$ 77.73
 85.74
£ 94.58
¥ 71.40
 80.72
Нефть WTI 33.51
GOLD 1582.40
РТС 1008.85
DJIA 21181.48
NASDAQ 7201.80
расследования

Дагестанские братья Медведева

Зиявудин Магомедов и Магомед Магомедов. Фото: РИА Новости, Photoxpress. 123rf/Legion-media Зиявудин Магомедов и Магомед Магомедов. Фото: РИА Новости, Photoxpress. 123rf/Legion-media

Председатель совета директоров транспортной группы FESCO Лейла Маммедзаде решила уйти в отставку после годового собрания акционеров. Об этом она сообщила в интервью РБК. С момента ареста основателя группы Зиявудина Магомедова Маммедзаде управляла активами FESCO.
Напомним, как началось расследования деятельности Магомедовых.

Дивиденд от Дворковича

В бытность студентами экономического факультета МГУ Аркадий Дворкович и Зиявудин Магомедов делили комнату в общежитии. После того как Дворкович стал сперва помощником президента Дмитрия Медведева, а затем вице-премьером в его правительстве, состояние Магомедова выросло до 1,4 млрд $, а с учетом счетов родственников — превысило 2,2 млрд $. Особенно быстрый рост наблюдался в период президентства Медведева — с 70 до 750 млн $.

Начинали же Зиявудин и его старший брат Магомед, как и многие в то время, с торговли бытовой электротехникой и компьютерами. Зиявудин отвечал за финансы и принимал стратегические решения. Магомед решал проблемы с властями и претендующими на крышевание бизнеса братками. В первую половину 90-х братья вышли на новый уровень: удачно спекулировали ваучерами и облигациями внутреннего валютного займа в компании «Интерфинанс». Тогда же в их бизнес входят двоюродные братья: Ахмед и Магомед Билаловы. 

Вместе с еще одним однокурсником Зиявудина, Алексеем Френкелем, Магомедовы создали банк «Диамант», который занимался обналичиванием денег. «Диамант» быстро обанкротился, а Френкель впоследствии получил 19 лет за организацию убийства замглавы Центробанка Андрея Козлова, как раз боровшегося с незаконной обналичкой. Официально его кавказские партнеры тогда в деле не фигурировали — их привлекла политика. 

Расширение бизнеса потребовало представительства в органах власти, и братья решительно двинулись туда. Ахмед Билалов в 1999–2007 годах заседает в Госдуме от фракции «Единой России», а затем представляет Смоленск в Совете Федерации. Магомед Магомедов в 2002–2009 годах — в верхней палате от лица жителей Смоленской области, после чего становится советником спикера Совета Федерации Сергея Миронова. Но главным политическим ресурсом клана стал Аркадий Дворкович, карьера которого на рубеже тысячелетий сделала резкий скачок. В 2000 году Аркадий становится советником министра экономического развития и торговли Германа Грефа, через год — его замом, в 2004-м — начальником экспертного управления президента Путина и с 13 мая 2008-го — помощником президента Медведева.

Дивиденды с должности университетского приятеля подоспели быстро. В июле 2009 года главное предприятия Магомедовых компания «Сумма Капитал» (впоследствии группа «Сумма») становится генеральным подрядчиком реконструкции Большого театра в Москве. Зиявудин Магомедов входит в попечительский совет театра, сопредседателем которого значится муж пресс-секретаря Медведева Натальи Тимаковой, Александр Будберг. Он же представлял Магомедова в совете «Фонда Большого театра».

Результат столь тщательного контроля за ходом работ со стороны лица, приближенного к главе государства, известен. Объявляя о завершении работ, министр культуры РФ Александр Авдеев сообщил, что их стоимость превысила 20 млрд руб., потому что кирпич и цемент сильно подорожали. Счетная палата проверяет реставрацию и выносит вердикт: потрачено 35,4 млрд, но смета не превышена.

О качестве счетоводы стыдливо умолчали, зато подробно рассказал солист Большого театра народный артист России Николай Цискаридзе. В интервью телеканалу «Дождь» он упомянул гримуборные без окон, низкие потолки, пластиковую лепнину и много еще чего. В итоге Николая из театра попросили и чуть не подвели под уголовное дело. А Зиявудин тонко «потроллил» оппонентов. «Денег на этом проекте я не заработал, — сообщил он "Ведомостям". — Скорее и в ноль не вышли, но тем, что сделал, доволен».

