Top.Mail.Ru
$ 53.13
£ 65.46
¥ 39.46
 55.83
 7.97
Нефть WTI 112.48
GOLD 1822.76
РТС 1428.07
DJIA 31438.26
NASDAQ 11524.55
BTC/USD 20609.00
бизнес

«Не всем дано быть сумасшедшим бизнесменом»

Лориана Сардар и Елена Мурадова. Фото: пресс-служба BelkaCar Лориана Сардар и Елена Мурадова. Фото: пресс-служба BelkaCar

Еще десять лет назад о том, что такое каршеринг, в России мало кто знал. В те времена арендованные на короткий срок машины пользовались популярностью в США, Италии, Франции, но никак не в РФ. Вывести концепцию на российский рынок первыми придумали три подруги и бывшие однокурсницы по Калифорнийскому университету — Лориана Сардар, Елена Мурадова и Екатерина Макарова.

Основательницы BelkaCar признаются, что запуск дался им нелегко: инвесторы сомневались в успехе, а мамы ворчали на дочек, оставляющих детей дома с нянями и бабушками. О любви к своему делу, работе в женском коллективе, выгорании, а также о том, почему автомобильный бизнес совсем не мужской, они рассказали журналу «Компания» в рамках проекта «Бизнес по-женски».

Идеологически вас можно назвать первопроходцами в российском каршеринге, ведь, когда вы начали создавать BelkaCar, подобных проектов в стране не было. Как вы решились на такой шаг?

Елена: Идея создать каршеринговый сервис родилась у нас в ноябре 2013 года. Мы с Лорианой подсмотрели ее в Милане, где она на тот момент жила. Будучи в Италии, мы воспользовались каршерингом Car2Go и были счастливы, что такой сервис уже где-то существует. Тогда мы подумали, как круто было бы запустить нечто подобное в Москве. Тем более что здесь только-только появились платные парковки.

На тот момент у нас не было четкого желания создать бизнес втроем. Мы просто влюбились в идею и стали ею заниматься. Каждая из нас при этом продолжала работать в своей, никак не связанной с автомобилями отрасли: Екатерина — в крупном системном интеграторе, Лориана — в инвестиционной компании, а у Елены был свой бизнес — производство женской одежды под собственным брендом.

Когда вы поняли, что из найма все же пора уходить?

Елена: Окончательно уволиться со своих работ мы решили в середине 2015 года. К тому моменту свой проект давно вышел для нас из разряда факультатива и стал занимать много времени. Конечно, нам пришлось пожертвовать насиженным местом, стабильным работодателем, зарплатой и всем, что связано со спокойной жизнью в чужой компании, но мы чувствовали, что это правильный шаг. Потому что, занявшись предпринимательством, ты не можешь выпустить новое дело из головы. Бизнес — это еще один твой ребенок. 

Лориана: Для меня триггером, подтолкнувшим к уходу из найма, стали две вещи. Во-первых, мне перестало быть интересным то, чем я занималась. Во-вторых, люди на встречах стали узнавать меня как основателя каршеринговой компании, хотя я все еще работала в другой фирме. Тем не менее к запуску мы шли три года. В это время мы не могли платить себе зарплату, вкладывали все деньги в развитие, а значит, совмещать бизнес с наймом было необходимо. Так мы и жили: утром, ночью и в выходные создавали BelkaCar, а в остальное время ходили на работу.

Получается, несколько лет вы работали на износ?

Елена: Здесь важно то, что мы занимались любимым делом. Представьте, вы любите кататься на лыжах. Будет ли вам тяжело встать в восемь утра и поехать в Крылатское, чтобы отработать технику или новый элемент? Когда это любимое дело, в котором присутствует драйв, его хватает и на любимое дело, и на основную работу. Ты бегаешь как влюбленный: не ешь, мало спишь, но в руках все горит. 

Лориана: Конечно, мы работали на износ, но мы этого не чувствовали. В два часа ночи мы возвращались домой со встреч, работали на выходных, съедали все конфеты в арендованном офисе. Но когда ты работаешь над любимым детищем, то не чувствуешь перегрузки. В нашем случае все было именно так.

Лориана Сардар, BelkaCarЛориана Сардар. Фото: пресс-служба BelkaCar

Сервис BelkaCar появился в октябре 2016 года. Поначалу он работал только в Москве, а в его портфеле было лишь 100 автомобилей Kia Rio. Перед запуском в новый для России проект мало кто верил. Инвесторы твердили — «то, что работает в Европе, необязательно заработает в России, к тому же русские люди брезгуют пользоваться чем-то общественным», вспоминает Лориана. 

