Top.Mail.Ru
$ 62.13
 108.40
£ 77.22
¥ 48.45
 63.67
Нефть WTI 110.70
GOLD 1841.48
РТС 1245.71
DJIA 31253.13
NASDAQ 11388.50
BTC/USD 30045.00
стиль

Пиксель за миллион

Эта хаотичная мозаика из картинок-пикселей — самая дорогая работа цифрового художника Beeple (настоящее имя Майк Винкельманн) «Первые пять тысяч дней», проданная за рекордные $69 млн. Фото: Christie’s Эта хаотичная мозаика из картинок-пикселей — самая дорогая работа цифрового художника Beeple (настоящее имя Майк Винкельманн) «Первые пять тысяч дней», проданная за рекордные $69 млн. Фото: Christie’s

В 2020 году рынок NFT оценивался в $100 млн. За следующий год он вырос в 40 раз и к концу 2021 года уже оценивался в $41 млрд. Рыночная стоимость ста крупнейших выпущенных NFT в совокупности составила $16,7 млрд. А самая дорогая работа цифрового художника Beeple (настоящее имя Майк Винкельманн) «Первые пять тысяч дней» была продана за рекордные $69 млн.

Что такое NFT? Аббревиатура NFT расшифровывается как Non-fungible token, или «невзаимозаменяемый токен». Экономическим термином Fungible в английском языке называют абсолютно одинаковые товары, которые с легкостью могут друг друга заменить. Соответственно, non-fungible — уникальный предмет, замены которому не найти.

Приведем аналогию — представим двух людей, у каждого из которых есть по одному доллару. Они меняются купюрами, ничего не теряя. Теперь представим, что у этих людей есть по собаке. И здесь обмен будет травмирующим для питомцев и хозяев, потому что любимое животное — уникальное, его нельзя заменить внешне и внутренне похожим.

Данные о каждом таком невзаимозаменяемом токене записываются в блокчейн — единую сеть, работу которой поддерживают сотни тысяч компьютеров, разбросанных по миру. Они регистрируют все сделки, публикуя данные о транзакциях в открытом доступе. Любой может зайти в сеть и, зная информацию о продавце, проследить всю историю его сделок с момента регистрации. Аналогично можно узнать действующего и прошлого владельца NFT. Своего рода цифровой провенанс.

«NFT — это только технология, основанная на блокчейне. То есть инструмент, который можно использовать для упаковки любого объекта в "цифру"», — поясняет Ани Асланян, основательница telegram-канала «Все о блокчейн, мозге и цифровой экономике в России и мире». Она добавляет, что NFT выводит коллекционирование цифровых объектов на новый уровень, при этом позволят собирать любые токены — как взаимозаменяемые, так и невзаимозаменяемые.

Сам по себе токен не приравнивается к объекту, который хочет продать автор. Это всего лишь сертификат, подтверждающий уникальные права владельца, связанные с конкретным товаром. 

Кто, что и где продает?

Эксперименты с невзаимозаменяемыми токенами проводят знаменитости, спортивные клубы и художники. Так, жена бывшего президента США Мелания Трамп запустила свой NFT-маркетплейс, а NBA выпустила токены с лучшими моментами игроков.

Неназванный покупатель за $2 млн получил от музыканта The Weeknd NFT-трек, который автор пообещал никогда не публиковать на какой-либо цифровой платформе. Диджей 3 LAU за $11,6 млн продал целый цифровой альбом. СМИ тоже не отстают: колонка с названием «Купите эту колонку на блокчейне» за авторством The New York Times стоила покупателю $560 тыс., а авторы шоу Saturday Night Live сделали клип по теме NFT, который ушел с молотка за $360 тыс.

NFT-энтузиасты уже запустили продажу цифровой одежды. Стартап RTFKT Studios продал три пары кроссовок, напоминающих Nike Air Force, за $3,1 млн. Поскольку покупатели могли купить только небольшую часть объекта, владельцами трех пар стали 621 человек. Цифровую обувь выпустили и Gucci — $12 за пару, что довольно демократично, если отталкиваться от цен на физически существующие модели бренда.

Облечь в NFT-форму можно что угодно, поэтому в продаже можно найти пиксельные картинки, части виртуальной карты (Etheria), виртуальных животных (Cryptokitties) и земельные участки (NFT Moon), мемы, твиты, первую sms, проданную за €107 тыс., и первую статью в «Википедии», ушедшую с молотка за $750 тыс.