Золотая труба Приморска

Особо полезным для Зиявудина стало присутствие Дворковича в совете директоров «хозяйки» главных российских нефтепроводов — компании «Транснефть». Изначально на президента «Транснефти» Семёна Вайнштока их вывел литовско-израильский банкир Давид Каплан, контрагентом которого в России выступал «Диамант». Однако закрепил ситуацию именно Дворкович, аппаратные позиции которого делали чиновника достаточно влиятельной фигурой.

Аркадий Дворкович. Фото: ТАСС

«Братья находились в тесных дружеских отношениях с Аркадием Дворковичем, и эта коммуникация не прекратилась в бытность, когда тот занимал кресло вице-премьера. Насколько зависело их благосостояние от решений Дворковича — тут очевидно, что конфликт интересов присутствовал. Мы видим по динамике, что ключевые контракты с Магомедовыми были заключены именно в тот период, когда Дворкович занимал высокий пост», — пояснил «Компании» директор Института прикладных политических исследований Григорий Добромелов.

Магомедовская «Стройновация» регулярно получала от «Транснефти» заказы на прокладку трубопроводов и не только. Когда «Транснефть» решила увеличить площадь порта Приморск, замкнув на него Балтийскую трубопроводную сеть, нужный участок земли «случайно» оказался у магомедовского ООО «Транс-Флот». Само собой, именно эта скромная фирма, вместе с прочими структурами дагестанской семьи, и получила заказы на расширение порта почти на 60 млрд руб.

Доходы от заказов позволили Магомедовым существенно расширить бизнес. В 2006 году их компания «Сумма Телеком» получила десятки лицензий на частоты GSM и WinMax, а компания «Славия» приобрела контрольный пакет акций газодобывающего объединения «Якутгазпром» (ныне ПАО «Якутская топливно-энергетическая компания» (ЯТЭК)). За компанию с запасами газа на 300 млн $ «Славии» предложили заплатить лишь 25 млн $. Информация об убыточности сделки для властей Якутии заставила Департамент экономической безопасности МВД РФ начать оперативно-розыскные мероприятия в связи с выявленным фактом мошенничества по приобретению акций «Якутгазпрома». Но пока суд да дело, в России появился новый президент, и расследование заглохло.

Магомедовых же успех в Приморске подтолкнул активнее заняться российскими портами. Поначалу союзником «Суммы» оставалась «Транснефть», президентом которой с 2007 года стал бывший сослуживец Владимира Путина по дрезденской резидентуре КГБ генерал-майор госбезопасности Николай Токарев. В январе 2011 года «Сумма» и «Транснефть» выкупают 80 % оффшора Kadina Ltd с Британских Виргинских островов (остальные 20 % приобрели структуры одного из ближайших соратников Путина Аркадия Ротенберга).

За принадлежащие Kadina Ltd  50,1 % акций Новороссийского морского торгового порта (НМТП) заплачено свыше 2,5 млрд $, но покупка того стоила. Через причалы крупнейшего по грузообороту портового оператора проходит 17 % общего грузооборота ее морских портов. Уже после президентства Медведева Магомедовы купили у бывшего министра топлива и энергетики Сергея Генералова 32,5 % акций транспортной группы Fesko. С ней к активам «Суммы» прибавились Дальневосточное морское пароходство, Владивостокский морской торговый порт и 25,07 % акций ведущего оператора железнодорожных контейнерных перевозок АО «Трансконтейнер».

Кредит в 1,95 млрд на покупку Приморского порта, под расширение которого Зиявудин так удачно прикупил участок, предоставил бывший шеф Дворковича — глава Сбербанка Герман Греф. Но затем последовала подножка от хозяина стальных магистралей. Глава ОАО «РЖД» Владимир Якунин всячески противился подведению к нему железнодорожной ветки. Он лоббировал конкурирующий порт в Усть-Луге, где возглавлял совет директоров, но не смог помешать соседу. Именно через Приморский порт уходило за границу почти 20 % продаваемой Россией нефти, пополняя счета хозяев причалов. Всего же под контролем Магомедовых оказалось до 70 % российского нефтеэкспорта.

