусную самоизоляцию, в поселке Гурзуф на берегу Чёрного моря ударными темпами идет строительство нового артековского лагеря «Солнечный». Сверкающие остеклением фасады корпусов ступенями спускаются к самой воде. Прогулочные зоны на крышах готовы к высадке деревьев и кустарников. На фоне Аю-Дага светится золотом гигантский логотип.

Два года работы в «Солнечном» почти не велись. В «Артеке» говорят — из-за недостатка финансирования. Но осенью 2019-го в бюджетах и госконтрактах вновь произошли странные изменения.

Бездонный «Солнечный»

После «Русской весны» мечта всех советских школьников, легендарный лагерь «Артек», наряду с мостом и трассой «Таврида» стал одним из символов уже подзабытого «крымского консенсуса». Президент России Владимир Путин и его министры ежемесячно навещали детей, а со страниц СМИ не сходили щедрые бюджетные обещания: 5,4 млрд руб. на образование в «Артеке», 21 млрд — на реконструкцию. 

К осени 2019 года в федеральной целевой программе развития Крыма сумма ассигнований на «Артек» увеличилась до 34 млрд. Вскоре изменился и основной контракт на реконструкцию лагеря — смета выросла до 29 млрд руб., а в допсоглашении прописали 70 % аванс.

Контракт был заключен между компанией «Стройгазмонтаж» (далее — «СГМ»), принадлежавшей в то время Аркадию Ротенбергу, и Минобрнауки РФ летом 2015 года. Закупки проходили по 44-ФЗ, начальная цена — 2,2 млрд руб. Но за пять лет исполнения сумма выросла в 15 раз, хотя закон о госзакупках допускает увеличение максимум на 10 %.

Есть еще один пример увеличения стоимости работ на порядок: в 2016 году между «СГМ» и «Артеком» был заключен еще один контракт — на ремонт лагерей «Кипарисный», «Лазурный», «Прибрежный» и «Полевой» и общежития для вожатых. За время исполнения смета выросла с 347 млн руб. (начальная цена лота госзакупок) до 4,6 млрд (фактические выплаты).

Всего же «Стройгазмонтаж» освоит в «Артеке» 37 млрд бюджетных средств — такова общая сумма уже исполненных и заключенных контрактов. И это не предел, ведь при подготовке проекта реконструкции «Артека» компания Ротенберга планировала запросить у государства 73 млрд руб.

Что строят в «Артеке»

Двенадцать корпусов лагеря «Солнечный» общей вместимостью 1000 человек с центром инновационных образовательных технологий обойдутся бюджету в 9,6 млрд руб. Только проект обошелся государству в 1 млрд.

Львиная доля средств ушла на инженерную защиту. Место под лагерь выбрали геологически сложное: пришлось забить около 3 тыс. свай на глубину 40 м, признал руководитель строительства, начальник ТУ компании «Стройгазмонтаж» Глеб Иванов. На берегоукрепление ушло еще 3,5 млрд. Таким образом, большую часть денег строители в буквальном смысле зарыли в землю. 

Площадь лагеря, согласно данным сайта 3djobs.ru, где выложена презентация проекта, — около 17 800 м. Выходит, один квадратный метр «Солнечного» обошелся налогоплательщикам в 540 тыс. руб. — как метр дорогого офиса в центре Москвы.  

За год в «Солнечном» отдохнет 15 тыс. детей. На потраченные средства их можно было отправлять в лагеря, аналогичные «Артеку», в течение 10 лет.

Пока «Стройгазмонтаж» за 9,6 млрд федеральных рублей строит с нуля лагерь «Солнечный», власти Крыма за бесценок распродают бывшие царские имения с парками на Южном берегу. Три лучших здравницы — «Мисхор», «Ай-Петри» и «Дюльбер» — летом 2018 года выкупила за 1,5 млрд руб. «Управляющая компания инфраструктурных проектов», принадлежавшая на тот момент Владимиру Зарицкому, которого СМИ называют «человеком Ротенберга».

На реконструкцию остальных девяти лагерей «Артека» потратят на миллиард больше, чем на строительство одного «Солнечного», — 10,6 млрд руб. Часть этих средств уже освоена, часть, возможно, уйдет на переделки. В 2015 году «Стройгазмонтаж» ускоренными темпами ремонтировал корпуса артековских лагерей, а через год выяснилось, что здания под новенькой отделкой не соответствуют российским нормам пожарной безопасности (заключение экспертизы есть в распоряжении редакции).  

В смете еще много интересного. На внутреннюю дорогу, соединяющую лагеря «Кипарисный» и «Лазурный», заложили 408 млн руб. Расстояние между лагерями — около 1 км. Для сравнения: один километр скоростной платной трассы «Нева» между Москвой и Санкт-Петербургом стоил около 777 млн руб.

Дважды деньги на оплату контрактов Ротенберга выделялись из резервного фонда правительства РФ: 1,5 млрд руб. на реконструкцию костровой площадки лагеря «Лесной» и 3,3 млрд на противооползневые мероприятия. 

