Top.Mail.Ru
$ 60.43
£ 73.95
¥ 45.57
 64.24
 9.00
Нефть WTI 92.40
GOLD 1785.86
РТС 1118.40
DJIA 33309.51
NASDAQ 12854.80
BTC/USD 24562.00
рынки

«Неприятно, но не смертельно»: как угольное эмбарго ЕС скажется на России

Фото: 123rf / Legion-Media Фото: 123rf / Legion-Media

С 1 августа в Европе вступил в силу запрет на поставки российского угля, введенный в рамках пятого пакета санкций. Теперь обеим сторонам ограничений придется переориентироваться: России — переключаться на рынок Юго-Восточной Азии, а Европе — переходить на австралийский и индонезийский уголь. Подобные перемены, что для РФ, что для ЕС обернутся ростом издержек и цен на сырье, говорят эксперты. Однако не исключено, что Европа продолжит закупать у России уголь в теневом формате, как это происходит с нефтью.

Отсроченные санкции

С 1 августа в Европе вступило в силу эмбарго на поставки российского угля, на который приходится львиная доля европейского импорта. Мера вошла в состав пятого пакета санкций, введенных Еврокомиссией в начале апреля, и стала первым полным запретом ЕС на импорт российских энергоносителей с начала спецоперации на Украине.

«Санкционный пакет включает в себя запрет на приобретение, импорт или передачу угля и других видов твердого ископаемого топлива в ЕС, если они происходят из России или экспортируются оттуда, начиная с августа 2022 года», — сказано в документе ЕК.

При этом вступление угольного эмбарго в силу отсрочили на 4 месяца, чтобы у европейских компаний была возможность запастись углем и перестроить логистику. За это время ЕС приступил к наращиванию поставок из других стран.

По данным «Коммерсанта», с января по май Казахстан поставил в страны Евросоюза 1,5 млн тонн угля, что сопоставимо с объемом поставок им в ЕС за весь 2021 год. Зимой страна поставляла в Евросоюз 140–200 тысяч тонн угля каждый месяц, а весной эти объемы выросли более чем в два раза — до 300–400 тысяч тонн. 

Поставки на миллиарды евро в год

Согласно пресс-релизу Совета ЕС, объем импорта российского угля в Евросоюз составляет порядка 8 миллиардов евро в год. В 2021 году на долю стран — участниц ЕС пришлось чуть больше 48,7 миллиона тонн поставок российского угля, или около 21,8% от общего экспорта этого сырья из РФ.

Европа более зависима от российского рынка. «Для России европейский рынок составлял около четверти всего экспорта угля. В свою очередь, поставки из РФ покрывали около трети потребления угля в Европе», — заявил журналу «Компания» аналитик ФГ «Финам» Алексей Калачев.

Основными поставщиками угля в России является «Распадская угольная компания», входящая в состав горно-металлургического холдинга Evraz, а также «Мечел». На Европу, по данным Forbes, в прошлом году пришлось 10% от совокупной выручки Evraz, или около $210 млн. У «Мечела» доля поставок в ЕС в прошлом году составила около 13% выручки горнодобывающего сегмента.

«Производители угля в России от эмбарго пострадают в разной степени, поскольку крупнейшие из них уже в большей мере ориентированы на Восток. Но кому-то из угледобытчиков эмбарго принесет проблемы», — полагает Калачев. По его словам, дать точные прогнозы непросто, поскольку детальной информации по российским компаниям и долям угольного рынка нет. «Если взять отчетность публичных компаний, раскрывающих отчетность, — СУЭК, «Распадская» (входит в Evraz), «Мечел», у них рынок ЕС занимает небольшую долю в выручке, как правило, менее 10%», — говорит эксперт.

Глава Министерства энергетики Николай Шульгинов ранее заявлял о том, что Россия после вступления запрета в действие переориентирует потоки на альтернативные рынки. Эксперты добавляли, что в первую очередь в российских поставках заинтересованы страны Азиатско-Тихоокеанского региона. 

Переориентация неизбежна

Санкции, введенные Евросоюзом, по словам Калачева, повлекут за собой изменение глобальных угольных потоков. «Тот же австралийский уголь активнее пойдет в Европу, где существенно вырастут цены, а российский уголь, поставляемый с дисконтом, потеснит его на рынке Юго-Восточной Азии (ЮВА). В целом у всех вырастут логистические издержки, поскольку увеличится транспортное плечо», — прогнозирует он.