«Компания "Сумма Капитал" уверенно движется к статусу одной из крупнейших логистических компаний мира, а уровень влияния ее владельца Зиявудина Магомедова такой, что в борьбе за активы ему удается обойти даже Геннадия Тимченко и Аркадия Ротенберга», — писал «Коммерсант» об успехах «Суммы» в марте 2012 года.

Транспортная удавка Новороссийска

Не менее ценными для Магомедовых оказался Новороссийский зерновой терминал, через который краснодарские и ставропольские аграрии экспортируют свои урожаи, и, конечно, АО «Объединенная зерновая компания» (ОЗК). После проведенной согласно указу Дмитрия Медведева допэмиссии «Сумма» за 5,95 млрд руб. приобрела 50 % без одной акции компании с ее 12 элеваторами, 14 зерноперерабатывающими комбинатами и, главное, Новороссийским комбинатом хлебопродуктов. Этот терминал немногим уступает Новороссийскому зерновому, и через них проходит без малого половина зернового экспорта страны.

Поскольку прочие порты существенно дальше, приобретя ОЗК в 2012 году, Магомедовы стали фактическими монополистами, чем и воспользовались. Правда, Медведев к тому времени ушел в премьеры, а Дворкович — в его замы, но первое время и такого прикрытия хватало. Скупая урожай по 5–6 тыс. руб. за тонну, Магомедов перепродавал его за 9–9,5 тыс. Неудивительно, что выручка ОЗК уже в 2012 году возросла втрое, достигнув 27,1 млрд руб. Предполагалось, что она вырастет еще больше с достройкой очередного зернового терминала в дальневосточном Зарубино.

Премьер-министр Медведев, его заместитель Дворкович и министр сельского хозяйства Александр Ткачев не возражали. Судя по тосту «за аграрное лобби», который Ткачев поднимал в компании Аркадия Дворковича и Натальи Тимаковой, интересы Магомедовых учитывались — и не только их.

В благотворительный Фонд социально-культурных инициатив Светланы Медведевой «Сумма» многократно вносила крупные пожертвования, а сын главы дирекции международных программ Фонда Татьяны Шумовой — Борис Шумов — получил место советника Магомедова. В Краснодарском крае, которым Александр Ткачёв самодержавно правил до назначения главой Минсельхоза, магомедовские братья Билаловы с пользой для себя и начальства поставили под контроль краевое жилищно-коммунальное хозяйство в лице «Краснодартеплоэнерго», Независимой энергосбытовой компании (структуры Ткачёва имели в ней около четверти акций, а Магомеда Билалова — более половины), «Сочиводоканала» и Южной газовой компании.

«Было несколько ключевых объектов, которые серьезно усилили возможности «Суммы». Прежде всего, это, конечно, ОЗК. Серьезным продвижением Магомедовых считается и приобретение Новороссийского морского торгового порта. В эту структуру они вошли совместно с РЖД. Кроме того, в свое время серьезные позиции у "Суммы" были в инфраструктурных проектах, активно заходили в IT-отрасль. 2012 год был настоящим пиком успеха Магомедовых», — отметил в беседе с «Компанией» президент Центра стратегических коммуникаций Дмитрий Абзалов. Ну, а вопросы с бывшим соседом по общежитию решались за шахматной доской.

Новейшие Васюки

В 2007 году Аркадий Дворкович избирается первым вице-президентом Российской шахматной федерации (РШФ), в которой курирует финансы, пропаганду и развитие детских шахмат. Магомедов немедленно подключается к улучшению обеспечения РШФ. Только в 2007–2009 годах «Сумма» вложила в федерацию более 50 млн $, подробности освоения этих средств до сих пор неизвестны. Также финансирование шло через фонд «Ответственность». В 2009 году фонд выступил одним из спонсоров Шахматного фестиваля «Moscow Open 2009» и Международного детского турнира по шахматам государств — членов Шанхайской организации сотрудничества.

Избравшись председателем Наблюдательного Совета РШФ в 2010 году, Дворкович попытался протолкнуть Магомедова на пост председателя ее правления. Сделать ему это не удалось, но процесс тогда только начался. Активное участие в нем принял и старый знакомый Давид Каплан, ставший при содействии президента Международной шахматной федерации (ФИДЕ) Кирсана Илюмжинова ее директором по развитию и представителем в Москве. В том же году сам Илюмжинов при активной поддержке друзей-банкиров был переизбран на должность, несмотря на сопротивление экс-чемпионов мира Анатолия Карпова и Гарри Каспарова.

