$ 74.08
 89.45
£ 100.26
¥ 71.31
 82.98
GOLD 1833.22
РТС 1464.42
DJIA 30814.26
NASDAQ 12998.50
финансы

Каждый десятый банк — в зоне риска

Фото: Коммерсант/Легион-медиа Фото: Коммерсант/Легион-медиа

Около 35 российских банков (9,3 %) могут закрыться уже в 2021 году. Об этом стало известно из индекса здоровья банковского сектора за первые три квартала текущего года, который рассчитало агентство «Эксперт РА». За отчетный период у половины компаний произошел чистый отток средств физических лиц, а у 36 % банков обнаружилось снижение регулятивного капитала. «Компания» узнала у экспертов, что ожидает российскую банковскую систему в следующем году.

Глава московского офиса компании Urus Advisory Алексей Панин считает, что если закроются банки с позициями в рейтинге по активам с 300-й до 330-й, то банковская система этого не заметит. А если речь идет о системообразующих банках — «Сбербанке», «Тинькофф банке», «Райффайзенбанке», о компаниях из топ-20, — то для банковской системы это будет шоком. 

— Сейчас ситуация в экономике не улучшается, и закредитованность населения остается на очень высоком уровне, включая кредиты, которые считаются «плохими долгами». Политика ЦБ в большей степени способствует кредитованию физических лиц, а не юридических, что является одной из причин невозможности роста среднего зарплатного фонда. Поэтому сокращение числа банков — логичное решение и вписывается в те цифры, которые были в течение года. Очевидно, что банки будут консолидироваться, слабые игроки будут умирать. 

У банков нет функции защищать бизнес. Их функция — предоставление денег в экономику и обслуживание финансовой системы страны — ее «кровеносной системы». Функция предоставления достаточного финансирования лежит на государственных специализированных институтах. Но проблема в том, что чем более сложный инструмент и чем больше итераций нужно сделать, тем больше у вас отваливается потенциальных заемщиков. Вы могли прийти в банк и сказать: «Я — малый бизнес. Мой уставной капитал 10 тыс. руб., и нет никаких фондов, чтобы получать деньги, но мне нужны финансы на оборотку», — и вам выдавали эти деньги, потому что государство это бы субсидировало. Но сделать специальный банк, который начнет этим заниматься, не так просто, потому что его нужно обеспечить достаточной сетью филиалов. Эффективная история будет только в том случае, если государство возьмет на себя функции провайдера финансовых средств, а банки будут распределять эти средства среди компаний, которые удовлетворяют этим условиям. Но такого не происходит и, видимо, не произойдет. 

отзыв лицензий банков Кредитные организации, потерявшие лицензии. Источник: ЦБ

Инвестиционный консультант, автор YouTube-канала «Экономист на час» Рами Зайцман уверен, что постепенное сокращение рынка — позитивный сигнал.

— Если не будет 30 банков, то объемы кредитования восполнят другие банки. Здесь нет такого, что ЦБ избавляется от неугодных игроков. 

Последние пять лет ЦБ отзывает лицензии у банков, которые работают только на себя, или если они засветились по 115-му федеральному закону (закон 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». — Примеч. ред.) — отмывание денег, некачественная работа, жалобы, несоблюдение регламента. 

Считаю, что постепенное сокращение рынка — позитивный сигнал. Основные услуги, которыми пользуются россияне, — банковские вклады и кредитование. Банковские ставки по этим двум направлениям зависят от ключевой ставки. Если ЦБ ее понизит, то все банки начнут поступать аналогичным образом. А если какой-то банк ставку не снижает, а, наоборот, повышает ее, это является сигналом о том, что ему срочно нужны средства, потому что не хватает денег. В этот банк мало кто понесет свои финансы. Когда этот банк обанкротится, то ЦБ придется выплачивать деньги вкладчикам. У нас и так сейчас нестабильное время, чтобы еще тянуть какие-то обязательства мелких банков, которые ведут экономически нецелесообразную деятельность. 

Дефолту подвержены только мелкие банки, которые либо теряют партнеров, либо дальше не развиваются. Монолайнеры, у которых только ипотека или автокредитование, если пережили 2014, 2016 и 2020 годы, то у них все будет хорошо. Потому что тенденция в каждый кризис одинаковая: у людей становится меньше денег, и они острее чувствуют потребность в приобретении автомобиля, который им не особо нужен, или квартиры. Читают новости, что строительство в пандемию заморожено и заявки на ипотеку растут. Месяц-два человек почитает такое и быстрее начинает брать что-то, чтобы успеть урвать. Но на самом деле рынок почти не меняется. И подобные банки продолжают свое существование.  

Антон Шабанов, независимый экономический эксперт, не склонен делать по результатам исследования «Эксперта РА» какие-то выводы. 

— Здесь многое зависит не только от текущей ситуации, но и от того, как будут выполняться предписания ЦБ. Уже были случаи, когда банк постепенно «выздоравливал», и с ним в итоге ничего не происходило. Поэтому заранее сложно что-то сказать, все будет зависеть от действий руководства банка. 

Важно понимать, что ЦБ — это не политика. Политика — это человек, а здесь есть система оценки. Здесь чистая математика на основе баланса банка. Это оценка текущего состояния в цифрах, которая происходит постоянно — раз в квартал. В группах риска всегда кто-то находится. Больше всего подвержены дефолту банки со слабым балансом — те, у кого мало собственных средств. Именно поэтому важно соблюдать нормы и предписания ЦБ. 

Экономист, главный портфельный управляющий инвестфонда «КТ» Вячеслав Зайченко считает, что сокращение количества банков негативно сказывается на экономике страны, если речь идет о сильных игроках. 

— Здесь всё — как в любом другом бизнесе: чем больше банков, тем выше конкуренция, а значит — выше качество предоставляемых услуг. Сейчас у нас 20–25 конкурирующих банков. Этого мало, у нас нет конкуренции — это монополия. Для того, чтобы была здоровая конкуренция, должно быть не менее 100 банков. Например, таких как «Альфа-Банк». Тогда отрасль будет здоровой во всех смыслах этого слова — не будет коррупции и непонятных движений. Мы увидим, что каждый месяц участники рынка начнут бороться между собой. А сейчас у нас во всех отраслях монополия. Пока это все игра в одни ворота.

Сегодня я не знаю таких компаний, которые бы захотели создать свой банк. Эта мера не поможет бизнесу уйти от рисков.

У ЦБ есть свои планы и цели, которые явно прослеживаются в его действиях. На данный момент он старается минимизировать какие-то собственные риски. Бизнес — это повышение добавленной стоимости, это маркетинг, улучшение продукции или услуги. В нашей стране никто бизнесом не занимается. Все заняты только лоббированием своих интересов.