$ 75.75
 82.23
£ 93.23
¥ 69.64
 77.92
Нефть WTI 33.51
GOLD 1582.40
РТС 1008.85
DJIA 21181.48
NASDAQ 7201.80
расследования

Марат Хуснуллин: лобби застройщиков против доступного жилья

Фото: ТАСС Фото: ТАСС

Земляки нового вице-премьера перебираются на федеральный уровень, а родственники готовятся разбогатеть еще больше

Куратор российских строек вице-премьер Марат Хуснуллин, занимая аналогичный пост в мэрии Москвы, убеждал: «Строительство доступного жилья в городе нельзя допускать стратегически. Цена такого жилья должна быть 2-3 тыс. долларов за квадратный метр... Девелоперы не готовы к падению своих заработков до минимума...» Ну и еще: «Инфраструктура Москвы не может выдержать большее число людей».

В мэрии Санкт-Петербурга при Анатолии Собчаке любили порассуждать, что центр города не для бедных. Хуснуллин идет дальше. У него для солидных господ уже вся Москва: от Кремля до самых до окраин. Только на самом деле отсутствие доступного жилья миграции не препятствует. «Понаехавшие» готовы на любые условия: набиваются десятками в одну квартиру, заполняют расселенные здания, подвалы и бытовки. Сейчас в столице официально находится 1,6 млн мигрантов, не считая получивших гражданство и россиян, переселившихся из других регионов. С ними постоянное население Москвы выросло за последние 30 лет с 8,9 до 12,7 млн человек (плюс сотни тысяч нелегалов). Не менее миллиона, без учета нелегалов, прибыло за последнее десятилетие. Как раз когда вице-мэр Хуснуллин возглавлял городскую комиссию по вопросам градостроительной политики и строительства.

Зато беспокойство об эффективных девелоперах, мчащихся из Казани вслед за удачливым земляком, — повод реальный.

С 2011 по 2018 год в комплексе градостроительной политики и строительства, а также департаментах финансов и городского имущества всплыло 52 выходца из Казани и окрестностей.

Не считая тех, кого каждый из них, в свою очередь, привез за собой. Однако прежде чем их покровитель обосновался в столице, там взошла политическая звезда одной из прекраснейших дочерей татарского народа.

Благословление к Собянину

Начало московской карьеры министра строительства, архитектуры и жилищно-коммунального хозяйства Татарстана Хуснуллина связывают с бывшим нападающим ташкентского «Пахтакора» Маратом Кабаевым. В узких кругах глава Международной ассоциации исламского бизнеса известен близкими контактами с Исламским банком развития Саудовской Аравии. В широких — как отец олимпийской чемпионки по художественной гимнастике Алины Кабаевой.

Связь с Хуснуллиным и работавшим в структурах минстроя Татарстана ремонтно-строительным предприятием «Комеш Чишмэ» Кабаев отрицает, но не слишком убедительно. У МАИБ и «Комеш-Чишмэ» обнаружились общие телефонный номер и адрес регистрации. Именно после возвышения Кабаевых Хуснуллин перебрался в Москву, где после отставки, казалось, вечного мэра Юрия Лужкова формировалась новая администрация.

Преемник Лужкова Сергей Собянин предпочел бы поставить на стройки человека из родной Тюменской области. Кстати, так он и поступил после ухода Хуснуллина в правительство, назначив на его место выходца из Тюмени Андрея Бочкарёва. Но десять лет назад пришлось смириться с приходом команды из Татарстана — Бочкарёва удалось закрепить лишь на должности главы городского Департамента.

Месть Иоанну Грозному

Прежде всего команда занялась экспансией в АО «Мосинжпроект» и АО «Москапстрой». Первое принадлежит мэрии, второе контролировали глава ее же департамента городского заказа Леонид Моносов и один из крупнейших застройщиков Москвы — председатель группы компаний «СУ-155» Михаил Балакин. Петербургский филиал группы и входящее в группу ООО «Балтикстрой» возглавляла будущая глава департамента имущественных отношений минобороны знаменитая Евгения Васильева. Она же являлась советником главного куратора стройкомплекса Москвы — первого вице-мэра Владимира Ресина.