Магомедов и Каплан создали совместно с ФИДЕ Chess Network Company с правами привлекать спонсоров для шахматных турниров за 80 % от сборов. Также планировалось провести всемирный турнир через интернет с призовым фондом 1 млрд $ и возвести гигантский круглосуточный шахматный центр Chess-планетариум. А еще создать информагентство CNC (Chess Network Company), которое должно стать аналогом Reuters для шахмат, провести чемпионат среди роботов и наладить массовое производство «Пультов для игры в шахматы», которые гениальный сын Зиявудина Гаджиевича Даниял изобрел в 11 лет...

Собственно, все это так и закончилось — ничем. Илюмжинов с Дворковичем не сошлись в тонкостях своего проекта и разругались насмерть.

Трамплин, удививший Путина

Пока Магомедов делал шахматы Дворковича золотыми, его кузены производили похожую операцию с прыжками с трамплина. Узнав, что Россия собирается добиваться проведения XXII зимней Олимпиады в Сочи, Магомед Билалов при содействии администрации Ткачёва к 2006 году стал владельцем горнолыжного курорта «Горная карусель» и ОАО «Красная Поляна» с участками в зоне возведения олимпийских объектов.

В июле 2007 года Сочи официально становится олимпийской столицей. Согласно программе олимпийского строительства в «Горной карусели» возводится олимпийская медиадеревня на 2658 номеров, а «Красной Поляне» поручается строительство комплекса трамплинов на деньги Сбербанка и банка «ВЭБ». Предусматривалось, что после завершения игр объекты отойдут государственному ОАО «Курорты Северного Кавказа» во главе с Ахмедом Билаловым. Он же контролировал строящиеся братом объекты в качестве вице-президента Олимпийского комитета России, но не слишком строго. Например, демонстративно не замечал, как тот, получив 1 млрд руб. от Сбербанка, перевел деньги на счета, принадлежащего братьям Национального банка развития бизнеса, а от имени «Красной Поляны» оформил в банке займ с соответствующими процентами. Одна только эта операция принесла Билаловым 45,5 млн руб., за ней последовали другие, а от Москвы требовались всё новые деньги.

В результате трамплины построили почти с трехлетним опозданием, и обошлись они в 8 млрд руб. вместо изначально запланированных 1,2 млрд. «Молодцы! Хорошо работаете!» — с издевкой прокомментировал Путин эти цифры, озвученные вице-премьером Дмитрием Козаком. В считанные дни старший брат лишился должностей в Олимпийском комитете и «Курортах Северного Кавказа».

Проверка Счетной палаты показала, что Ахмед Гаджиевич не только крутил в своем банке выделенные на развитие курортов казенные деньги, но и тратил их на себя и свиту. Только в 2011–2012 годах на представительские расходы, командировки в Швейцарию и прочие приятные страны и вообще на содержание эффективных менеджеров ушло свыше 350 млн руб. На собственные чартерные рейсы в европейские страны и Объединенные Арабские Эмираты главный «курортник» потратил 80 млн, предпочитая даже из аэропорта до гостиницы добираться на вертолете.

Против Билаловых возбудили уголовные дела, и они срочно выехали за границу. Контрольный пакет «Красной Поляны» перешел к филиалу Сбербанка, компании «Cбербанк Капитал», а «Курорты Северного Кавказа» возглавил замполпреда президента в Северо-Кавказском федеральном округе Максим Быстров. 23 октября стало известно об аресте в США Ахмеда Билалова в связи с нарушением правил пребывания по неиммиграционной визе. 31 октября он был отпущен под залог до суда, в ходе которого будет решаться вопрос о депортации.

У Магомедовых, на первый взгляд, все продолжало идти гладко, в том числе и на фронтах строительства спортивных объектов.  Контракты заключались один за другим. Особенно повезло аффилированной с «Суммой» компании «Импэкс», которой оказали честь возвести футбольный стадион в Казани к XXVII Всемирной летней Универсиаде. Однако крах и бегство Билаловых заставил их родственников задуматься над возможными превратностями собственной судьбы.

Медведева на царство!

