$ 75.74
 89.66
£ 97.84
¥ 72.44
 83.11
GOLD 1950.52
РТС 1228.64
DJIA 27657.42
NASDAQ 10793.28
расследования

Павлу Ливинскому дали второй срок

Павел Ливинский и Сергей Собянин. Фото: РИА Новости Павел Ливинский и Сергей Собянин. Фото: РИА Новости

Сопротивление Федеральной сетевой компании (далее — ФСК) и шлейф уголовных дел за членами команды не помешали главе «Россетей» Павлу Ливинскому получить монопольный контроль над сбытом российской электроэнергии после объединения управленческих команд двух отечественных энергогигантов.

Его победа обусловлена не столько желанием правительства поднять тарифы для крупных потребителей, сколько отставкой главы Федеральной службы охраны (далее — ФСО) Евгения Мурова и возвышением Сергея Собянина.

Многолетняя борьба ПАО «Россети» за полный контроль над Федеральной сетевой компанией закончилась на прошлой неделе их слиянием. Председатель совета директоров ФСК Андрей Муров стал заместителем своего заклятого коллеги — директора «Россетей» Павла Ливинского. Несмотря на сугубо отраслевой формат этого события, оно может повлечь не только экономические, но и политические последствия для всей страны.

Ливинский vs. Муров

Формально ПАО «Россети» торгует электроэнергией оптом и в розницу: наряду с региональными сетями холдингу принадлежат 80 % самого прибыльного актива, Федеральной сетевой компании. Но управлялась оптовая компания независимо, директивами правительства РФ. Это позволяло крупным промышленным потребителям («Русал», НЛМК, УГМК, РЖД, «Газпром», «Транснефть», «Роснефть», «Лукойл», «Сургутнефтегаз» и т.п.) экономить, покупая электроэнергию у ФСК напрямую в два с лишним раза дешевле, чем у «Россетей».

Разницу в цене «Россети» объясняли перекрестным субсидированием в пользу населения и требовали от ФСК поднять тарифы, чтобы крупные компании не бежали из региональных сетей и не уклонялись от социальных обязательств. Промышленники возражали, что для такой разницы в тарифах население потребляет слишком мало. По их мнению, постоянный рост тарифов «Россетей» связан не с «перекресткой», а с коррупцией и неэффективностью монополии, которая стремится взять под контроль все сегменты рынка ради увеличения выплат своему топ-менеджменту и акционерам.

Конфликт стал открытым в 2018 году, когда Павел Ливинский попросил Дмитрия Медведева исключить ФСК из списка предприятий, напрямую управляемых правительством, а глава совета директоров компании Андрей Муров попросил премьера сохранить управленческую независимость компании.

Выработать единую позицию правительство Медведева не смогло: Минэнерго встало на сторону «Россетей», Минэкономразвития и ФАС — на сторону Федеральной сетевой компании и промышленников, грозивших сократить производство. Но в этом году акции Ливинского резко выросли. 22 апреля спикер Госдумы Вячеслав Володин публично поддержал планы «Россетей» бесплатно взять под контроль 1600 территориальных сетевых организаций, которые продают электроэнергию конечным потребителям. А через два дня холдинг Ливинского окончательно поглотил Федеральную сетевую компанию.

Участники рынка связывают это с приходом в правительство РФ людей из окружения мэра Москвы Сергея Собянина, чье влияние в стране за время эпидемии заметно выросло. Ведь именно Собянин рекомендовал Ливинского на должность главы ПАО «Россети».

Бизнесмены из правильных семей

Несмотря на десятилетнюю разницу в возрасте, у 50-летнего Андрея Мурова и 40-летнего Павла Ливинского много общего. Как и Артем Чайка, братья Патрушевы, Илья Шестаков или Петр Фрадков, это типичные представители младшего поколения высших чиновников России, сделавшие невероятную карьеру в молодом, если не юном возрасте.

Сын всесильного главы ФСО Евгения Мурова Андрей, руководивший в 90-х строительным подрядчиком петербургского «Водоканала» «Евростройкомплект», в 2004 году внезапно стал первым заместителем директора, а через год — директором аэропорта Пулково. Произошло это перед объединением Пулково с ГТК «Россия». В 2012 году Андрей Муров так же внезапно стал первым заместителем директора энергетического холдинга МРСК и первым зампредом правления Федеральной сетевой компании ЕЭС, а в 2013 году возглавил ФСК. По данным проекта «Трансперенси Интернешнл Россия» Declarator, в 2013 году доходы Мурова-младшего составили 67 млн 631 тыс. руб. На тот момент ему принадлежало более 18 тыс. кв.м недвижимости: семь участков, пять домов и пять квартир. Площадь одной из них превышает 433 кв.м.

