Top.Mail.Ru
$ 58.50
£ 62.87
¥ 40.40
 59.00
 8.13
Нефть WTI 79.74
GOLD 1643.58
РТС 1141.81
DJIA 29590.41
NASDAQ 10867.93
BTC/USD 18958.00
бизнес

«Это бесконечная черная дыра, в которую уходят бюджетные деньги»

Фото: Валерий Шарифулин / ТАСС Фото: Валерий Шарифулин / ТАСС

«Роснано» попросила правительство о докапитализации. Это поможет госкорпорации отказаться от распродажи активов для погашения банковских долгов, сохранения портфельных компаний и вообще своей компетенции. В Госдуме считают, что «Роснано» оправдала свое существование и при необходимости госкомпании следует помочь. Если «Роснано» не изменит бизнес-подход, то ее банкротство неизбежно. Государство не готово поставить точку в будущем компании из-за обострения ситуации на Украине, считает политолог Дмитрий Абзалов.

Гендиректор «Роснано» Сергей Куликов в письме генпрокурору Игорю Краснову сообщил, что дополнительное финансирование необходимо для сохранения портфельных компаний. Иначе придется распродать активы для погашения долгов. С аналогичной просьбой госкомпания обратилась к премьеру Михаилу Мишустину и министру финансов Антону Силуанову, пишут «Ведомости» со ссылкой на письмо генпрокурору и источники, близкие к «Роснано» и силовым ведомствам.

Один из собеседников заявил, что «Роснано» уже ведет переговоры по докапитализации. Источники не называют нужную госкомпании сумму, Куликов в письме Краснову напомнил, что на конец 2020 года сумма внешнего долга «Роснано» достигла почти 150 млрд рублей. В письме Куликов признает, что «Роснано» стоит пересмотреть систему владения и управления в интересах наиболее полного использования научно-технологического потенциала, а также для снижения уязвимости перед западными санкциями.

С кредиторами госкомпания начала обсуждать вопрос долга в 2021 году. По словам Куликова, поддержка «Роснано» со стороны правительства через Росимущество поможет провести реструктуризацию с экономическим эффектом около 10 млрд рублей — за счет снижения цены обслуживания и дисконтирования долга.

На 30 июня 2021 за «Роснано» числилось 76,3 млрд рублей непогашенных кредитных обязательств. В основном это долги перед Совкомбанком (38 млрд рублей), банком «Санкт-Петербург» (16,5 млрд рублей) и Промсвязьбанком (16 млрд рублей). Обязательств по облигационным займам было на 70,4 млрд рублей, следует из данных ежеквартального отчета.

прочитать весь текст

Собеседник издания считает, что основная причина дефицита активов для покрытия долгов — несоответствующая мировой практике система финансирования венчурных инвестиций через кредиты. И результат такой политики отражается в финансовых показателях. Банки уже получили около 126 млрд рублей начисленных процентов. Процентные платежи по долгу оказались выше суммы накопленного убытка (на 30 июня 2021 года — 92 млрд рублей). Если бы обслуживание долга не вставало в такую сумму, «Роснано» могла бы быть прибыльной.

С момента основания государство профинансировало «Роснано» более чем на 404,6 млрд рублей, их них:

  • 132,3 млрд рублей — прямое финансирование;

  • 20,3 млрд рублей — финансирование дочернего Фонда инфраструктурных и образовательных программ

  • 252 млрд рублей — госгарантии.

Обитые пороги дефолта

Многомиллиардная госкорпорация оказалась на пороге дефолта еще в середине ноября прошлого года. При этом «Роснано» предупреждала, что может оказаться «не в состоянии непрерывно продолжать свою деятельность», если не получит допфинансирования от государства или из других источников. Рынок проигнорировал этот тезис, отметив, что государство своих в беде не бросает. Более того, большая часть долга «Роснано» была обеспечена госгарантиями.

Вечером 19 ноября Мосбиржа по предписанию ЦБ неожиданно приостановила торги всеми облигациями госкомпании. Тогда же «Роснано» заявила, что обсуждает с кредиторами возможные сценарии реструктуризации. «С ликвидностью у "Роснано" пока все действительно в порядке. Зато есть кризис в стратегии», — говорил источник The Bell, знакомый с ситуацией в госкорпорации. Госкомпания «вела тяжелые переговоры с правительством о дополнительном финансировании, но денег так и не получила», писал Forbes.