Магомедовы не могли не понимать, что Дмитрий Медведев — главный гарант их благополучия, и были крайне заинтересованы, чтобы он и далее хотя бы юридически оставался таковым. Открыто в политику они не вмешивались — ей занимался Дворкович, который очень старался подвигнуть шефа к повторному выдвижению. В интервью ВВС 10 декабря 2010 года помощник президента подчеркнул, что Медведев «определенно этого хочет». О втором президентстве Медведева как о решенном деле заговорили и другие видные системные либералы. Например, главный гендиректор корпорации «Роснано» Анатолий Чубайс и его партия «Правое дело», одним из сопредседателей которой стал советник Чубайса Леонид Гозман. «Правое дело» предполагалось включить в «коалицию второго срока». Также в нее пытались вовлечь влиятельных региональных лидеров вроде московского мэра Юрия Лужкова и перспективных молодых политиков типа пресс-секретаря «Справедливой России» Дмитрия Гудкова.

Не забыли о «силовом крыле», которое предполагалось создать с помощью объединения ветеранов локальных войн и военных конфликтов «Боевое братство» губернатора Московской области генерал-полковника Бориса Громова. Рассматривался также вариант о привлечении казачьих формирований, завязанных на Ткачёва. Сам краснодарский губернатор тогда не стеснялся заявлять, что «казаки — это народ, как русские, татары, мордвины», а земля края, «по большому счету, не принадлежала Российской Империи, она принадлежала кавказским народностям, черкесам». Между строк легко читалось: не будете в Москве выполнять нашу программу, можем и отделиться.

Программа была уже готова. Ее разработал Институт современного развития (ИНСОР), ставший «мозговым центром»  команды Медведева еще в 2006 году, когда тот в качестве первого вице-премьера курировал национальные проекты. Попечительский совет ИНСОР возглавлял сам президент, а в правление, помимо прочих, входил магомедовский «театрал», пиарщик Чубайса и супруг медведевского пресс-секретаря Адександр Будберг.

Опубликованный 3 февраля 2010 года доклад Института предусматривал не только либерализацию экономики, но и ликвидацию МВД и ФСБ, а также вступление в НАТО. Ранее председатель правления ИНСОР Игорь Юргенс заявлял, что в случае избрания на третий срок Путин рискует стать угасающим лидером в стиле Брежнева.

Майдан Козлова и Барановского

Интриги «партии второго срока» не прекратились, даже когда «Единая Россия» официально выдвинула Путина в президенты, а Медведеву гарантировали пост премьера с сохранением бизнеса его команды.

«Да уж, нет поводов для радости», — прокомментировал Дворкович выдвижение Путина. А на вопрос о причинах отсутствия на съезде «Единой России» ответил: «На малой спортивной арене "Лужников" лучше играть в хоккей».

Обычное брюзжание в интернете? Не только. После митингов на Болотной площади против фальсификации выборов в Госдуму в декабре 2011 года (с участием Гозмана, Гудкова, Юргенса и других несостоявшихся лидеров «коалиции второго срока»), организаторы добились встречи с Медведевым. На ней лидер «Левого Фронта» Сергей Удальцов предложил Дмитрию Анатольевичу «продлить его полномочия на два года, отложив выборы президента до завершения политической реформы». Странное заявление для радикального коммуниста? Ничуть, если вспомнить, что в списке политзаключенных, освобождения которых требовали митингующие, оказались два совершенно нетипичных для оппозиционной тусовки персонажа. Зампред московского «Боевого братства» Дмитрий Барановский и свидетель по его делу — близкий к Магомедовым Алексей Козлов.

Внук легендарной советской разведчицы и личного секретаря Сталина по иностранным делам Зои Зарубиной работал директором ЗАО «Юнион девелопмент» у зампреда Комитета по промышленной политике Совета Федерации Владимира Слуцкера. Узнав, что только на шубу жены Козлов потратил из бюджета 25 тыс. $, Слуцкер уволил растратчика. Тот решил отомстить — помочь с выгодой для себя Магомедовым установить контроль за ОАО «Искож», которое реконструировал по поручению Слуцкера. Участки московской земли, которыми владел «Искож», оценивались в 250 млн $. Предполагалось, что Козлов через серию перепродаж приобретет 33,4 % акций, а «Сумма» присоединит их к своим 34 %. Прибыль от жилищной застройки земли «Искожа» ожидалась фантастическая, но операция сорвалась. Козлов получил срок за мошенничество, однако связей с Магомедовыми не потерял. И каким-то волшебным образом превратился в политзаключенного.