Золотой антитеррор и ведра по 2,5 тысячи

Более 3 млрд руб. «Артек» потратит на забор, проект которого стоил 276 млн. Для сравнения: в 2017 году аэропорт Шереметьево проводил торги на разработку проекта 14-километрового ограждения аэропорта с техническими средствами охраны и видеонаблюдением. Начальная цена лота — 1,9 млн руб.

«Артек» же отгрохал вокруг лагеря глухую трехметровую стену за 1,2 млрд руб. Длина сооружения, судя по спутниковым снимкам, около 7 км. На оборудование периметра техническими средствами безопасности уйдет еще 914 млн. На ситуационный центр — чуть больше 1 млрд. Как будто лагерь находится не в напичканном войсками Крыму, а в секторе Газа.

Строительство стены вызвало бурю протестов среди местных жителей. Раньше территорию лагеря окружал невысокий забор с прозрачной решеткой, и любой в поселке, гуляя, мог наслаждаться видами Аю-Дага и скал Адалары. Теперь же туристы любуются лишь яркой артековской рекламой.

В поселке рассказывают, что спикера Совфеда Валентину Матвиенко во время одного из визитов в «Артек» так возмутил внешний вид забора, что она, не стесняясь зевак, потребовала ограждение снести. Правда, теперь эта стена ценой 171 млн руб. за километр сыпется сама: качество оказалось так себе.

Стеной лагерь отгородился от местных — это настоящий символ расслоения между богатыми и бедными, между федералами и регионом. В советские время и при Украине жители Гурзуфа купались на поселковом пляже «Гуровские камни» между лагерями «Кипарисный» и «Лазурный». Но в 2015 году, при передаче в федеральную собственность, «Артек» эту территорию оставил за собой, закрепив в кадастре. И начал строить там лагерь «Солнечный». Растущие над пляжем кипарисы, краснокнижные фисташки и можжевельники вырубили, а расположенные на склоне старинные кладбища и памятники археологии — распахали. Как минимум половина жителей 10-тысячного Гурзуфа лишилась доступа к морю.

В 2017 году Минтранс запретил посторонним появляться в акватории лагеря: теперь до знаменитых скал Адалары не добраться ни на лодке, ни на матрасе, ни вплавь. К слову, отдельного пляжа для сотрудников в «Артеке» тоже больше не существует, а купаться в зоне отдыха детей педагогам и вожатым строго запрещено.

Внутри периметра оказались десятки домов местных жителей, большая часть которых построена еще до возникновения «Артека», в самом начале XX века. Для переселения людей за территорию лагеря «Стройгазмонтаж» построил в Гурзуфе дом на 226 квартир за 1,185 млрд федеральных рублей. Из них 410 млн ушло на благоустройство двора и наружные сети.

Генподрядчик «Артека» зарабатывает не только на строительстве, но и на поставках мебели, оборудования и хозяйственного инвентаря. Всего по таким контрактам «Стройгазмонтаж» освоил более 750 млн руб.

Анализировать эти закупки сложно: самые крупные датируются 2015–2018 годами, а большинство товаров в списках указано без артикулов. Но кое-что вычленить удалось. Мы не нашли в сметах серебряные ложечки за 15 000 руб., как в техзадании «Роснефти», но мусорные ведра за 2 500 руб., шторки для ванной и держатели для туалетной бумаги за 3 000 в списке имеются. Цены на мебель, бытовую технику, оборудование для столовых или медицинские приборы по многим позициям — на несколько тысяч выше, чем в апреле 2020 года.

артек Фото: Екатерина Резникова

Куснирович снаружи, Пригожин внутри

Герой труда Аркадий Ротенберг — не единственный, кто греется у артековского костра. Форму и постельное белье для крымского лагеря производит компания Bosco di Ciliegi миллиардера Михаила Куснировича.

Первый контракт с «Артеком» «Спорттовары Боско» выиграли в марте 2015: за 142 млн руб. компания отшила 16 770 комплектов формы и постельных принадлежностей. В апреле «Артек» объявил еще один конкурс — на одежду для вожатых. Начальная цена — 19,5 млн руб., по 3900 за изделие — от бейсболки и рубашки-поло до толстовки и куртки-ветровки. В торгах участвовали пять компаний, в том числе Bosco. Победил «Торговый дом "Нефтегазхимкомплект"» из Москвы, опустив цену до 7,3 млн руб.

Но едва заключенный контракт через две недели был расторгнут. Аукцион повторили через полгода, и конкурентов у «Боско» больше не было. Куснирович одел вожатых за 18,35 млн руб.

С тех пор с торгами не рисковали: в 2016 году премьер Дмитрий Медведев разрешил Bosco быть единственным поставщиком. За пять лет компания выручила в «Артеке» почти 2,5 млрд руб.

Один комплект формы, куда входит куртка, флисовый джемпер, рубашка, брюки, две футболки, джинсы и шапка, стоит вроде недорого — 8260 руб. Постельные принадлежности и полотенца — 1985 руб. Но бюджетная форма — только часть бизнеса Bosco в «Артеке».