Все это продается на специальных площадках:

  • курируемых — SuperRare, Nifty Gateway, Foundation и др.; 

  • свободных — OpenSea, Rarible, Mintable и др.

Если первые внимательно отбирают предметы для своих «витрин», то вторая категория позволяет любому желающему создать собственный токен и попробовать его продать. При этом наиболее приветлива OpenSea — пользователь платит только при регистрации за возможность выложить неограниченное количество работ на публику в более чем 13 млн пользователей.

Свою площадку для продажи NFT выпустила крупнейшая криптобиржа Binance, получившая звание площадки-лидера. Способами внедрения продажи и коллекционирования NFT сейчас занимаются в Instagram.

Несмотря на попытки создать новую реальность, NFT-рынок подчиняется правилам рынка искусства и делит авторов на две категории — великие и «все остальные». Для продаж работ первой категории свои услуги предлагают крупнейшие аукционные дома — Christie’s и Sotheby’s. Последний уже развивает собственный маркетплейс Sotheby’s Metaverse. NFT-произведения принесли обоим домам в 2021 году по $150 млн и $100 млн соответственно. Пока суммы NFTпродаж здесь символические, если сравнивать продажи того же Christie’s на рынке старых мастеров и антиквариата ($570 млн), предметов роскоши ($980 млн) и современного искусства ($5 млрд). Но именно на площадке Christie’s произошла главная NFT-сенсация прошлого года — работа цифрового художника Beeple «Первые пять тысяч дней» была продана за рекордные $69 млн.

Beeple«Ocean front» работы Beeple был куплен Джастином Саном (Tron) за $6 млн. Работы Beeple занимают в списке самых дорогих аукционных продаж за 2021‑й первые две строчки, далее следует автор с никнеймом Pak, продавший на Sotheby’s за $1,36 млн обычный серый пиксель.

Российские пионеры NFT

Современный художник Покрас Лампас стал одним из первых российских представителей искусства, кто разместил и продал на NFT-площадке свои работы. Самый дорогой стала работа Transition, стоившая около 2 млн рублей. Оригинал его оцифровал, спроецировал на Чиркейскую гидроэлектростанцию и снова оцифровал.

Моушн-дизайнер Степа Brickspacer с помощью токенов вошел в «большой цифровой мир», продав несколько работ за десятки тысяч долларов. Наиболее дорогие из них — «Навальный» ($10 тыс.) и «NEXTA» ($13 тыс.).

Третьим пионером смело можно назвать стрит-арт-художника Мишу Most, расписавшего фасад металлургического завода в Выксе и токенизировавшего мурал под названием «В поиске».

Однако самый дорогой NFT, проданный российскими художниками, оказался под авторством Pussy Riot. Четыре части клипа на песню Panic Attack принесли панк-рок-группе $300 тыс. Рэпер Хаски продал свою «Кашу из топора» за чуть более чем $4 тыс., при этом покупательницей стала одна из участниц Pussy Riot Надежда Толоконникова (состоит в списке иноагентов Минюста России).

Наибольшую активность по продвижению NFT в России демонстрирует Эрмитаж. Музей уже выпустил два токена по пять картин, включая «Мадонну Литта» Леонардо да Винчи и «Куст сирени» Винсента Ван Гога из своей коллекции. Пять экземпляров токена Эрмитаж оставил себе, а пять других продал за $445,5 тыс. Также музей провел выставку «Незримый эфир» с работами Урса Фишера и других. По задумке проект станет началом создания цифрового двойника музея в метавселенной — «Цифрового Эрмитажа».

Россияне стоят и по другую сторону NFT-рынка. Алексей Фалин и Александр Сальников создали площадку Rarible. С января по март 2021 года стартап привлек $5,9 млн, а каждый месяц платформу посещают 460 тыс. уникальных пользователей.

еще по теме:
«Технологии нужны, чтобы дополнять, а не уничтожать»
Покрас Лампас — о выходе современных артистов на NFT-рынок, криптоинвесторах и будущем традиционного искусства
Покрас Лампас

Кто и зачем покупает NFT?