С появлением Хуснуллина ситуация изменилась. Статус «Мосинжпроекта» и «Москапстрой» существенно вырос за счет получения генподрядов от мэрии с последующей раздачей субподрядов нужным фирмам.

Сверх того, для распределения заказов среди подрядчиков было создано «Управление гражданского строительства». Легко догадаться, что у руля оказался выходец из Казани — бывший начальник городского управления капитального строительства и реконструкции Дамир Газизов.

Замминистра строительства Татарстана Рафик Загрутдинов получил должность первого замруководителя департамента строительства, одновременно возглавив «Москапстрой» и войдя в совет директоров «Мосинжпроекта». Еще одним членом совета директоров оказался бывший министр транспорта Татарстана Владимир Швецов. Генеральным директором «Мосинжпроекта» стал экс-глава ООО «Нефтегазинжиниринг» Константин Матвеев, стройки которого в Татарстане курировал лично Хуснуллин. В дальнейшем его сменил очередной экс-замминистра строительства республики Марс Газизуллин.

Марс Газизуллин Марс Газизуллин. Фото: РИА Новости

После выкупа «Мосинжпроектом» 98,38 % акций «Москапстроя» контроль казанцев над ним был закреплен официально, а гендиректором стал Марат Хафизов. Ранее он возглавлял стадион «Лужники», а до переезда в Москву являлся совладельцем нескольких татарстанских фирм, крупнейшей из которых являлось ООО «Камстальконструкция».

Поглощение «Москапстроя» способствовало его успехам на ниве получения контрактов, которые либо регулярно выигрывались по конкурсу, либо доставались ему в связи с отсутствием конкурентов. На реновации 2017–2018 годов «Москапстрой» получил свыше 450 млн руб.

В «СУ-155» почти не сопротивлялись. На группу обрушился шквал судебных исков от команд Собянина, губернатора Московской области Андрея Воробьёва и министра обороны Сергея Шойгу. Все они обнаружили, что любимцы Лужкова регулярно срывают сроки выполнения работ, да еще и халтурят. Правда, оценивающую качество работ «Мосгорэкспертизу» с 2011 года возглавил бывший сотрудник минстроя Татарстана Валерий Леонов, но это, разумеется, не более чем совпадение. Как и назначение брата Валерия Евгения Леонова руководителем Управления координации деятельности Комплекса градостроительной политики и строительства.

В Интернете не раз шутили, что хуснуллинцы захватили Москву, отомстив за взятие Казани Иваном Грозным. Однако никакого реального сопротивления «татарскому нашествию» не наблюдалось. Единственной жертвой запросов депутатов от КПРФ стала и.о. директора Института Генплана Москвы Карина Нигматуллина, которую таки удалось выдавить. Однако 28-летняя красавица пострадала исключительно за гражданство США и прежнюю работу у Билла Гейтса.

Как собрать триллион

Контроль за раздачей подрядов позволял избежать распространенной ошибки неопытных попильщиков бюджета, привечающих исключительно «свои» фирмы. От подобной несправедливости обделенные быстро зверели и принимали ответные меры. Включая заказные журналистские разоблачения, столь же бескорыстно организованные уголовные дела или просто доносы высшему начальству. У Хуснуллина, однако, все спокойно.

Против Владимира Швецова возбуждали уголовное дело за мошенничество, а против Дамира Газизова — за злоупотребление должностными полномочиями. Но оба дела развалились, да и касались они исключительно работы обоих в Казани. По Москве же — несколько умеренно ругательных статеек и больше ничего.