Неизвестно, каких высот достиг бы сегодня сын главы ФСО, если бы в 2016 году Владимир Путин не отправил 70-летнего Евгения Мурова в отставку. Ей предшествовали аресты двух бизнесменов из связанного с Муровым холдинга «Форум».

Отставку Мурова-старшего предсказывали еще в 2014 году, и именно тогда СМИ узнали о результатах проверки Федеральной сетевой компании Мурова-младшего Счетной палатой. Оказалось, компания не раз завышала стоимость строительства объектов и нецелевым образом тратила бюджетные деньги. При этом вознаграждения членам правления Федеральной сетевой компании в 2010 –2013 годах выросли в 2,9 раза, до 505 млн руб., расходы аппарата Андрея Мурова — на 45 %, до 452,5 млн руб. Кроме того, загранкомандировки «имеют признаки нецелевого характера». А филиал компании «МЭС Юга» подвергся критике за покупку на 10,7 млн руб. дороже, чем нужно, моторной яхты, которая потом для производственных целей не использовалась.

Карьера сына топ-менеджера РАО «ЕЭС» и чиновника Минэнерго Павла Ливинского развивалась еще стремительнее. Спустя три года после экономфака МГУ 26-летний Павел стал заместителем гендиректора сначала в Московской городской электросетевой компании (МГЭСК), потом в Московской объединенной электросетевой компании. Потомственный энергетик ведал самым коррупционноемким направлением — техприсоединением клиентов к сетям московской агломерации. Когда деятельностью компании заинтересовались ФАС и силовики, Ливинский уже возглавлял московский ТЭК и был не только самым молодым, но и самым богатым чиновником правительства Москвы с доходом около 204 млн руб. и 32 квартирами. 

В 2016 году департамент Ливинского закупил для Тверской улицы гирлянды по 2,4 млн руб. за штуку — как выяснила «Медуза», в пять раз дороже их стоимости. Через год, возглавив ЖКХ в правительстве Москвы, Ливинский пытался потратить на подсветку деревьев и газонов 6 млрд руб. Но оказалось, что общественных слушаний по проекту не было, и правительство Москвы конкурс отменило.

Все это не помешало Сергею Собянину осенью 2017 года рекомендовать Павла Ливинского на должность главы ПАО «Россети». В марте 2018 года депутат Госдумы Иван Сухарев обнаружил, что госкомпания-монополист, закончив год с убытками на 13 млрд руб., 27 млн выделила на свой корпоратив. Лот на него появился на портале Госзакупок уже после проведения, а договоры на участие Ивана Урганта и Яны Чуриковой Государственный Кремлевский дворец заключил после мероприятия. Никаких последствий для Ливинского этот скандал не имел.

«Говорить о каком-то антагонизме между Муровым и Ливинским я не вижу оснований, — говорит собеседник "Ко" на энергорынке, знакомый с ситуацией вокруг ФСК и "Россетей". — Это просто конкуренция между двумя, если можно так выразиться, кланами: один теряет влияние, а другой наращивает. Муров сам метил на место Ливинского и тоже пытался бы консолидировать активы, другого пути просто нет». 

Команды с подпорченной репутацией

Как уживутся два медведя в одной берлоге, пока неясно, новая команда еще формируется. По данным «Коммерсанта», исполнительный директор холдинга Андрей Муров приведет из ФСК Александра Зарагацкого, Алексея Мольского и Марию Тихонову. Они, вероятно, станут его заместителями. В группе Ливинского — финансист Павел Гребцов, главный инженер Андрей Майоров, юрист Даниил Краинский, а также Сергей Кирюхин, Лариса Романовская, Константин Михайлик, Егор Прохоров.

Павел Гребцов — давний московский соратник Павла Ливинского. В 2010–2011 годах в МОЭСК он руководил управлением тарифообразования. В 2015 году Гребцов был арестован по делу о завышении тарифов и около года провел в СИЗО. По версии Следкома, за несколько лет завышенные тарифы нанесли потребителям ущерб на 23,2 млрд руб. Но в 2016 году Гребцов был освобожден: следствие не усмотрело в его действиях признаков хищений, поскольку «все деньги были обращены компанией в свою прибыль». В «Россетях» Гребцов считается автором спорной идеи взимать деньги с промышленных потребителей за неиспользованный резерв мощности.

Главный инженер «Россетей» Андрей Майоров тоже представляет «московский» клан. В 2010 году ГУВД Москвы обвиняло его в растрате 4,6 млн руб. По версии следствия, в 2008 году, будучи главным московским энергетиком, Майоров заключил от имени компании договор на обслуживание автомобилями представительского класса, двумя из которых пользовалась его супруга. Расходы по контракту, как считает следствие, были включены в тариф на электроэнергию.