Первыми покупателями NFT были и остаются представители криптоиндустрии, которые понимают, как работает эта технология и почему блокчейн-сообщество признает ценность невзаимозаменяемых токенов. «Сейчас мы видим все больше п окупок со стороны известных зарубежных селебрити. Представители традиционного арт-рынка поначалу скептически относились к NFT, не понимая ценности, но на текущий момент они проявляют б олее значимый интерес и начинают приобретать токены», — поясняет в беседе с «Компанией» основатель NFT-агентства Digital Art EXPO и организатор первых в России выставок-ярмарок NFT-искусства Герберт Шопник.

Невзаимозаменяемость выставленных на площадки цифровых предметов рождает понятие их уникальности. Товар без аналогов стоит дороже. И если цену традиционным картинам «назначают» эксперты, то оценкой NFT занимается общество, которое видит в этом ценность. «NFT стоит столько, сколько за него готовы заплатить, исходя из разных критериев оценки: известность художника или самой коллек ции, редкость, поддержка крупными аукционными домами и коллекционерами, художественная либо коллекционная ценность, наполнение и содержимое NFT», — перечисляет Шопник. Он уточнил, что следящие за трендами цифрового искусства потенциальные коллекционеры вполне могут оценить NFT и его перспективы, тогда как людям со стороны это сделать сложнее — тогда на помощь приходят агентства и консультанты.

Официальной оценки у NFT нет и быть не может, поскольку токен — простое цифровое свидетельство, напоминает партнер и руководитель практики IP/IT юридической фирмы Digital Rights Center Михаил Третьяк. Он согласен с тем, что цена NFT-арта формируется только мнением сообщества, что делает рынок схожим с традиционными криптовалютами.

После приобретения предметов нецифрового искусства у покупателя обычно остаются только документы об оплате и иногда сертификат продавца на приобретенную работу. Хоть сертификат и не документ, но провенанс он подтвердит. Для законного владения картиной, отправки ее на выставки или продажи документы о собственности не нужны. Более того, невозможно узнать, в чьей частной коллекции находится тот или иной предмет искусства — хоть это и создает дополнительную безопасность, в том числе и налоговую, для владельцев, но никак не делает этот рынок более прозрачным для невовлеченных.

Именно прозрачность и открытый сбор данных обо всех сделках на NFT-рынке криптоэнтузиасты называют преимуществом новой технологии. Ведь возможность купить ставший классикой мем и заявить об этом на весь мир через «отметину» в блокчейне повышают ценность NFT-рынка и самого владельца токена — ведь теперь он коллекционер.

Однако классический рынок искусства его таковым не считает. «Традиционные коллекционеры предметов искусства и люди, покупающие NFT, отличаются друг от друга драматическим образом», — пояснил директор аукционного дома ArtSale.Info и эксперт по русскому рынку искусства Константин Бабулин в разговоре с «Компанией». Он уточнил, что коллекционеры — это люди увлеченные, досконально знающие предмет своей коллекции. «Владельцы NFT к коллекционированию не имеют никакого отношения — они просто приобретают что-то модное и популярное», — убежден эксперт.

Покупатели покупают токены преимущественно для перепродажи, что отличает этот рынок от традиционного. Произведения искусства — физические предметы, которые коллекционеры приобретают для получения удовольствия и созерцания, а инвестирование становится второй или иногда третьей причиной для покупки, объясняет Бабулин.

С ним соглашается современная художница Erika-Xero. «Все чаще мотивация коллекционеров и покупателей [NFT] — не любовь к искусству, а перспектива продать токен по более высокой цене», — писала она в статье о последствиях популяризации NFT в сфере искусства.

еще по теме:
NFT-токены: что это такое, и почему люди их покупают
Рассказываем о сложном криптоактиве простыми словами
NFT

Выгодны ли художникам NFT?

Один из основных аргументов криптоэнтузиастов в пользу NFT — это важность токенов для художников. До эры невзаимозаменяемых токенов диджитал-артисты зарабатывали только благодаря заказам, а теперь их считают настоящими художниками. Они могут получать деньги без посредников и напрямую от аудитории, а также с легкостью смогут защитить авторские права, поскольку блокчейн помнит все. Более того, если художники будут привязывать токены к своим работам, то украсть или продать их будет невозможно, поскольку в одном блокчейне не может существовать несколько одинаковых токенов.