Процветая на распределении подрядов, хуснуллинское «ханство» знает меру и учитывает интересы прежних игроков столичного строительного рынка. Например, влиятельного семейства отставного замминистра обороны по строительству и расквартированию войск и главы московского департамента градостроительной политики Александра Косована. Только в 2014–2018 годах ООО «Регионжилстрой» детей заслуженного генерала, Олега и Юлии, получило контракты на 58,6 млрд руб., причем часть – традиционно без конкурса.

Станут ли после этого Косованы возмущаться, что «Стройэкорерус» Рената Хабибулина по благословлению «Мосинжпроекта» Марса Газизуллина освоила 2,5 млрд руб. на реконструкции «Лужников» Марата Хафизова и других объектов? Конечно нет, а между тем фирм, подобных хабибулинской, в городе десятки.

Даже по неполным данным, компании, контролируемые выходцами из Татарстана, заработали на застройке и благоустройстве Москвы 490 млрд руб. Ими освоено свыше четверти от 1,9 трлн руб., выделенных для этих целей.

Немало удалось получить и от прокладки бурно развивавшегося метрополитена. Если в 2014 году выручка «Мосинжпроекта» составляла 84,4 млрд руб., то в 2018-м она дошла до 160 млрд, а общий контракт на развитие подземного транспорта с правом выбора субподрядчиков оценен в 573 млрд. Часть средств осваивалась через совместные предприятия с 49-процентной долей «Мосинжпроекта». Неплохо зарабатывали и фирмы из Татарстана вроде «Казметростроя» и группы татарских компаний «Инвэнт». Связь их с Хуснуллиным очевидна. Первая под его контролем прокладывала тоннели казанского метро, вторую возглавил бывший начальник управления комплектации «Мосинжпроекта» Радик Мотыгуллин.

Всего с учетом метрополитена строительный комплекс Москвы выручил порядка 1 трлн руб. Сколько заработал лично вице-мэр — точно неизвестно, однако рост благосостояния его близких впечатляет.

Бизнес в семейном цветнике

Мать будущего вице-премьера и обладательница британского паспорта Роза Гарафутдиновна в 2005–2010 годах числилась директором британской компании Averdо Pverdo Property Management Ltd. Вместе с зарегистрированным на Виргинских островах офшором Averdix Busiess Corp компания владела ООО «Авердикс». Этому ООО принадлежали контрольные пакеты акций ОАО «Татстрой», «Водоканалсервис» и ряда других фирм, специализирующихся на строительстве и жилкомхозе.

Глава республиканского минстроя и по совместительству любящий сын неукоснительно обеспечивал мамину коммерцию. Посчитав, что в 2007 году «Татстрой» сдал всего 70 тыс. м2 жилья (10 % от общего объема) по субъекту федерации, он попросил у президента Минтимера Шаймиева обеспечить заказов на 100 тысяч м2.

Минтимер Шарипович просьбе внял, и в 2010 году выручка «Татстроя» достигла 3,5 млрд руб. Не обидели и «Водоканалсервис». Его минстрой поставил госзаказчиком по 4,2-миллиардной программе «Питьевая вода Республики Татарстан на 2006–2008 годы».

От праведных трудов мама с сыном обзавелись скромным поместьем площадью 4337 м2 с тремя домами общей площадью 954,3 м2.

Супруга Марата Шакирзяновича Лилия не отставала от энергичной свекрови. К моменту переезда семьи в Москву она числилась учредителем аж восьми компаний. Одна из них — ООО «Инвест-Плюс» — в 2009 году купила 6,19 млн. м2 агропромышленной корпорации «Чистое поле», и по чистой случайности через год власти собрались строить там технопарк, выкупая участок по хорошей цене. Другая — ООО «Камский берег» — за символические деньги арендовала охотничьи угодья площадью 17 тыс. га и собирает мзду с любителей отстрела зайцев и уток. Третья — ООО «Карьер» — поставляла кирпич для строителей, которых курировал супруг.

