$ 71.02
 80.19
£ 89.24
¥ 66.31
 75.74
GOLD 1774.24
РТС 1235.18
DJIA 25827.36
NASDAQ 10207.63
финансы

Господдержка не спасла российских фермеров

Фото: ТАСС Фото: ТАСС

Минсельхоз, впервые получивший большие деньги для помощи фермерам, не справился с задачей, выяснили в Минфине. Средства Госпрограммы развития сельского хозяйства освоены лишь на треть, а число фермерских хозяйств продолжает сокращаться. «Компания» вместе с экспертами разбиралась в причинах.

18 мая директор НИФИ Минфина Владимир Назаров направил в Минсельхоз экспертное заключение о реализации Госпрограммы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельхозпродукции в 2019 году. Документ (есть в распоряжении редакции), адресованный директору департамента экономики и господдержки АПК Галине Фоминой, свидетельствует, что целевые показатели амбициозной трехлетней программы не выполнены.

Общий объем средств Госпрограммы, утвержденный федеральным бюджетом в 2019 году, составил 306,11 млрд руб. Анализируя проект национального доклада о господдержке сельского хозяйства, Назаров указывает Фоминой на «крайне низкий уровень освоения бюджетных средств» в первых трех кварталах 2019 года.

Так, по федеральному проекту «Создание системы поддержки фермеров и развития сельской кооперации» освоено 35,78 % средств, по экспорту продукции АПК — 48,36 %, по устойчивому развитию сельских территорий — 56,82 %, по научно-техническому обеспечению развития отраслей АПК — 40,5 %.

Обычный трюк чиновников — экстренное освоение оставшихся средств в четвертом квартале — эксперта Минфина в заблуждение не вводит. Зима для сельского хозяйства в России не сезон, дает понять Назаров, а значит — бюджетные средства распределяются неэффективно.

В итоге за 2019 год Госпрограмма исполнена всего на 30,6 %, а из 95 ее целевых индикаторов достигнуто только 29. Основной объем субсидий пришелся лишь на три федеральных округа — ЦФО, ПФО и ЮФО. До 70 % утвержденных субсидий во всех округах получали один — пять субъектов. А 97,6 % льготных кредитов фермерам, как и в 2018 году, выданы пятью банками — «Россельхозбанком», Сбербанком, «Газпромбанком», ВТБ и «Альфа-Банком».

Число крестьянско-фермерских хозяйств в 2017–2019 годах упало в России на 10,5 % — с рынка ушли 15 900 хозяйств, отмечает Назаров. Фермеров становится меньше во всех регионах РФ, за исключением Дальневосточного округа. При этом есть случаи, когда государственные субсидии превышают выручку фермеров. Некоторые хозяйства, получив господдержку, меняют форму своей организации, а некоторые стабильно получают господдержку, невзирая на многолетние отрицательные показатели.

Причин такого положения вещей чиновник Минфина не называет, он лишь констатирует факты. На просьбу «Ко» прокомментировать их Владимир Назаров ответил отказом, сославшись на занятость. В Министерстве сельского хозяйства во вторник также не смогли оперативно прокомментировать документ.

Опрошенные «Ко» эксперты связывают срыв Госпрограммы с организационной неготовностью Минсельхоза раздать фермерам большие деньги. Кроме того, они указывают на слишком разные условия ведения сельского хозяйства в регионах РФ, на давление со стороны агрохолдингов, закредитованность фермеров и продолжающуюся монополизацию рынка.

Госпрограмма сама по себе хорошая, просто времени на ее реализацию нужно больше, чем указано в проекте, считает исполнительный директор АО «Инвестиционно-аграрный фонд» Марина Строгая. По ее мнению, надо помогать людям на местах готовить пакеты документов для получения госвыплат, шире информировать их о возможностях программы и создавать для агробизнеса цифровые платформы.

Завкафедрой предпринимательства и логистики РЭУ им. Г. В. Плеханова Дмитрий Завьялов называет невыполнение отдельных показателей программы господдержки сельского хозяйства «регулярной проблемой».

Болячки у регионов схожие: это концентрация господдержки у ограниченного количества получателей, незавершенные инвестпроекты, нарушения при выделении и использовании средств.

При этом господдержка не гарантирует положительных результатов: в Ростовской области в 2018 году компания, получившая около 400 млн руб. и имевшая значительную долю рынка, была объявлена банкротом. А в животноводстве, несмотря на значительный объем субсидий, рост производства замедляется.

Неудивительно, что «в 2019 году вообще был рекордно низкий интерес предпринимателей к программам льготного кредитования, — отмечает Завьялов. — Так, из запланированного на 2019 год 1 трлн руб. кредитов субъектам МСП востребованными оказалось чуть более 10 %».

Причина — в диспропорции развития сельского хозяйства в разных регионах, крайней закредитованности предприятий АПК, в продолжении урбанизации и монополизации рынка, считает аналитик «Фридом финанс» Евгений Миронюк.

«Фермеры получают недостаточное финансирование на фоне объемов продукции, которую они производят, — объясняет первый зампред Аграрного комитета Госдумы, президент Ассоциации крестьянских хозяйств АККОР Владимир Плотников. — Они из года в год увеличивают производство, поголовье и посевные площади по всем показателям: по зерну, по подсолнечнику, по овощам. Доля их продукции в российском каравае каждый год растет — и в реальном выражении, и в стоимостном. А господдержку у нас получают в основном крупные агрохолдинги, вот в чем парадокс. Но число фермеров у нас сокращается не поэтому. А потому что невероятное давление административное: проверки, предписания, штрафы. Хотя некоторые хозяйства не исчезают, а меняют вывеску: было фермерское, стало ОПХ (опытно-производственное хозяйство)».

Программа господдержки сельского хозяйства сама по себе неплохая, проблемы — с получением этой поддержки на местах, считает директор международного учебно-научного центра агробизнеса и продовольственной безопасности «Высшей школы корпоративного управления» Анатолий Тихонов.

Даже в считаных банках, что кредитуют фермеров, условия недоступные. Без серьезного обеспечения кредит не получишь, если неурожай или проблемы со сбытом — банк ждать не будет.

В итоге у фермера нет денег на развитие, а для получения госпомощи надо собрать столько бумаг, что не каждому это по силам. Поэтому в фермерах остаются или те, кто связан с властью, или те, кому больше некуда деваться — он уже впрягся и тянет эту лямку. Или просвещенные бизнесмены-инноваторы, которые часто приходят в сельское хозяйство из банковской сферы. Они знают новые технологии производства и сбыта, знают, как получить субсидии и кредиты, у них есть беспилотники, компьютеры, говорит Тихонов.

При этом в целом ситуация в сельском хозяйстве позитивная, даже несмотря на коронавирус и скачки цен, отмечает Дмитрий Завьялов из РЭУ: производство в 2019 году увеличилось на 4 %, инвестиции в основной капитал — более чем на 10 %, рентабельность сохранилась на уровне 10 %. Растет экспортная выручка от зерновых, хорошие показатели по рису, подсолнечнику, сое, овощам защищенного грунта, надои выросли на 6 %, а производство молочной продукции — на 3 %, мясная отрасль показала 5,7 % роста.

Сокращение числа крестьянско-фермерских хозяйств из-за их укрупнения и монополизации рынка к снижению объемов производства в целом не ведет, соглашается Евгений Миронюк из «Фридом финанс».

Проблема только в том, что считать целью Госпрограммы поддержки сельского хозяйства — общие цифры или занятых в отрасли конкретных людей.