20 ноября 2019 года на совещании «Россетей» Майоров заявил, что будет мотивировать работников лишением зарплаты на месяц и позорить нарушителей даже в школах, где учатся их дети. Это возмутило рядовых сотрудников холдинга, вынужденных после сокращений перерабатывать, получая менее 30 тыс. руб. в месяц. Слесарь «Россетей» из Ставропольского края Александр Цыбулин потребовал от главного инженера извиниться, после чего компания обнародовала извинения Майорова.

Помимо Андрея Мурова в совете директоров «Россетей» есть еще один топ-менеджер, связанный с силовиками, — глава аппарата холдинга Сергей Кирюхин. До прихода в компанию он был руководителем отдела служебных проверок Управления собственной безопасности Следкома РФ. Есть основания считать Кирюхина человеком Ливинского.

Опытным бойцом корпоративных войн в окружении Мурова можно считать его земляка Александра Зарагацкого. Он 14 лет отработал в Заксобрании Петербурга, где, возглавляя аппарат спикера Вадима Тюльпанова, заслужил репутацию серого кардинала. В ноябре 2019 года, когда крупные потребители электроэнергии узнали о планах Павла Ливинского повысить для них тарифы Федеральной сетевой компании, несколько федеральных СМИ процитировали письмо энергетика Якова Шайфеле в администрацию президента о положении дел в «Россетях». По данным автора письма, Зарагацкий был достаточно влиятелен, чтобы контролировать в холдинге строительство и поставки.

Шайфеле утверждал, что советники топ-менеджеров ведут с подрядчиками доверительные беседы, после чего более 100 млрд руб. инвестпрограммы ежегодно уходят в «правильные» карманы, подрядчики месяцами не получают оплату, им навязывают банки, субподрядчиков и поставщиков некачественного оборудования, которое приводит к блэкаутам и уголовным делам. 

«Россети» теряют ключевых промышленных клиентов

Промышленникам перемены в госхолдинге сулят мало хорошего: тарифы ФСК для крупных промпотребителей вырастут. Тарифы «Россетей» для малого и среднего бизнеса, вопреки обещаниям руководства ПАО, от этого тоже едва ли упадут — они в России не падают в принципе.

Как уже предсказывали эксперты «Компании», это приведет к дальнейшему бегству промышленных гигантов в собственную генерацию. Электроемкие производства, такие как НЛМК и УГМК, уже сейчас вырабатывают значительную часть электроэнергии на своих электростанциях, сокращая потребление из сетей. А если Павел Ливинский и его заместитель Павел Гребцов добьются введения платы за неиспользованный резерв мощности, крупные предприятия могут полностью уйти из Единой энергосистемы России. Избыток мощности независимых производителей электроэнергии приведет к тому, что рынок электроэнергии, который сейчас пытается монополизировать госхолдинг, станет спотовым, и в конечном счете «Россети» от этого проиграют.

Вряд ли выиграет от монополизации и население. Во-первых, потому что покончить с перекрестным субсидированием настроены не только в «Россетях», но и в правительстве, где давно хотят поднять тарифы для населения выше инфляции, ввести социальную норму потребления электроэнергии и адресные субсидии для бедных. А во-вторых, потому что плата за резерв мощности, которую вынашивает холдинг г-на Ливинского, поднимает цену всех коммунальных услуг.

Однако, при внешнем усилении команды Павла Ливинского, рано говорить об очевидной победе.

Во-первых, Андрей Муров хоть и ослаблен, но никуда не делся. Любые промахи и коррупционные скандалы команды Ливинского с большой вероятностью будут использованы командой Мурова, сохранившего связь с силовиками и являющегося вторым лицом в компании. Тем более что, будучи сыном опытного экс-главы ФСО Евгения Мурова, он имеет имидж человека, который может наладить контроль над эффективным расходованием средств в объединенном энергохолдинге и при случае обуздать растущие аппетиты своего визави. 

Во-вторых, в любой момент может кардинально измениться политическая ситуация — и главой госкомпании станет кто-то из высших федеральных чиновников, будь то «уставший» от переговоров с шейхами, но по-прежнему эффективный Александр Новак или экс-куратор ТЭКа Дмитрий Козак, которого могут перебросить с политического направления на инфраструктурное. Могут вспомнить и о прежних эффективных энергетиках — например, об Олеге Бударгине, много сделавшем для развития ФСК и «Россетей» и которого до сих пор уважают в отрасли.

А в-третьих, как это ни удивительно, фактором нестабильности могут стать всё растущие федеральные амбиции мэра Москвы Сергея Собянина, чьим протеже считается Ливинский. Вполне возможно, что начнется игра на ослабление столичного мэра, чьи акции в последнее время сильно выросли. И тогда Павлу Ливинскому припомнят и удушение российской промышленности путем дополнительных тарифов, и былые дела периода московского ЖКХ, и скандалы с миллионными гонорарами шоу-звездам на корпоративах.