Но есть серьезная проблема. Хоть сам по себе токен и оригинальный, но привязать его можно к абсолютно любому файлу сколько угодно раз, отмечали художники Antsstyle и Erika-Xero. Этим пользуются мошенники, знающие, что использовать привязанные к другим токенам картинки и видео не запрещено. И это становится основной проблемой NFT, поскольку площадки не проверяют новые работы на подлинность и не устанавливают авторское право. Никто вам не запретит скачать красивые картинки со всего интернета и выставить их на продажу в виде собственной коллекции. При этом авторы даже не будут знать, что их работы кто-то продает.

Технически бороться с воровством объектов цифрового искусства можно только двумя способами: передавать сам объект цифрового искусства в единственном экземпляре покупателю NFT и хранить его в каком-либо сверхнадежном онлайн-хранилище, для доступа к которому потребуется не только гиперссылка из смарт-контракта, но и вход по логину и паролю, перечислил Михаил Третьяк. «Юридически же бороться с нарушителями смогут либо автор, либо приобретатель NFT как лицензиат или новый правообладатель в случае отчуждения ему исключительного права», — объяснил юрист. Основанием станет нарушение исключительного права на результат интеллектуальной деятельности — охраняемый авторским правом объект цифрового искусства. «Однако доказать нарушение права будет чрезвычайно сложно, потому что изначально бóльшая часть таких объектов находится фактически в свободном доступе», — добавил он.

По словам Ани Асланян, есть еще один способ обезопасить себя как автора — защитить ценность и уникальность токена через настройку двух параметров: resellable и copyright_ transfer. Первый отвечает за возможность перепродажи NFT, а второй — непосредственно за передачу авторских прав в результате сделки на файл, который к нему привязан. «Если присвоить второму параметру значение false, ни о какой возможности скопировать привязанный файл с целью перепродажи речи уже быть не может — это будет прямым нарушением авторского права», — утверждает она.

Желание получить большие деньги с ультимативной скоростью привело к тому, что NFT-рынок заполонили любители, качество работ которых не дотягивает до творений профессионалов. Большинство новичков берут количеством, публикуя тысячи изображений с минимальными отличиями.

Признанные NFT-сообществом художники обрели свою популярность еще до создания токенов. Отсутствие известности вынуждает молодых художников продавать свои работы с низким ценником. По данным исследователей Лондонского университета, изучивших 6,1 млн NFT-сделок, только 1 % токенов удалось продать более чем за $1594, а 75 % объектов стоили не более $15. По оценке партнера аналитической компании 1 Confirmation Ричарда Чена, в сфере NFT действует степенной закон — 32 лучших художника уже получили более половины рынка, а остальные авторы тянутся за ними с меньшими суммами в длинном «хвосте».

Поэтому для раскрутки молодые авторы доходят до цепочек продаж токенов, перепродавая работы своим знакомым и друзьям. Критики NFT сравнивают этот подход с методом наперсточников, когда те используют подставных игроков для вовлечения публики.

monkeyНеизвестный продавец в конце 2021 года из-за опечатки ошибся на пару нулей и выставил на продажу NFT-изображение обезьянки из коллекции Bored Ape Yacht Club за $3 тыс. вместо $300 тыс. Невнимательностью моментально воспользовались — лот выкупили и сразу же выставили на продажу за $250 тыс.

Можно ли защитить купленные NFT?

Интерес мошенников к NFT-рынку проснулся почти сразу с момента его появления. Часть из них «работает» с художниками, часть — с покупателями. Иногда они крадут аккаунты пользователей с токенами через фейковые сайты или представляются службой поддержки торговых платформ.

Для игры по-крупному мошенники создают целые проекты: в октябре создатели карточек Evolved Apes получили $2,7 млн от инвесторов. Ожидалось, что на основе картинок будет создана игра, но позже мошенники сбежали с деньгами. При этом OpenSea, где были залиты изображения, не стала снимать их с продажи, поэтому создатели Evolved Apes до сих пор получают 4 % роялти с каждой продажи обезьянки. Таким же образом поступили создатели проекта Solana Towers, пообещав покупателям целую метавселенную. Сайт был доступен всего день, а после исчез со всеми ссылками в мессенджере и почти $300 тыс.

Подделать хакеру NFT-токен сегодня несложно, отмечает Ани Асланян. «Есть множество таких случаев. Один из самых ярких — хакер подделал копии “Первых пять тысяч дней” художника Beeple, чтобы развенчать миф об уникальности и безопасности токенов», — напомнила она.

