$ 75.75
 82.23
£ 93.23
¥ 69.64
 77.92
Нефть WTI 33.51
GOLD 1582.40
РТС 1008.85
DJIA 21181.48
NASDAQ 7201.80
мнения

Нефтяной кризис обострил войну престолов в Саудовской Аравии

Фото: ТАСС Фото: ТАСС
Дмитрий Жантиев, востоковед

Затрудненный транзит власти, политические аресты, срыв планов экономической модернизации и всё большая зависимость от нефтяной иглы. Такова плата за кризис на нефтяном рынке со стороны Саудовской Аравии.

Обвал нефтяных цен из-за глобальной паники вокруг распространения коронавируса и развала сделки ОПЕК становится катастрофическим фактором для планов экономической перестройки в Саудовской Аравии. В кризисной ситуации вступает в очередную фазу обострения саудовская «игра престолов» — в королевском доме Аль Сауд в очередной раз заговорили о смене наследника престола, что вызвало волну ответных репрессий со стороны действующего наследного принца Мухаммеда ибн Салмана. Ему в этих условиях особенно необходима поддержка со стороны администрации президента США Дональда Трампа, недавно направившего в королевство воинский контингент для усиления средств ПВО и ПРО на случай новых воздушных ударов из Йемена по нефтяным объектам.

Основные стратегии легитимации наследника саудовского престола были выражены в активно продвигаемой масштабной программе «Саудовское видение 2030»: диверсификация экономики, постепенное снижение зависимости от экспорта черного золота, а также создание большого числа рабочих мест в сферах высоких технологий и туризма. Однако для реализации столь амбициозного плана требовались колоссальные инвестиции, посильные для саудовского бюджета при сохранении среднемировых цен на нефть (главный экспортный товар) в диапазоне 70–80 долларов за баррель.

Нынешнее падение цен на «черное золото», грозящее стать затяжным, создает много неопределенностей для саудовской экономики, что влияет в том числе и на перспективы «транзита» власти.

В конце прошлой недели нескольких принцев королевского дома арестовали по подозрению в подготовке государственного переворота, сообщили американские СМИ. Среди арестованных бывший наследный принц и министр внутренних дел Мухаммед ибн Наиф и брат короля Салмана ибн Абдул-Азиза — принц Ахмед ибн Абдул-Азиз. Опубликованная информация до сих пор не подтверждена, но и не опровергнута саудовскими властями, что с высокой долей вероятности указывает на достоверность изложенных фактов.

Wall Street Journal со ссылками на свои источники в королевстве сообщает также о масштабных «чистках» в саудовских силовых структурах, в рядах которых все еще сильно влияние принца Мухаммеда ибн Наифа. Затрагивающие щекотливую тему обозреватели с уверенностью утверждают, что за нынешней волной арестов стоит сын короля, наследный принц и министр обороны КСА принц Мухаммед ибн Салман. Высказываются предположения о том, что он стремится таким образом укрепить свои позиции на фоне резкого падения мировых цен на нефть и военных неудач в Йемене, где Саудовская Аравия совместно с ОАЭ за пять лет так и не смогла нанести поражения движению хуситов, поддерживаемому Ираном.

Вероятно, саудовская «игра престолов» вступает в очередную фазу обострения в преддверии неизбежно приближающегося перехода власти к представителю третьего поколения принцев династии Аль Сауд. Американские источники сообщают, что 34-летний амбициозный наследный принц Мухаммед ибн Салман, действующий при полной поддержке своего отца и правящего монарха — 84-летнего короля Салмана ибн Абдул-Азиза, — до сих пор не получил единодушного одобрения в качестве главного кандидата на престол со стороны сотен своих двоюродных братьев, многие из которых по возрасту годятся ему в отцы и даже в деды.

Источники также сообщают, что ранее отстраненный от должностей и, вероятно, арестованный принц Мухаммед ибн Наиф в глазах некоторых представителей многочисленной правящей семьи в большей степени соответствовал традиционным требованиям к наследнику престола. Его пребывание на посту министра внутренних дел (унаследованному от отца, влиятельного брата короля, принца Наифа) создало ему репутацию эффективного «силовика» и защитника интересов королевского дома. Что же касается арестованного брата короля — принца Ахмеда, — то он также в прошлом занимал пост главы МВД. Но главное — король Салман и принц Ахмад являются последними полнокровными братьями из влиятельной группы сыновей короля-основателя Саудовской Аравии, среди которых в прошлом на протяжении десятилетий поддерживался консенсус в отношении порядка наследования престола. Нынешние события позволяют предположить, что прежнего консенсуса больше нет, а новый еще далеко не сформирован, что создало объективные трудности на пути легитимизации нынешнего наследника престола принца Мухаммеда ибн Салмана в глазах различных ветвей королевской семьи.

Не удивительно, что позиция Саудовской Аравии в ходе закончившихся провалом переговоров в ОПЕК полностью совпадала с американскими требованиями по сокращению добычи нефти обусловленными желанием замедлить падение цен.

Иными словами, в условиях династического кризиса и катастрофического обвала на мировом нефтяном рынке наследник престола и фактический глава правительства КСА вполне разумно и прагматично предпочитает меньшее из зол. Обещанная Вашингтоном поддержка готовящегося «транзита» власти в его пользу и поддержание политической стабильности в королевстве стратегически важнее, чем борьба за долю нефтяного рынка, которую (в случае, если бы план сделки ОПЕК сработал) заняли бы американские экспортеры.