Top.Mail.Ru
бизнес

«На судах доля импортного оборудования доходит до 90%»

Фото: Рыбзавод «За Родину» Фото: Рыбзавод «За Родину»

Почему сырье для калининградских консервов везут из Санкт-Петербурга, откуда в местных заливах берется рыба, где в приморском регионе строят осетровые фермы и чем не «балуют» рыбаков отечественные отраслевые производства? На эти и другие вопросы «Компании» отвечает председатель совета Калининградской ТПП, председатель совета директоров ГК «За Родину!» Сергей Лютаревич. 

Что можно отнести к актуальным проблемам калининградских предприятий рыбопереработки?

— Для нашего региона логистика сегодня на первом месте. И, пожалуй, если бы правительством России не было принято решение о субсидировании морских перевозок санкционных грузов, многие предприятия ушли бы в убытки. Огромное спасибо нашему губернатору Антону Андреевичу Алиханову, который очень быстро «пробил» это решение. Нам пришлось существенно перестраивать нашу работу с учетом санкционного давления. Если раньше сардину и сардинеллу сюда везли напрямую из Марокко и Мавритании, теперь (из-за того, что компания Maersk ушла из России) контейнеры идут до Санкт-Петербурга, а затем к нам, что существенно влияет на цену сырья. В первое время были трудности с поставками жести, но нашли поставщиков в Китае, отработали маршрут доставки. 

Мы используем много российского сырья, которое, к сожалению, тоже попало под санкции, и даже подсолнечное масло приходится завозить только морем. Пожалуй, самая сложная ситуация с оборудованием. На судах доля импортного оборудования доходит до 90%. В России его не производят. Это свободная ниша для импортозамещения, добро пожаловать! Что же касается тралов — в Калининградской области производят уникальные орудия лова, которые покупают даже исландцы.

Крупнейший экспортер Калининградской области, компания «Фишеринг Сервис», выпускает самые большие в мире тралы — «Атлантика-2600» и «Атлантика-2800». Их длина — до 1 километра, вес — 18 тонн.

Тралы не обмерзают, удерживают косяки рыб, но при этом не превращаются в капкан для тюленей и дельфинов. «Управлению» косяком рыб помогает равномерное шумовое поле, создающееся канатами в правильно настроенном трале. Руководитель и создатель компании Андрей Федоров сравнивает конструирование оборудования с настройкой скрипки: «недокрутил, трал начал гудеть по-другому, и ты в пролове».

Промысел калининградскими тралами ведут около 170 российских судов. Также орудия лова поставляются в Исландию, Испанию, Чили, Аргентину, Южную Африку, Намибию, Мавританию, Марокко, Северную Атлантику и на Дальний Восток. 

прочитать весь текст
А каков объем калининградского рынка по «рыбному» направлению?

— Калининградская область — один из самых маленьких регионов России, здесь всего один миллион населения. Фактически в регионе потребляется всего 1% от объема рыбных консервов, которые здесь производят, и 2% от рыбы, которую мы вылавливаем на Балтике. Но, если говорить о подушевом потреблении, то нам есть чем похвастаться. По данным статистики, каждый калининградец съедает около 30 кг рыбы в год. У нас своя шикарная рыба — судак, треска, окунь, всеми любимые салаки и корюшка. Также к нам завозят рыбу и морепродукты, которую ловят в Атлантическом и Тихом океанах.

Если же оценивать нашу долю на рынке России, то мы обеспечиваем 32–35% объема производства рыбных консервов, а в сегменте шпрот и кильки — более 50%.

Сергей ЛютаревичСергей Лютаревич. Фото: Калининградская торгово-промышленная палата
Удалось ли разрешить ситуацию, возникшую в прошлом году в связи с введением экспортных пошлин? И куда теперь поставляется большая часть продукции?

— Введение 7-процентной пошлины автоматически сделало экспорт консервов убыточным. Основные поставки у нас идут в страны, образовавшиеся на месте бывших республик СССР (кроме Украины), и там мы ведем бескомпромиссную борьбу за место на полке с латвийскими предприятиями. Высокая конкуренция делает невозможным повышение цены. Сейчас мы сильно ограничены в экспортных поставках из-за этого решения.