Прежде чем привлечь первых пользователей, девушки пролоббировали каршеринг в дептрансе и обошли несколько сотен инвесторов. Сегодня BelkaCar работает в Москве, Сочи, Краснодаре, Геленджике, Анапе и Новороссийске. В парке сервиса — более 5,5 тыс. машин. BelkaCar делит рынок с такими компаниями, как «Делимобиль», «Яндекс.Драйв» и «Ситидрайв».

В феврале прошлого года третья основательница проекта — Екатерина Макарова — покинула пост гендиректора BelkaCar. Его заняла Лориана Сардар, однако Екатерина по-прежнему участвует в развитии компании в качестве акционера.

прочитать весь текст
Пытались ли близкие отговорить вас от своего дела?

Лориана: Конечно! Тезисы в духе «а может, не стоит на себя такое взваливать?» мы слышали и со стороны семьи, и со стороны незнакомых людей, которые считали уместным давать нам советы. Но мы не обращали на это внимания, для нас это был словно шум. 

Елена: Помню, у нас был случай на одном из европейских автосалонов, где один крупный автомобильный бренд устраивал ужин. Из женщин мы с Лорианой там были одни. К тому моменту мы уже запустили BelkaCar и существовали как полноценная компания с приличным парком. В какой-то момент один из гостей ужина встал и сказал нам: «Девочки, вы, конечно, герои, но не пойти ли вам лучше на кухню, к семье и детям?» После этих слов опешили все — и русские, сидевшие за столом, и особенно немцы.

Приход в бизнес, да еще и в стереотипно мужскую сферу, сильно вас поменял? 

Лориана: То, что автомобильная отрасль мужская, — большое заблуждение. Когда мы только пришли в нее, нас поразило, что во многих дилерах, автопроизводителях и лизинговых компаниях руководящие посты занимают женщины. Отчасти поэтому нам посчастливилось не чувствовать себя ущемленными — мы никогда не сталкивались с дискриминацией в бизнесе или с каким-то особенным отношением к себе.

Елена: Но, если рассуждать о личных изменениях, встреть вы меня пять лет назад, наверняка бы подумали, что я не выхожу из ЦУМа, не вылезаю с выставок и из первого ряда в Большом театре. Все наши встречи до появления BelkaCar были об искусстве, новых спектаклях и моде, а сейчас я даже не помню, когда в последний раз была в театре. Интересы сильно сместились.

Елена Мурадова, BelkaCarЕлена Мурадова. Фото: пресс-служба BelkaCar
Насколько комфортно работать в чисто женском управленческом коллективе? Бытует мнение, что в таких коллективах часто возникают конфликты и недопонимания…

Елена: Нам вместе комфортно, потому как с самого начала мы разделили зоны ответственности. И, как и в любых других отношениях, в партнерстве важно доверие: раз Лориана отвечает за отношения с инвесторами, значит, ее словам и действиям в этой сфере нужно доверять. Я больше общаюсь с лизинговыми компаниями, поэтому здесь Лориана прислушивается ко мне. 

Лориана: Самое главное — стратегически доверять человеку и понимать, что даже при возникновении мелких конфликтов вы все равно двигаетесь в одном направлении.

Елена: Не скажу, что конфликтов и недопониманий у нас не возникает, но мы договорились не копить недосказанности, проговаривать проблемы и обмениваться мнениями — в конце концов, в споре рождается истина.

Ловили ли вы себя когда-нибудь на мысли, что бизнес вынуждает вас чем-то жертвовать, например досугом или семьей?

Лориана: Точно могу сказать, что времени на развлечения и на себя стало меньше, потому что время нужно приоритизировать. Но я не думаю, что кто-то из нас видит в этом жертву. Да, мы стали больше времени тратить на работу, но мы в этом достаточно гармоничны. 

Елена: Я всегда считала, что нет шаблонного решения, которое подходило бы всем женщинам. Есть масса счастливых женщин, которые не работают, занимаются детьми, хозяйством, и для них это ценно, в этом их реализация. Есть и те, кто полностью зациклен на работе: такие женщины не заводят ни мужей, ни детей и полностью посвящают себя карьере. Это их выбор, но ничто не мешает им в 40 лет расставить приоритеты по-другому и создать семью.