Оппозиционеры пытались сорвать инаугурацию Путина 6 мая 2012 года, но «Братство» и другие серьезные люди, включая Магомедовых, ушли в сторону. Они видели, что момент упущен. Так и случилось.

«Есть формальная и неформальная версия. Формальная состоит в том, что, когда Следственный комитет и Генпрокуратура выявили хищения, тогда и началось преследование Магомедовых. Есть неформальная, которую высказывают многие эксперты. Поскольку Магомедовы негласно являлись ресурсной финансовой базой для окружения Медведева, то в период после президентских выборов было необходимо показать, что у Медведева нет такой базы, не должно и не может быть», — поясняет политолог Добромелов.

Неудивительно, что недоверие к Магомедовым в Кремле нарастало. На них обрушился вал компромата, включая публикации о возможной причастности к наркобизнесу. Параллельно в Калининграде началось расследование хищений бюджетных средств при строительстве футбольного стадиона. Его главным фигурантом стала аффилированная с «Суммой» компания «Глобалэлектросервис».

Между Сурковым и Маском

Братья срочно кинулись демонстрировать лояльность к старому новому президенту. Зиявудин в 2012–13 годах приобрел места сразу в двух близких к главе государства организациях: президентском Совете по модернизации экономики и инновационному развитию России и попечительском совете Фонда развития и поддержки «Международного дискуссионного клуба "Валдай"». Зная любовь мастера спорта по дзюдо Путина к единоборствам, приобрел и акции промоутерской компании боев без правил Fight Nights. Финансировал многих бойцов, включая будущего чемпиона мира Хабиба Нурмагомедова.

От брата не отставал и Магомед, избранный председателем основанной Путиным «Ночной Хоккейной лиги». Перед этим Новороссийский торговый порт стал главным спонсором матчей, в которых отставные звезды хоккея вежливо позволяют президенту забивать себе в ворота сколько его душе угодно.>

Еще одним символическим шагом стало открытие общего бизнеса жены Зиявудина Ольги Шипиловой и супруги руководителя аппарата правительства Владислава Суркова Натальи Дубовицкой. Дамы приобрели долю в столичном ресторане Beef Bar — конечно, не ради денег, а для демонстрации позиций на кремлевском олимпе. Зиявудин Магомедов почувствовал свое положение настолько прочным, что, ранее купив блокирующий пакет акций «Трансконтейнера», решил приобрести его контрольный пакет у РЖД. И поскольку не любивший аварца Владимир Якунин продавать не хотел категорически, обратился с письмом к президенту.

Казалось, шансы стать главными контейнеровозами России у дагестанцев есть. На момент обращения к Путину расследование по «Глобалэлектросервису» заморозили, а уголовные дела Билаловых вовсе закрыли, позволив им вернуться. Однако при внимательном рассмотрении между двоюродными братьями обнаруживается принципиальная разница. Билаловы никогда не пытались выступать против возвращения Путина в Кремль. Кроме того, после бегства они примирились с потерей бизнеса, не лезли в политику, не заигрывали с неприятными Кремлю зарубежными бизнесменами и не интриговали против кремлевских фаворитов.

Магомедовы действовали иначе. Не поделив с хозяином группы «Нафта Москва» Сулейманом Керимовым сферы влияния в родном Дагестане, с помощью Каплана написали на него донос французским налоговикам. Зондировали почву о возможном приобретении высокой должности в дагестанской администрации, вплоть до кресла главы республики. Инвестировали 300 млн $ в предприятия США Uber Technologies (мобильные транспортные услуги), Diamond Foundry (выращивание искусственных алмазов), а главное — в Hyperloop Transportation Technologies. Инвестиции в проект сверхскоростного поезда на воздушной подушке раздражающего «Роскосмос» Илона Маска составили свыше 100 млн $. Зиявудин Магомедов стал сопредседателем совета директоров его компании — и как оказалось зря: в Кремле не одобрили.

Последний Нурмагомедов Магомедова

У братьев оставался шанс откупиться: продать «Транснефти» свои акции Новороссийского порта. Зиявудин отказался и потерял последнего союзника в президентском окружении. «Спящее» дело «Глобалэлектросервиса» мгновенно активировалось, и не оно одно — 31 марта 2018 года Магомедовых задержали по подозрению в мошенничестве и хищении 2,5 млрд руб. Вместе с ними арестовали и главу «Интекса» Артура Максидова.