Дело в том, что брендированная одежда неплохо продается внутри лагеря. Одежду артековцам выдают напрокат, в конце смены все, кроме сувенира — головного убора, — забирают обратно. Но любую вещь ребенок может приобрести в многочисленных бутиках Bosco на территории. Стоимость футболки — от 1 тыс. руб., рубашки — 2,5 тыс.

В 2015 году экс-директор Алексей Каспржак уволил работников артековских столовых и перевел питание в лагере на аутсорсинг. По оценкам альтернативного профсоюза работников культуры «Артека», без работы тогда осталось около 100 сотрудников общепита. С тех пор артековцев кормят фирмы, которые СМИ неоднократно связывали с «поваром Путина» Евгением Пригожиным.

Первой в «Артек» в 2015 году зашла компания «Социальное питание "Центр"» — поставщик московских школ и больниц, затем ее сменило ЗАО «Комбинат дошкольного питания». С 2016 по 2019 год «КДП» выручил в «Артеке» более 3 млрд руб., еще 2,2 млрд законтрактовано на 2020-2021 год.

Дневной рацион артековца стоит 1026 руб. Питание пятиразовое, меню рассчитано на 14 дней, по отзывам блюда вкусные и, что немаловажно, красивые. В техническом задании перечислены продукты, из которых можно готовить для детей: свежие ананасы, оливки, красная рыба, говяжья вырезка, красная икра. На деле все скромнее: в межсезонье детям предлагают салаты из картофеля, капусты и моркови; из фруктов — яблоки, бананы, киви; рыба на столе — только минтай, а икра — исключительно баклажанная.

Для сравнения: четырехразовое питание в детском саду «Артека» стоит, по тем же госконтрактам «КДП», 198 руб.

Тройной пиар и путевки от нейросети

В 2016 году, в разгар конфликта вокруг пляжа «Гуровские камни», «Артек» нанял пиарщиков — московскую компанию «Примум Мобиле», занимающуюся имиджем «Газпрома» и Мариинского театра. С тех пор на ее услуги лагерь тратит около 20 млн руб. в год. При этом у «Артека» есть собственная пресс-служба со штатом около 30 человек с зарплатой от 18 до 50 тыс. руб.

Бывшие сотрудники «Артека» рассказывают, что внутренняя пресс-служба занималась генерированием инфоповодов и созданием контента, который затем утверждали московские пиарщики. Писать про артековскую стройку и компанию «СГМ» сотрудникам лагеря было нельзя: интересы Ротенберга в Крыму представлял отдельный пресс-секретарь. 

Сам Ротенберг тоже занимался пиаром «Артека». В 2015 году на празднование 90-летия «Артека» в федеральной целевой программе развития образования заложили 190 млн руб. Рекламу юбилею за 40 млн делала принадлежащая олигарху компания «Красный квадрат Проект».

Еще одна крупная статья расходов программы Минобра по развитию «Артека» — информатизация. Разработка и поддержка образовательной соцсети «Артек+» обошлись бюджету в 36 млн. Выручка создателя платформы московской компании «Вебрайз» за 2019 год полностью перекрывается двумя крупными контрактами — с «Артеком» и РАНХиГС. 

На автоматизированную систему «Путёвка» ушло 30 млн. А всего ее создатель, ООО «НПЦ "БизнесАвтоматика"», заработал в «Артеке» более 40 млн. В интервью журналу «Хакер» исполнительный директор компании Роман Дзвинко с гордостью говорил: путевки теперь распределяются с помощью искусственного интеллекта. Вслед за «Артеком» аналогичные системы «БизнесАвтоматика» внедрила во всероссийских центрах «Океан» и «Смена». Кроме детских лагерей компания работает с управделами президента, министерствами и московской мэрией.

Скромное сияние бюджетного лагеря

«Артек» живет преимущественно за счет бюджета. Из 4,5 млрд запланированных на 2020 год затрат 3,1 млрд — целевые субсидии. Государство выделяет деньги на путевки для 40,3 тыс. детей, а всего в «Артеке», судя по госзакупкам, отдохнет около 43 тыс. ребят. 

Коммерческая путевка в «Артек» стоит 80 тыс. руб. Но купить ее свободно нельзя: после внедрения АИС «Путёвка» право на платный отдых тоже распределяется по конкурсу: ребенок должен быть победителем крупных соревнований и конкурсов или участником партнерской программы. Ежегодно с лагерем сотрудничает несколько десятков тематических партнеров — от генпрокуратуры и «Роскосмоса» до федерации городошного спорта.

Первый в новейшей истории «Артека» директор Алексей Каспржак мечтал, что его лагерь станет инкубатором элиты. Что ж, модель стабильного заработка у артековцев перед глазами. Да и сам Каспржак подает пример: взрастив в «лучшем в мире лагере» пастбище для неспешного кормления олигархов, он ушел на повышение — занял должность вице-президента госкорпорации развития России «ВЭБ.РФ».