Эксперт полагает, что дефицит в период перестройки потоков будет поддерживать высокие цены на уголь, как и нехватка природного газа. «Через 3–4 месяца, когда новые маршруты экспорта устоятся, цены могут стабилизироваться и отыграть вниз процентов на 30%», — полагает Калачев.

«Россия уже частично перевела выбывающие потоки в Азию, а сейчас переведет полностью», — считает промышленный эксперт Леонид Хазанов. Основными потребителями российского угля, по его прогнозам, будут Китай и Индия, поскольку в этих странах своя добыча не «закрывает» объем потребления.

«Если мы дадим им хорошую скидку, то вообще будут с радостью брать наш уголь. Поэтому санкции ЕС — это неприятно, но не смертельно. В целом остановки угольных предприятий в России я не ожидаю», — сказал он.

Хазанов полагает, что на стоимости угля в РФ случившееся вряд ли сильно отразится. «Одно из направлений государственной политики в России — стабильные цены на внутреннем рынке, и, если будут возникать какие-то перекосы в ценах, государство, конечно, вмешается. Для этого у нас есть ФАС, Минэнерго, Минпромторг. Другое дело, если угольщики начнут отдавать приоритет поставкам на внешний рынок, а на внутренний будут поставлять по остаточному принципу. Тут могут возникать локальные дефициты, и на свободном рынке цены на уголь могут повышаться. Тем не менее масштабного роста цен на внутреннем рынке пока не предвидится», — заключил эксперт.

По мнению Калачева, потери от случившегося, вероятно, понесут обе стороны, но катастрофой это эмбарго ни для кого не станет. «Европе придется заметно переплачивать за ставший дефицитным уголь, поставляемый из других регионов планеты, а России придется продавать уголь на рынки ЮВА с дисконтом. С одной стороны, это компенсируется более высокой базовой ценой. Но, с другой стороны, против угольщиков работают более длинные и более дорогие маршруты поставок и слишком высокий курс рубля», — отмечает он. 

Поставки из тени

Между тем Европе на фоне снижения поставок российских энергоносителей уже приходится непросто. Во Франции заявили о готовности перезапустить угольную электростанцию «Сент-Авольд» на северо-востоке, а Международное энергетическое агентство (МЭА) на 2022 год прогнозирует рост потребления угля в ЕС на 7%.

На фоне происходящего цены на уголь в Европе могут подскочить, уверены эксперты. «Газ и нефть у них и без того недешевые, спрос на электроэнергию вырос, к тому же сейчас жара, которая создала дополнительные проблемы, — отмечает Хазанов. — На фоне жары в Европе обмелели реки, а уголь в основном поставляется по крупным рекам, особенно в Германии (страна является крупнейшим европейским импортером российского угля — прим. ред.)».

По словам промышленного эксперта, в этой ситуации Европе приходится заниматься перевозкой угля c использованием ж/д путей, но здесь опять же встает вопрос нехватки электричества. «При этом возить на автомобилях тяжело и затратно. Старые мосты не везде могут выдержать тяжелые грузовики. То есть Европе скоро может быть довольно плохо, особенно учитывая, что скоро отопительный сезон», — прогнозирует Хазанов.

Заместить российские поставки страны ЕС попытаются поставками из Колумбии, ЮАР, Австралии, Казахстана и США, отмечают эксперты. «Даже Индонезия, в основном ориентированная на Китай, заявила о планах увеличить добычу угля в расчете на европейский спрос», — обращает внимание Калачев.

Но этих мощностей не хватит, чтобы полностью удовлетворить запросы Европы,  уверен Хазанов. «В таком случае остается только покупать уголь неизвестного происхождения, то есть уголь из России — по тому же принципу, как в Европу поставляется нефть. Плывет корабль из РФ, потом пропадает с радара, подплывает к другому кораблю, перекачивает на него нефть. В результате получается какая-то смесь — например, российскую нефть смешивают с саудовской. С углем может быть то же самое. То есть я допускаю, что это будет теневой рынок».

Промышленный эксперт не исключает и того, что в случае полной нехватки угля и отключения от электроэнергии социальных объектов или химических предприятий ЕС может пойти на точечную отмену санкций. «Все зависит от цен, которые будут выставлены на электричество и тепло до конца года», — заключает он.