«Ситуация не была критической, пока Дворкович сохранял пост вице-премьера. Однако в мае 2018 года в новый состав кабмина он не попал. После этого положение осложнилось у целого ряда крупных игроков, включая Магомедовых. Расследование набирало обороты, подняли вопрос о выдаче Билалова, который жил во Флориде», — отметил в разговоре с «Компанией» политолог Дмитрий Абзалов.

В освобождении под залог в те же 2,5 млрд руб. арестованным категорически отказали. Рассчитывать, что Запад придет на помощь, также не приходилось. В отличие от Михаила Ходорковского, об имидже братья не позаботились. Мало того, перед арестом они еще и затеяли склоку с американским миллиардером одесского происхождения Леонидом Блаватником. У Блаватника и его партнера, владельца компании «Ренова» Виктора Вексельберга, Зиявудин Магомедов решил отсудить 1,3 млрд $ за обман при покупке акций нефтяной компании «Нижневартовскнефтегаз», якобы имевший место в 1997 году.

«Они нажили на самом деле очень много врагов. Начиная от отдельно взятых энергетиков, заканчивая рядом компаний, которые были заинтересованы в инфраструктурной составляющей. Одновременно с этим Магомедовы сумели поломать отношения с международными партнерами, "кинув" там многих игроков. Да и родной регион братьев изменился — в Дагестан пришел новый глава, началась антикоррупционная чистка. То есть, с одной стороны, ушел региональный ресурс, а с другой — и федеральный», — добавил Абзалов.

Ссориться со всем миром сразу вряд ли разумно. Неудивительно, что Магомедовы в итоге сидят, а список вменяемых их команде преступлений постоянно пополняется. И не только историями освоения бюджетов госзаказов. В конце сентября заочно были арестованы объявленные в международный розыск бывший директор Подольского электромеханического завода Мурман Закарадзе и Давид Каплан, один из руководителей ООО «Стройновация» и экс-совладелец литовского банка Snoras. Именно последнего следствие считает доверенным лицом братьев. Оба заочно арестованных разыскиваются в связи с хищениями в Калининградском аэропорту и при строительстве железной дороги Кызыл–Курагино.

Сбежавший в Израиль Каплан и скрывшийся в Грузии Закарадзе, пока не сдадут Магомедовых. Зато адвокат Френкеля сообщил, что его клиент готов поведать о причастности бывших партнеров к убийству Козлова. Дополнительные подробности должны сообщить бывшие охранники Зиявудина, осужденные за избиение не поладившего с начальством сослуживца.

Продажа активов типа доли в Новороссийском порту, таки уступленном «Транснефти», не помогает: вырученные за акции 750 млн $ арестованы. Предполагалось, что деньги пойдут на оплату долгов ЯТЭК, и теперь ее могут просто отобрать за них. Ранее столь благожелательный к Магомедовым Сбербанк уже подал иск на 4,4 млрд руб. Под арестом счета большинства компаний клана, а число этих компаний сокращается. Признана банкротом «Стройновация». Доли в «Трансконтейнере» и ОЗК взяты кремлевским банком ВТБ. Даже ресторанчик Ольги Шипиловой отошел бывшей жене главы «Роснефти» Игоря Сечина, а попытка переписать на нее имущество мужа с помощью фиктивного развода задавлена Мосгорсудом.

...Империя Магомедовых рушится, а бывшие друзья старательно делают вид, что и рядом не стояли. Медведев отмалчивается. Дворкович же теперь клянется, что не имел никакого отношения к бизнесу университетского приятеля.

«Я, естественно, знаю Зиявудина Магомедова и его брата. Мы вместе учились и много встречались, но я никак не был вовлечен ни в бизнес их компаний, ни в какую-либо текущую работу, кроме благотворительной деятельности, которую они осуществляли. Во многих благотворительных проектах я принимал участие, как я это делаю в подобных проектах огромного числа российских компаний», — сказал он в беседе с РБК.

Прервало отношения с Магомедовыми ранее любившее отдыхать вместе с ними семейство пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова. И только верный Хабиб Нурмагомедов наивно просит президента помочь любимому спонсору. Ведь человек, вложивший в Хабиба 200 млн нажитых непосильным трудом рублей, не может быть плохим!