К 2013 году чета Хуснуллиных владела участками площадью 4793 м2, тремя домами площадью 1629, 3 м2 и тремя городскими квартирами, но затем официально развелась, хотя есть мнение, что отношения между Маратом и Лилией по-прежнему наилучшие. Как и с достойно наследующими семейные традиции детьми.

Для полной гармонии Хуснуллину следовало бы назвать дочерей Азалией и Гортензией, но он предпочел имена Алина и Малика. Девушки пока владеют лишь элитными московскими квартирами общей стоимостью до 500 млн руб., причем происхождение их различно. Малике апартаменты в Колымажном переулке подарил любящий папа, Алина оформила жилье через покупку у кипрского офшора Venatici Ltd. Поскольку Алина и ее супруг — сын гендиректора Новороссийского морского торгового порта Сергея Киреева Евгений — поселились на Якиманке до сделки с офшором, возникло подозрение, что Venatici Ltd — тоже часть семейной коммерции.

При деле и сын (увы, не Лавр и не Наргиз (Нарцисс), а всего лишь Альберт). Пока его ООО «Кларус» получает не слишком крупные госзаказы, но у молодого человека всё еще впереди.

Ну, Ротенберг, погоди!

С такими продвинутыми родственниками грех не развивать бизнес дальше и стоит ожидать выхода хуснуллинских комбинаций на федеральном уровне. Начало положено: должность 1-го замглавы министра строительства и жилищно-коммунального хозяйства получил Ирек Файзуллин, ранее сменивший Хуснуллина в минстрое Татарстана. Особо подчеркивается, что Файзуллин будет курировать реализацию проектов в сфере госуслуг в строительстве и разрешительной деятельности, а в дальнейшем может получить дополнительные полномочия.

Министром строительства и ЖКХ назначен Владимир Якушев, работавший замом Собянина, когда тот возглавлял Тюменскую область. Одновременно Рафик Загрутдинов возглавил стройдепартамент Москвы, сменив въехавшего в прежний кабинет Хуснуллина тюменца Андрея Бочкарёва.

Тюменско-татарстанский альянс на строительных площадках России крепнет на глазах. Коалиция вполне способна поспорить за передел строительного рынка России. Заняв место профильных подразделений разгромленной бизнес-империи братьев Магомедовых, она может составить конкуренцию аналогичным структурам братьев Ротенбергов и других авторитетных кланов.

Или, по крайней мере, постараться убедить их взять своих земляков в долю.

Без сомнения, Ротенберги ближе к Владимиру Путину, который принимает окончательное решение, но и тандем Хуснуллин-Собянин наращивает аппаратный вес. Помимо прочего, он может рассчитывать на поддержку главы родной республики Рустама Минниханова, единственного регионального лидера РФ, сумевшего сохранить за собой титул президента. (Жена дяди вице-премьера — Роза Гилемхановна — тоже Минниханова, но, возможно, просто однофамилица).

С другой стороны, коалицию могут подорвать внутренние разногласия. В Сети уже иронизируют над стремлением Хуснуллина замкнуть все ключевые решения на себя и Файзуллина. И что тогда делать Якушеву? Реализовать свои планы на посту сопредседателя комиссии по экономическому и научно-техническому сотрудничеству России с Нигерией, куда его назначил премьер Михаил Мишустин?

Скорее всего, полномочия всё же поделят к общему удовольствию казанских и тюменских девелоперов, но сомнительно, что от их успехов подешевеют квадратные метры квартир.

Российская конкуренция имеет важное отличие от аналогичных процессов в ряде враждебных империалистических государств. Без сомнения, и там борьба идет не только за потребителя, но и за распределение государственных заказов, однако у нас второй мотив абсолютно преобладает. Так что, независимо от итогов противостояния застройщиков, проблемы с доступным жильем для небогатых россиян никуда не исчезнут. И, возможно, скоро мы услышим, что «строительство доступного жилья в России нельзя допускать стратегически».