Хакеры есть почти в любой сфере, где можно заработать, отмечает Герберт Шопник. Он напомнил, что картины воровали и подделывали на протяжении веков и в традиционном арт-мире. «Этот риск того же уровня, что и риск доступа к вашим обычным сбережениям и ценностям — их нужно тщательно защищать», — сказал он.

Если сделка в блокчейне уже состоялась, то «вернуть» ее может только новый владелец. «NFT-площадка может лишь блокировать аккаунты своих клиентов или скрывать NFT в целях борьбы со злоумышленниками или фейками. Сама площадка не создает токены», — уточняет Шопник. Любая подозрительная активность NFT-площадки либо махинации тут же поставят крест на ее репутации и существовании. Эксперт добавил, что сейчас NFT-площадки обеспечивают хранение на сторонних облачных ресурсах или децентрализованных сетях хранения. «В этом есть небольшая проблема, вызывающая у некоторых недоверие, однако это не настолько критично, и в будущем она будет решена», — надеется он.

Противники NFT в качестве козыря заявляют аргументы неясности юридической силы NFT и возможности покупателя через суд доказать свое право владения токеном. Михаил Третьяк считает, что пока локальное или международное законодательство не установило правовой статус NFT, рассматривать токены как свидетельства о праве собственности нельзя.

В российском же законодательстве есть 259‑ФЗ, который регулирует отношения только с цифровыми финансовыми активами и такими же валютами. Однако первые близки к токенам с признаками ценных бумаг, а вторые — к криптовалютам, отмечает Третьяк. NFT «практически невозможно» привязать к цифровым правам даже в Гражданском кодексе, ведь для этого будет нужен отдельный федеральный закон. «В сухом остатке — ни правовой статус NFT, ни их оборот в России прямо не урегулированы и вряд ли будут регулироваться в обозримом будущем», — отмечает юрист.

При этом теоретически можно доказать наличие у покупателя прав на NFT через суд при наличии доказательной базы. «Например, если при покупке NFT вы делали скриншоты всего процесса покупки токена, начиная со страницы на соответствующей площадке до момента перевода самого токена на ваш криптокошелек», — говорит Третьяк. Но высока вероятность, что суд откажет в иске, потому что NFT как объект правового регулирования и связанные с ним отношения в России никак не регулируются. Юрист привел в пример Таиланд, власти которого полностью запретили NFT из-за ажиотажа вокруг них и непонимания, как именно нужно регулировать операции для защиты авторов, площадок и покупателей. 

еще по теме:
Украсть за восемь минут
Как как создатели NFT похищают деньги инвесторов
NFT

Есть ли будущее у NFT?

Цифровой арт в NFT — это лишь часть всего объема рынка, куда включаются и коллекционные карточки, артефакты и персонажи игр, предметы цифровой моды, будущие элементы метавселенной, токены из индустрии DeFi и еще десяток направлений, где могут и будут применяться NFT, отмечает Шопник. Его прогноз — кратный рост рынка NFT в ближайшие годы.

Портал Mashable считает, что в 2022 году появится больше токенов, связанных с реальным миром, — можно будет купить еще больше виртуальной обуви и получить реальную пару в магазине или как какую-то услугу. При этом оценка Axios менее оптимистичная: в криптоиграх все еще останутся спекулянты, которые продолжат торговать предметами с неопределенной ценностью.

Проблемы NFT выглядят естественно для нового продукта. Со временем юридические и технические особенности будут улажены или появятся решения, которые позволят со всем этим сосуществовать. Так было с криптовалютой: резкий старт перешел в тяжелую стадию адаптации, громких скандалов и серьезных потерь, которые принесли те же ICO. Однако со временем на сторону криптовалюты переходит все больше скептиков, в том числе крупнейших финансовых компаний.

Критики называют NFT откровенным мошенничеством и раздутым до неприличных размеров пузырем. Но это вовсе не примета нового времени — достаточно вспомнить пузырь голландских тюльпанов или посмотреть на историю фондового рынка.

Насколько жизнеспособным окажется NFT-рынок, станет понятно через несколько лет. Но роль и востребованность NFT-технологии очевидна уже сейчас. На ее становление нужно время, а за неизбежные болезни роста, которые будут измеряться в сотнях миллионов долларов, заплатят энтузиасты и первые инвесторы. Впрочем, как всегда.

Еще по теме