«Мы переходим от монопродуктовой модели оператора каршеринга к технологической компании»
От захвата Москвы до решающей «битвы» каршерингов с сервисами такси — в интервью соосновательницы BelkaCar Лорианы Сардар
Лориана Сардар
А случались ли у вас моменты выгорания, когда хотелось все бросить, пусть даже на время?

Лориана: Такое неоднократно случалось, особенно при серьезных проблемах, которые грозили закрытием или банкротством компании. У нашего бизнеса такие истории были. В таких случаях мы просто друг друга вытаскивали. Обычно накрывает кого-то одного, а остальные его подбадривают: например, отправляют в отпуск, на выходные или ведут в ресторан. 

Елена: Но мыслей о том, чтобы вернуться в тихую гавань — на работу в корпорацию или компанию, у нас точно не было.

Потому что вы уже поняли, что это такое — иметь свое дело?

Лориана: И не только. Знаете, супруг меня недавно спросил, чем бы я хотела заниматься, не будь в моей жизни BelkaCar. Я подумала минут десять и сказала: «Я бы хотела заниматься тем же самым». Настолько я люблю это дело, что все равно бы работала с инновациями в транспорте. 

Елена: Сейчас бизнесмены любят называть себя серийными предпринимателями и рассказывать, что у них несколько бизнесов, инвестиции в разных предприятиях и так далее. Но мы не верим, что это возможно. Предпринимательство настолько тебя поглощает, что, когда нас спрашивают, думали ли вы, каким будет ваш следующий бизнес, мы всегда говорим, что не думали, потому что чтобы в голову пришло что-то новое, нужно освободить место, а его нет. И желания заниматься чем-то другим у нас нет.


Блиц-опрос

Вокруг женского предпринимательства существует огромное количество мифов и стереотипов. Расскажите, согласны ли вы с некоторыми из них:

1. Есть сферы, в которых мужчины успешнее женщин и наоборот.

Елена: Я за индивидуальность: либо у человека есть талант, либо его нет. Например, в Москве есть известная цветочная мастерская, которую создал молодой человек. И я не видела прекрасней букетов и композиций. То же самое можно сказать о бьюти, фешен-индустрии, различных модных изданиях (например, Tatler).
Лориана: Статистически в каких-то индустриях больше женщин. Но если мы говорим об успехе, то пол вовсе не играет решающей роли. Самый распространенный пример — это повара. Женщины испокон веков готовят, однако все именитые повара — мужчины.

2. Мужчины склонны не воспринимать женщину как делового партнера или начальника.

Лориана: У нас 60% сотрудников, включая наших прямых подчиненных, — это мужчины. И в нашей компании такого отношения мы не встречаем. Все прекрасно воспринимают нас как руководителей, вопрос об обратном даже не стоит.

3. Женщины часто сталкиваются со «стеклянным потолком» по работе.

Елена: Сложно говорить за всех на эту тему — практика показывает, что реальная жизнь зачастую отличается от того, что о ней говорит статистика. Наша карьера очевидным образом пошла в обход всех потенциальных «стеклянных потолков».
Лориана: За исключением случая с европейским автосалоном и каких-то традиционных предубеждений, которые в итоге успешно развенчались. На своем собственном опыте, опыте коллег или подруг я не сталкивалась с настоящим «стеклянным потолком». 

4. Женщинам с детьми сложно строить карьеру и держать баланс между бизнесом и семьей.

Елена: Вариант «либо карьера, либо семья» — это неправильно. Многие успешные женщины совмещают эти две стороны жизни. Не буду лукавить и говорить, что это легко, но успешный предприниматель славится тем, что умеет правильно распределить свое время. Это большой труд, но без труда никакого успеха не бывает.
Лориана: Не могу сказать, что когда мы пришли в бизнес, то сразу знали, как все должно быть. Это был метод проб и ошибок, но в итоге я выстроила для себя правила: когда я работаю, когда нахожусь с семьей и когда могу делать исключения. Иметь четкие границы, коммуницировать их своим коллегам и партнерам очень важно. Тогда, находясь дома, ты действительно будешь дома, а на работе — на работе.

5. Какой совет вы бы дали женщине, которая хочет запустить свой бизнес?

Лориана: Единого совета тут быть не может, но я точно знаю, что инвесторы вкладываются не в идею, а в людей. Если они верят, что человек способен довести дело до конца, то проект получит деньги. Так что я в общении с такой женщиной постаралась бы понять, насколько решительно она настроена и не бросит ли дело, столкнувшись с первыми сложностями. Все-таки не всем дано быть сумасшедшим бизнесменом, который готов всем рисковать.


Еще по теме