1 октября прошлого года гибкие экспортные пошлины ввели, а уже 3 октября наш губернатор озвучил проблему производителей региона на высшем уровне. В правительстве России нас услышали, принято решение ввести квоты на экспортные поставки. Надеемся, что к 15 февраля будет утвержден порядок распределения квот и это решит проблему.

Предварительно квота для региона — 4,5 тысячи тонн в год. Но чтобы добиться принятия этого решения, наши переработчики открыто показали свою экономику. Мы заинтересованы в экспорте, но большая часть нашей продукции, около 95%, идет в Россию.

В 2022–2023 годах объемы экспорта рыбоперерабатывающих предприятий Калининградской области составили 119 тысяч тонн рыбной продукции, в том числе консервов — 24 млн условных банок.
В последние годы ежегодное производство переработанной и консервированной рыбы, ракообразных и моллюсков предприятиями области — в среднем до 300 тысяч тонн. По данным Калининградстата, в 2023 году произведено 110,9 млн условных банок.

Каково текущее состояние рыболовецкого флота?

— У нас есть компании, ведущие океанический лов. Они пользуются возможностями федеральной программы развития рыбопромыслового флота. К примеру, только на заводе «Янтарь» по этой программе построили четыре судна.

Если говорить о прибрежном лове, у нас уникальная ситуация. Помимо госпрограммы, уже 7 лет работает областная программа развития рыбохозяйственного комплекса (ее продлили до 2030 года), главным направлением которой стало обновление рыболовецкого флота. Около 30% стоимости строительства или модернизации судов финансируется за счет регионального бюджета.

Флот для прибрежного лова у нас на хорошем уровне, весь модернизирован. Только за прошлый год два новых судна уже приступили к лову, еще два строятся на верфях города Светлый. Считаю, что программы «инвестиционных квот», стимулирующих размещение заказов на рыбопромысловые суда на отечественных верфях, существенно улучшили ситуацию.

Какими запасами рыбы может похвастаться Калининградская область?

— У нашей области самая небольшая по размеру исключительная экономическая зона, но достаточно богатая на водные ресурсы. Основные наши промысловые рыбы — килька и салака. Квота вылова в регионе — около 60 тысяч тонн в год. Этого хватает для загрузки всех предприятий, а больше ловить и не надо, чтобы не истощать ресурсы.

А что можно отнести к знаковым проектам аквакультуры?

— Спустя почти 25 лет началось зарыбление Калининградского залива молодью угря. Это очень важный проект, который позволит восстановить популяцию этой ценной рыбы. Несколько десятилетий назад у нас вылавливали до 180 тонн угря, сейчас — около 15 тонн. Проект рассчитан на 12 лет, запланирован ежегодный выпуск от 1,5 до 2,5 миллиона молоди угря. Промыслового размера угорьки достигнут через 4–5 лет. Сейчас разрабатывается программа по зарыблению молодью угря Куршского залива, прорабатываются вопросы увеличения популяции и других видов рыб.

Два комплекса по выращиванию осетровых и лососевых пород рыб будут построены в Зеленоградском и Гвардейском округах. Разрешения на их строительство выданы. Срок действия у одного — конец 2025 года, у второго — середина 2027-го.

За 2022 год калининградские хозяйства произвели 109 тонн товарной рыбы и 62 тонны мальков. Сейчас в регионе выращивают карпа, осетра, стерлядь, форель, речного угря.

С 1977 года российские рыбаки по двустороннему соглашению имели возможность заниматься выловом в районе Фарерских островов и заходить в местные порты. В 2023-м власти Фарер ввели ограничения на доступ в порты. Как это может повлиять на развитие порта Калининград?

— Что касается Фарерских островов, которые отказались обслуживать наши суда, это вызов, с одной стороны, создающий серьезный дискомфорт для российских рыбодобывающих компаний, с другой — открывающий новые возможности для нашего региона.

Губернатор региона выступил с инициативой сделать наш рыбный порт хабом, заменяющим Фареры. Нужны лишь небольшие изменения в регламентах работы калининградской таможни, а вся инфраструктура у нас есть. Если это сработает, то Калининград может стать местом, где будут бункероваться суда, ведущие лов в Атлантике, где можно будет сдавать улов.