$ 78.24
 90.98
£ 99.71
¥ 74.11
 84.22
GOLD 1861.85
РТС 1164.68
DJIA 27173.96
NASDAQ 10913.56
рынки

Пандемия заморозила переговоры по поставкам Superjet в Норвегию

Фото: РИА Новости Фото: РИА Новости

Пандемия коронавируса привела к остановке переговоров о поставках 40 самолетов Sukhoi Superjet 100 авиакомпании Norwegian Air Shuttle. Общая стоимость поставок на момент подписания соглашения составляла около $2 млрд. Журнал «Компания» узнал у экспертов, насколько перспективна эта сделка для российской стороны.

Глава авиакластера «Ростеха» Анатолий Сердюков в интервью РБК сообщил, что переговоры с Norwegian Air «перенесены на более поздний период». 

«Мы находимся в переговорном процессе со многими перевозчиками, в том числе и с норвежской авиакомпанией. Но из-за пандемии переговоры приостановлены, перенесены на более поздний период», — уточнил он. 

Поставить 40 самолетов Норвегии должна была компания «Региональные самолеты», которая с начала 2020 года является филиалом корпорации «Иркут». В свою очередь, 87% «Иркута» принадлежит Объединенной авиастроительной корпорации (ОАК), 92% акций которой принадлежат «Ростеху». 

Norwegian Air входит в тройку крупнейших европейских лоукостеров. В 2018 году авиакомпания перевезла 37 млн пассажиров. У компании один из самых современных парков лайнеров в мире. В ее активе 170 самолетов Boeing 737 (среднемагистральный) и Boeing 787 Dreamliners (дальнемагистральный).

АО «Гражданские самолеты Сухого» (сегодня — «Региональные самолеты») подписало меморандум о поставке самолетов Norwegian Air Shuttle осенью 2019 года. Сделка проходила в два этапа. На первом предполагалась передача в лизинг десяти Superjet аргентинской дочерней компании Norwegian Air, а на втором — оставшихся 30 уже главному офису. По условиям документа, перевозчик получал возможность летать по транссибирскому маршруту и роялти — скидки на оплату таких полетов. 

Для «Ростеха» эта сделка имеет сомнительную выгоду, считает главный редактор портала Avia.ru Роман Гусаров. 

«Они (Norwegian Air — прим. ред.) даже не собираются покупать самолеты. Речь идет о лизинге. Норвежцы хотят, чтобы мы сами у себя купили эти самолеты и передали им в аренду. Получается, нужно взять из бюджета деньги на это и купить их у нашей же промышленности. Здесь мы имеем очень большие риски. Ранее мы уже сталкивались с партнерами, которые брали в аренду самолеты, а потом говорили, что больше не могут этого делать и сотрудничество прекращалось», — говорит он.

Если бы сделка между компаниями была одобрена, то ее бы профинансировала «дочка» Norwegian — лизинговая компания Arctic Aviation Assets. На 2018 год средняя каталожная стоимость одного Sukhoi Superjet равнялась $50,5 млн, получается, что 40 самолетов могут обойтись в $2 млрд. 

За последние годы с SSJ100 был связан целый ряд происшествий и последующих отмен рейсов из-за его поломки. Изначальная задумка конструирования SSJ100 была перспективной, но потом из-за развала СССР лайнер не успели доработать, и это сказалось на его надежности, сказал «Ко» заслуженный пилот РФ Сергей Кругликов. 

«Перегрузка в момент посадки Superjet во время катастрофы в Шереметьеве была меньше, чем перегрузка при посадке в поле Airbus. Но последний — выдержал. И очень важно, что он остался управляемым. В нем более 50% иностранных компонентов. Двигатели — только иностранные. В SSJ100 вбухали такие деньги, и после этого его надо дешево кому-то сбагрить. Единственно преимущество “Сухого” — низкая стоимость», — рассказывает Кругликов.

Сразу несколько иностранных компаний уже отказались от использования Superjet. Их не устроила его неэффективность и проблемы в обслуживании. Единственным зарубежным перевозчиком, в парке которого все еще есть эти лайнеры, остается мексиканская Interjet. В России главным эксплуатантом Superjet по-прежнему является «Аэрофлот». Также в ближайшие годы 60 самолетов должна приобрести авиакомпания Red Wings.

Ненадежность Sukhoi Superjet 100 не отпугнула норвежскую компанию, потому что у каждой проблемы «есть своя цена», говорит глава аналитической службы «АвиаПорт» Олег Пантелеев. 

«Зная все особенности эксплуатации этого самолета, компания получает гарантии, что проблем не будет и появится достойная компенсация. В такой ситуации репутация лайнера уже не так важна. Главное — получить адекватные рынку условия, чтобы потом было что предложить», — пояснил эксперт.

О том, сколько Россия уже вложила в проект Sukhoi Superjet 100 и почему его продолжают активно поддерживать в стране — читайте в материале журнала «Компания».