Крупные долги вызваны неэффективной бизнес-моделью «Роснано», заложенной изначально, говорил «Компании» гендиректор ИК «Инфраструктура России» Станислав Машагин. По его словам, долгосрочные проекты, в которые компания вкладывала деньги, «не показали результата, не принесли кэшбека, хотя должны были — по планам госкорпорации».

«Роснано» в 2016 году возглавил Анатолий Чубайс. По его словам, в тот же год, «Роснано» вышла на самоокупаемость, а в 2018-м году получила рекордную прибыль — 5,6 млрд рублей.

В декабре 2020 года Чубайс ушел из госкомпании на фоне передачи ее под управление госкорпорации ВЭБ.РФ в рамках реформы институтов развития.

На этой должности он не проработал и полутора лет. В марте 2022 года после обострения геополитической ситуации Чубайс уволился. По данным источников Bloomberg, он уехал из России в Стамбул.

прочитать весь текст
еще по теме:
«Роснано» оказалось на грани дефолта
Кто виноват, насколько это опасно для экономики, и кто спасет госкорпорацию от кризиса
Роснано

На место Чубайса назначили Сергея Куликова, который «приходил под обещание, что правительство "под него" наконец-то закроет дыру», по утверждению СМИ. Как заявлял «Компании» депутат Госдумы, зампредседателя комитета по экономической политике Станислав Наумов, новое руководство не будет все сваливать на Чубайса, а самостоятельно спокойно справится со всеми вызовами.

Однако ни того, ни другого не произошло. «Роснано» так и не получила дополнительной прямой поддержки из бюджета. А три дня назад Куликов попросил Генпрокуратуру проверить работу «Роснано» с 2010-го по 2020 год. В 2016 году обязательства «Роснано» превысили стоимость активов, и стала очевидной «имущественная недостаточность» компании, отмечает Куликов. После этого часть обязательств стали относить в отчетности к разделу «Добавочный капитал», а это повлекло ущерб в 28 млрд рублей начисленных и уплаченных процентов, пишет в письме глава «Роснано».

Еще одна претензия Куликова — в 2017-2018 годах прежнее руководство «Роснано» решило выплатить дивиденды правительству на 1,1 млрд рублей, хотя стоимость чистых активов была меньше уставного капитала.

Невидимая рука в бюджете

«В нынешнем формате и условиях «Роснано» слабо выживаема. Это бесконечная черная дыра, в которую уходят бюджетные деньги», — заявил президент Центра стратегических коммуникаций Дмитрий Абзалов. Он сомневается, что федеральный центр в этом заинтересован. Сейчас он занимается поддержанием фондового рынка, а дефолт «Роснано» — «не самая отличная идея» на фоне геополитической ситуации.

Абзалов не исключил, что банкротство госкомпании будет отсрочено по политическим причинам. Государство в текущий момент старается убедить, что сохраняет курс, поддерживает компании и экономику. «Сомневаюсь, что кто-то сейчас на это решится, поскольку банкротство “Роснано” будет иметь международный резонанс. Решение идет против повестки», — считает эксперт.

«Роснано» не стала прибыльной и «опять полезла в бюджет». Так будет происходить бесконечно, если не менять ситуацию внутри компании, убежден Абзалов. По его словам, активы госкомпании необходимо списывать, перестраивать или консолидировать в определенном направлении.

Политолог полагает, что понимание новой архитектуры финансовых отношений между государством и «Роснано» произойдет уже летом 2022 года, в то время как Минфин будет «верстать» бюджет. Вопрос с госкомпанией точно будет решен до выборов 2024 года, прогнозирует Абзалов.

Запрос «Роснано» помощи происходит в рамках антикризисных мер, поэтому в этом ничего удивительного нет — любой институт развития должен быть сохранен, считает замглавы комитета Госдумы по экономической политике Станислав Наумов. «Если надо помочь, то точно не стоит жадничать: необходимо четко все просчитать и дать компании реализовать все долгосрочные замыслы, которые закладывались еще в “нулевые” годы», — заявил «Компании» Наумов.

Он считает, что «Роснано» в целом оправдала свое существование, поскольку есть множество проектов, которые состоялись благодаря поддержке госкомпании.

Наумов также предостерег от персонификации деятельности «Роснано». «В историях институтов развития было бы губительно выводить оценку регламентов от личности руководителя. Нужно принять как норму, что не все вложения одинаково себя оправдывают. Оценка деятельности не умещается в срок работы одного генерального директора: это игра вдолгую», — считает он.

Еще по теме